ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Элис, чего ты боишься?

– Я боюсь, что Кейрон связан как-то со смертью Джулии. Что он… – Элис расплакалась. Она закрыла лицо руками, но сквозь рыдания прорвались слова: – Я боюсь, что мой муж – убийца Джулии!

Хэдли замер, затем прижал Элис к себе, нежно погладил ее по спине.

– Ну, это только твои домыслы, – успокаивал он ее. – Что ты собираешься делать?

– Мы должны найти настоящего убийцу Джулии. Или хотя бы убедиться, что это не Кейрон.

– Но я уже сделал все, что мог. Ты можешь еще что-нибудь предложить?

– Там были слуги, официанты, трактирщики, да мало ли кто еще. Может быть, кто-то и запомнил его в лицо?

– Элис, – сказал Хэдли раздраженно, – я уже с ними со всеми переговорил.

– Да, конечно. Но до сих пор мы не имели описания внешности. Я имею в виду Кейрона. Мы можем еще раз поспрашивать, вдруг что-нибудь выяснится.

– Нет, – поднял руку Хэдли, заставляя ее замолчать. – Ни в коем случае. Констебль убежден в твоей вине. У него есть ордер на арест. Оставаться здесь безрассудно!

– Ты уже очень много сделал, – сказала Элис, в душе уже начиная сомневаться, предпринимал ли Хэдли вообще какие-либо действия, – в любом случае, одна голова хорошо, а две лучше.

– Да, но только до тех пор, пока они вместе, – подчеркнул он. – Ты должна уяснить себе, что оставаться вблизи Брайархерста тебе опасно. Я тебе помогу. Я помню лорда Чатэма и попытаюсь узнать, видел ли кто-нибудь в ту ночь человека, похожего на него.

Элис задумалась. Хэдли был прав; оставаться нельзя.

– Я начну расследование прямо сейчас. Но прошу тебя не предпринимать ничего самостоятельно до тех пор, пока я не пришлю весточку с доказательством вины или невиновности Кейрона Чатэма.

– Ты считаешь, мне пока не нужно к нему возвращаться?

– Наоборот, возвращайся. Если ты не вернешься, он может заподозрить что-нибудь неладное. Вернись домой и веди себя так, как будто ничего не случилось. Поверь мне.

– Хэдли, я бы хотела сделать так, как ты велишь. Но меня привели сюда мои сомнения. Мне нелегко забыть о них сразу.

– Элис, ты умная женщина. Ну неужели ты не найдешь способ убедить себя в его невиновности, хотя бы на время, пока что-нибудь не выяснится. А вдруг это нелепое совпадение? Не станешь же ты рисковать своей любовью ради глупого подозрения?

Элис снова почувствовала, что поддается панике. Опять ее подводит излишняя импульсивность. Хэдли прав! Ради собственной безопасности и своего будущего с Нейроном ей следует успокоиться и снова довериться Хэдли.

– Я постараюсь. Но обещай действовать быстро. Я не уверена, что смогу долго скрывать свои подозрения.

– Вот и молодец! А теперь отправляйся домой. Ты как-нибудь объяснила свое отсутствие?

– Да, хоть и не очень удачно.

– Тогда поторопись. Но сегодня уже поздно ехать. Утром я провожу тебя назад к мужу. Только не вздумай заезжать в Брайархерст!

– Но я бы навестила Роберту. Посмотрела, как она там поживает. Я могу и не раскрываться. Мне очень хочется увидеть свой дом, ведь я так давно там не была.

– Элис! – Хэдли строго посмотрел на нее. – Тебе ни в коем случае нельзя показываться ей на глаза. Доверься мне. Только домой. Обещаешь?

Элис глубоко вздохнула, смирившись с доводами Хэдли.

– Хорошо, я поеду завтра утром. Какую комнату мне сейчас можно занять? – Хэдли смутился. – Ты ведь не выставишь меня за дверь?

– Я только хочу обезопасить тебя.

– Неужели здесь нет ни одной комнаты, где меня никто не увидит?

– Может быть, и есть, но гарантий я дать никаких не могу. Даже если тебя никто не узнает, как я объясню присутствие такого разбойника с большой дороги в моем доме? От глаз миссис Готэм ничего не ускользнет.

Да, слова Хэдли звучат убедительно, но назвать их приятными совершенно невозможно.

– Куда тогда?

Хэдли поморщился.

– Может быть, в конюшню?

– Ты отправляешь меня спать в хлев?

– Я хочу, чтобы ты осталась в безопасности.

– Ну хорошо. Но я прошу тебя, Хэдли, как можно быстрее докажи вину или невиновность Кейрона. Я не знаю, насколько хватит моего терпения.

Если бы Данкен своими глазами не увидел, что Кейрон вышел из этого каменного, крытого соломой дома, он бы не заметил его. Домик фермера стоял в гуще дубовой рощицы, крышу его заботливо укрывали ветви деревьев.

Данкен привязал лошадь к дереву и подошел к окну дома. Заглянул в окошко. Ничего не видно! Постепенно он начал кое-что различать. Вот камин в дальнем конце комнаты, грубые скамейки по обеим его сторонам. На потолке висит на цепи потускневший канделябр с пыльными свечками, которые, видимо, давно не зажигали.

У окна стояла кушетка. Никакого намека на то, что Лайли была здесь. Вероятно, его ввели в заблуждение.

Вдруг, на кушетке он различил нечто знакомое. Данкен онемел – сумка Дженни! Наверное, она забыла ее в Донегале, а Лайли воспользовалась ею. Данкен все еще сомневался; Делия сказала, что в доме не хватает дорожного саквояжа Лайли. Вряд ли она стала бы брать сумку Дженни. А что, если… Да, это трюк Кейрона. Он знал, что Данкен будет искать дочь, увидит здесь Дженни и примирится с ней.

Данкен повернулся, чтобы уйти. Он уже собирался сесть на лошадь, как увидел за углом дома голову пони, принадлежавшей Лайли. Алибастр! Она все же здесь! Данкен бегом подбежал к двери, схватил за засов и начал им стучать. Лайли! На стук никто не выходил. Он стал колотить в дверь все громче и громче.

– Иду! Не стучите так! – голос был очень знакомый. Ну да, это Дженни.

– Лорд Грэнвилл! – она побледнела как полотно, застыв не то от радости, не то от ярости. – Что вам здесь надо?

Он наступал, но она не двинулась с места.

– Где моя дочь?

Дженни открыла было рот, но передумала. Она ничего ему не скажет!

– Не лгите. Я видел Алибастра.

Дженни совершенно была не причастна к побегу Лайли. Она сама безумно удивилась, увидев девочку на пороге домика. Никто ведь не знал, что Дженни здесь. Оказывается, Лайли все выведала у кучера Кейрона. Но за побег дочери Данкена Дженни не в ответе. Она не обязана отвечать на его вопросы. Но он, похоже, не уйдет просто так!

– Я знаю, Лайли здесь. Дайте мне пройти!

Дженни пристально на него посмотрела:

– Ее здесь нет. И покончим на этом.

Глаза Данкена заблестели от ярости. Неужели Дженни думает, что он поверит в эту ложь?

– Я же вам сказал, что видел ее пони.

Дженни понимала, что увиливать бесполезно.

– Она вышла погулять.

– Я подожду, – Данкен попытался войти.

Дженни отвесила ему церемонный поклон:

– Как пожелаете.

Центральная комната сразу переходила в кухню, пахло молоком и свежим хлебом. Была еще одна дверь, видимо, в спальню. Да, обстановка очень жалкая! Он бы не смог и ночи здесь провести!

– Думаю, я вам обязан исчезновением моей дочери. – Данкен все еще не смотрел в глаза Дженни. Она не могла понять, почему. Неужели стыдно?

– Как вы можете так говорить? Разве Лайли не могла решиться на такой шаг самостоятельно?

– Но вы наверняка подтолкнули ее?

– Что бы я вам сейчас ни ответила, вы все равно не поверите. Вы слышите только себя.

– Какое странное совпадение – вы обе вместе.

– В моей привязанности к вашей дочери нет ничего странного.

– Есть. Я против вашей дружбы!

– Хватит! Не разговаривайте со мной так! Я у вас больше не работаю!

– Слава Богу!

Последние слова Данкена вывели Дженни из равновесия. Больше она не могла себя сдерживать и со всего размаху стукнула кулаком по столу.

– Больше я не буду сносить ваши оскорбления! Вы находите странным, что я здесь? Если бы вы могли хоть на минуту представить, какую боль вы мне причинили. Слава Богу, лорд Чатэм предложил мне убежище сама справиться со своим горем я не смогла бы!

– Я не говорю, что вы использовали привязанность Лайли к вам. Но я не представляю как может ребенок отказаться от любящего отца. Я не позволю ей видеться с вами! Вам я думаю, не надо объяснять, как я люблю свою дочь.

54
{"b":"51","o":1}