ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дженни! – Она посмотрела на него, но не поздоровалась. Неужели не узнала?

– Дженни, пойдемте со мной, – Кейрон не мог ее оставить в таком состоянии. Он провел ее в галерею, но как только усадил, она вскочила и побежала к двери.

– Я не могу здесь оставаться.

– Подождите, – Кейрон поймал ее за руку и вернул наместо. – Что бы ни случилось, вы не должны, уезжать. Ну, что произошло?

Дверь в галерею открылась. Элис, увидев Кейрона, улыбнулась ему. Затем она заметила заплаканную Дженни.

– Что происходит?

– Мне тоже хотелось бы это знать.

При виде Элис Дженни пришла в себя, вскочила, чуть не сбив ее с ног. Она что-то невнятно бормотала, но из-за рыданий кроме имени Данкена невозможно было разобрать ничего. Но и этого было достаточно. Ну, конечно же, этот грубиян опять оскорблял Дженни!

– Что он сделал?

– Мне нужна карета, – плача сказала. Дженни, пытаясь вырваться.

– Но почему? Что случилось?

– Он выгнал меня. Я уволена.

Элис обняла Дженни и погладила ее рыжие волосы. Если то, что она сказала, правда, значит, Данкен сегодня превзошел себя в своей грубости. Она взяла себя в руки, стараясь еще больше не расстроить Дженни. Кто-то ведь должен оставаться спокойным?

– Сядь!

– Но если он увидит меня здесь…

– Он будет разговаривать со мной, – успокоил Дженни Кейрон.

– Как это случилось? – Элис села рядом и прижала Дженни к себе.

Дженни смахнула трясущейся рукой слезу со щеки:

– Он считает мою работу плохой.

– Что? Нелепость! У Лайли прелестные платья.

– Нет, – покачала головой Дженни. – Для него это лишь повод. – Она остановилась, вопросительно посмотрев на Кейрона.

– Ну, – настаивала Элис.

– Я не могу.

– Смело можешь говорить при лорде Чатэме.

– Я никому ничего не расскажу, – заверил Кейрон.

Дженни глубоко вздохнула и начала говорить:

– Лорд Грэнвилл меня поцеловал. – Элис и Кейрон вытаращили глаза, услышав такое признание.

– Но почему ты плачешь? Разве ты этого не хотела? – спросила Элис.

– Он считает случившееся ужасной ошибкой. Поэтому он меня и уволил.

Элис бросила взгляд на Кейрона и выпалила, что ни минуты больше не останется под одной крышей с таким человеком.

– Он уволил тебя из-за своего собственного неблагоразумия?

– Вряд ли это было неблагоразумие, – ответила Дженни, не в состоянии больше скрывать то, что ее мучило. – Нам обоим было хорошо.

Элис недоверчиво покачала головой.

– То есть, ты была права?

– Что здесь за секреты? – Данкен был вне себя от ярости. Заслышав голоса, он влетел в галерею, как на поле боя. Дженни промчалась мимо него пулей.

– Я желаю, чтобы вы покинули мой дом, – услышала она его слова напоследок.

Его высказывание, оставшееся без ответа, эхом отразилось от стен, увешанных портретами Грэнвиллов. Данкен стоял бледный, разгоряченный, ища новую жертву для своей ярости. Ведь Дженни больше не было рядом.

– Что все это значит? – спросил он, бешено размахивая руками перед Элис и Нейроном.

– Дженни рассказала нам, что вы ее уволили. Это правда? – Элис с вызовом смотрела на Данкена.

Злость ударила ему в голову. Как осмеливается гувернантка так с ним разговаривать? Он сделал шаг вперед.

– Быстро в свою комнату! – приказал он, – Я не буду удостаивать такую дерзость ответом.

– Точно так же ты не посмеешь оскорблять мою невесту!

Данкен повернулся к Кейрону, открыв от удивления рот.

– Невесту?..

– Мы с Элис собираемся пожениться. Оставь свои оскорбления для тех, кто будет их покорно выносить.

– Кейрон, что за глупая шутка?

– Вовсе нет. Мы собирались сообщить о нашей женитьбе при более спокойных обстоятельствах.

– Я… Я… – Данкен пыхтел, как медный чайник.

– Элис, – Кейрон притянул ее к себе, ласково поцелован в макушку. – Прости нас, мы с Данкеном должны поговорить наедине. Увидимся позже?

– Я буду в саду, – улыбнулась Элис и пристально посмотрела на Данкена. – Если мне не будет приказано паковать вещи.

Сказав это, она была почти уверена, что он пойдет за ней в ее комнату и вышвырнет ее вещи во двор.

Данкен однако промолчал.

– Хорошо, что… – и устало опустился на скамью, на которой недавно сидела Дженни. – Кейрон, ты сошел с ума?

– Да! От любви. Я не думаю, что ты в этом что-нибудь смыслишь.

– Я знаю о любви достаточно. Но жениться! Кейрон! Боже мой! Она же гувернантка! Если она тебе так необходима, пожалуйста, но зачем связывать себя браком?

– Данкен, не все разделяют твою мораль. Я бы не осмелился говорить с ней о своих чувствах, не дав ей каких-либо гарантий.

– Значит, ты своего намерения не изменишь? – молчание Кейрона только еще больше озадачило Данкена. – И все это случилось в моем доме! У меня такое чувство, как будто мне наставили рога.

Кейрон все больше убеждался, что он совершенно не знает человека, претендовавшего на его дружбу. Теперь, когда он его так презирает, невозможно оставаться более его гостем.

– Чтобы не расстраивать тебя, мы с Элисон сегодня же вечером уедем.

Данкен смягчился.

– Это совершенно не обязательно. Просто… Ведь твои апартаменты в Фоксхолле еще не готовы. Куда ты поедешь?

– Я так потрясен, что предпочту холодную комнату твоей ледяной компании.

– Кейрон! Между нами все кончено?

– Мы были достаточно дружны, поэтому я осмеливаюсь дать тебе совет – относительно Дженни.

Данкен помрачнел:

– Я не желаю обсуждать этот вопрос. Во всяком случае, не с тобой. Я считаю твое поведение неверным.

– Каким бы ни было мое поведение, я предпочитаю прислушиваться к голосу сердца. Ты ведь не думаешь, что так просто найти любовь?

– Любовь? Какое она имеет отношение к Дженни?

– Данкен, я всегда считал тебя справедливым человеком. Твои претензии к ней не имеют основания. Не отрицай!

– Я тебе уже сказал, что не желаю обсуждать этот вопрос. Тебе не ясно?

– Я уверен, что ты ее любишь, и, тем не менее, прогоняешь. Дженни, конечно, дама не из высшего общества, но она умная и красивая девушка. Ее карета отъехала еще не очень далеко. Ты сможешь ее догнать.

– Я не сделаю этого. – Данкен упрямо скрестил руки, как будто не мог вырваться из своего же плена.

– Ну что ж, оставайся наедине со своими глупыми предрассудками. Мы с Элис пойдем упаковывать вещи. – Кейрон неторопливо вышел из комнаты, как бы давая Данкену возможность изменить решение, но тот молчал.

Он был подавлен, разбит. Женятся Кейрон и Элисон, уходят его лучший друг и гувернантка. Дженни… Он обхватил голову руками, сердце ныло.

15

На горизонте появились очертания Фоксхолла. Темно-желтые камни его стройных колонн сверкали в лучах предзакатного солнца, как гигантские канделябры.

Подстриженные конусом тисовые деревья, образовывавшие длинную аллею, стояли зелеными часовыми на страже величественного замка. Лишь постепенно Элис открывала его подлинные размеры. Еще когда они въехали на ведущую к замку дорогу, он показался ей совсем близким. Однако экипаж ехал и ехал, а до здания все еще было далеко: его размеры скрадывались расстоянием. Элис уже знала, что Кейрон – человек состоятельный, но даже внешний вид его поместья говорил, что это слишком слабое определение.

– Все такое большое, – смущенно проговорила она, бросая взгляды направо и налево, как бы не доверяя своим глазам.

– Это все вкус моей матери. Вообще, трудно поддерживать такое большое поместье в идеальном порядке. Она француженка, как ты уже знаешь, наверное…

– Я не знала.

– Ну хорошо, что у меня все-таки тоже была хоть какая-то тайна от тебя.

– Может быть, – ответила Элис почти механически, думая о том, как она действительно мало знает о прошлом Кейрона.

– Мать никак не могла отказаться от идеи большого дворца, и когда отец начал перестраивать имение, мама настояла на своем. Получилась довольно причудливая смесь стилей. Фундамент остался еще от римских времен. За домом даже сохранился насыпной холм, на котором когда-то стояла башня. Поместье было пожаловано моему прапрадедушке еще королевой Елизаветой. К сожалению, Чатэмы здорово испортили первоначальный его вид.

45
{"b":"51","o":1}