ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, Хэдли, нет же! – Элис крутила головой, глаза ее были полны ужаса.

– Да нет, же, мне, правда, тебя жалко. Ты такая хорошенькая даже в этом тряпье!

– Отпусти меня! Я буду молчать. Мы все-таки столько времени провели вместе. Ты должен мне поверить!

Хэдли нетерпеливо хохотнул:

– Поверить? А ты сама-то? Если бы поверила своему мужу, то не оказалась бы здесь!

Его гнусная логика просто раздавила ее.

– Но это ты сделал так, что я стала его подозревать! А теперь в этом же меня обвиняешь!

Хэдли подошел поближе, вытер ей щеку тыльной стороной ладони. О, как противно ей было это его прикосновение, но она решила терпеть – может быть, он все-таки смилостивится над ней!

– У тебя острый ум, любовь моя. Это прекрасно, но как раз поэтому я не могу тебя отпустить.

– Так ты меня, стало быть, собираешься убить? – Элис едва сумела выговорить эти слова.

Хэдли пожал плечами и медленно опустил голову:

– Ну, а что мне еще остается делать? Но это будет быстро и безболезненно – если ты не будешь делать глупостей. С Джулией был такой ужас: ей взбрело в голову, что она может смыться! Да и Мод тоже хороша! Но ты умная девочка, Элис – зачем тебе лишние мучения? Нам придется, конечно, выйти отсюда…

– Выйти?

– Ну, просто глупо устраивать это в моем собственном доме. Ну, быстро, пошли… – Хэдли грубо поднял ее с кресла и толкнул к двери. Мысли ее бешено вертелись в голове. Единственный ее шанс на спасение – это оставаться здесь, в доме, как можно дольше. Кто-нибудь наверняка придет ей на помощь – Джошуа, повар, на худой конец. Однако Хэдли был настроен решительно. Если сопротивляться, он ее и здесь убьет. Как бы немножко потянуть время…

– Может быть, я переоденусь? Хоть умереть в приличном платье!

Хэдли поднял бровь.

– Я понимаю, ты тянешь время, только зря. Пошли… – Он снова толкнул ее, и Элис сделала нерешительный шаг вперед. Он, кажется, отошел в сторону, открывает комод. Она оглянулась: может быть, если она сейчас рванется со всех ног, то сумеет ускользнуть? Но нет: на нее мрачно глядело темное дуло револьвера.

– Собираешься меня застрелить?

– Естественно.

Она не слышала, чтобы он заряжал пистолет. Должно быть, это блеф.

– Я сказал, пошли. – Хэдли подошел, уперся револьвером ей в плечо. – Он заряжен. Не беспокойся. Я, может быть, и пьян, но я не дурак. Я все предусмотрел. Ты что, хочешь, чтобы я тебе доказал, что он стреляет?

Элис умоляюще воздела руки:

– Хэдли, я понимаю, ты меня не любишь, но неужели у тебя не осталось хоть капли святого? Ради всего, что у нас было – назови это дружбой, просто добрыми отношениями – не убивай меня! У меня ведь новая жизнь.

– Ах, это твоя любовь! Я почти уже ревную. Нет, дорогая, другого пути нет. Но ты сама меня к этому вынудила… – Хэдли провел холодной сталью по ее щеке, она вздрогнула.

Она молча повернулась и пошла – стараясь шагать как можно медленнее.

– Куда ты меня тащишь?

– В лес. Подальше от любопытных глаз.

О Господи! Он продумал все: даже место расправы! Ее охватил – только сейчас – безумный страх. Она согнулась, закрыла глаза руками и громко зарыдала. Хэдли закрыл ей рот рукой.

– Тихо!

Неожиданно скрипнула входная дверь. Хэдли больно толкнул Элис – назад! Свободной рукой он схватил ее за талию – как будто сковал металлическим обручем.

Кто-то вошел в дом. Элис смотрела на дверь: неужели это избавление?

Дверь раскрылась, обнаружив серебряный ствол револьвера. Элис думала, что страшнее, чем уже было, быть не может. Но теперь ей стало страшно не только за себя, страшно за двоих. Это был Кейрон.

Хэдли еще жестче прижал к себе Элис – зрачки его глаз расширились:

– Не двигайся, а то твоей жене – конец.

Он прижал дуло револьвера к ее виску, так что у Элис от боли перехватило дыхание. Дверь за Нейроном со скрипом закрылась.

– Кейрон, – голос Элис был полон муки. Она хотела объяснить ему все, как она раскаивается в том, что не доверяла ему.

Хэдли грубо прервал ее:

– Замолчи, дорогуша. – Вдобавок он вывернул ей руку так, что она застонала.

– Отпусти ее, – слова, срывались с уст Кейрона медленно и жестко; таким же жестким было выражение его лица.

– Отдать ключ от моем свободы? Я не такой дурак!

– Ты не дурак. И ты понимаешь, что тебе не уйти.

– Я уйду, если тебе дорога жизнь твоей жены.

Хэдли отпустил руку Элис, но все еще держан револьвер у ее головы: он приподнял ей подбородок, как бы демонстрируя достоинства того приза, которым сейчас у него в руках.

Кейрон опустил пистолет.

– Нет, Кейрон, нет! – закричала Элис. Хэдли все равно убьет ее. Безоружный, Кейрон тоже станет его жертвой, – Он меня убьет, я знаю. Спасайся сам!

– Я не могу играть твоей жизнью, любимая.

Слезы потоком полились из глаз Элис.

– Уходи! – прошептала она между рыданиями.

– Я не оставлю тебя, – ответил ей Кейрон.

– Вот это умно, – одобрил Хэдли с жутковатым смешком, подталкивая Элис к двери. – Но ты не довел дело до конца. Брось револьвер на пол.

Кейрон подумал и положил револьвер. Хэдли улыбнулся:

– Вот так-то лучше! Вот теперь устроим свиданьице втроем в лесочке. – Он снова подтолкнул Элис к двери – еще грубее, чем прежде; она чуть не упала. Кейрон увидел, как какая-то искра сверкнула в ее глазах. Она замедлила шаг. Хэдли подтолкнул ее в плечо. И тут Элис ловко изобразила падение.

Хэдли схватил ее за руку и потерял равновесие; он споткнулся об нее и рухнул, выронив револьвер.

Кейрон не стал терять времени: он приподнял Хэдли за воротник и обрушил на него мощный удар своего кулака; Хэдли вновь растянулся на полу. Но это было еще не все. Кейрон был сильнее, но его противник – коварнее. Жестокий удар в пах – и Кейрон со стоном, скорчившись, упал.

Глаза Хэдли остановились на Элис. Та, до этого момента застывшая на месте, дрожащая, вдруг пришла в себя. Она лихорадочно искала револьвер Кейрона; вот он, совсем рядом на полу; она протягивает руку; не может достать, падает на колени, юбка мешается, но вот она почти схватила его, но тут Хэдли схватил ее за горло… Но нет, его хватка внезапно ослабла. Еще не понимая, в чем дело, она вновь рванулась к оружию, крепко прижала его к себе. По-прежнему не вставая с коленей, повернулась, взвела курок, но тут же поняла: стрелять нельзя. Кейрон и Хэдли опять сцепились в жестокой схватке, порой она даже не могла различить, кто где, а тем более – прицелиться.

Казалось, это продолжается уже вечность, а между тем, счет шел на минуты. Развязка приближалась. Элис увидела, что у Хэдли изо рта течет кровь. Оба тяжело дышали, но Кейрон выглядел свежее. Он схватил Хэдли за ворот и со всего размаха влепил ему сокрушительный удар в челюсть; теперь этот мерзавец долго не поднимется!

Кейрон оглядел комнату, обнаружил толстый шнур, которым открывали и закрывали портьеры, и крепко связал им руки Хэдли. Потом повернулся в Элис. Она все еще держала револьвер, обращенный дулом в его сторону; ствол его слегка подрагивал.

– Опять! Не надо хоть на этот раз! – выдохнул он, вставая.

Элис в ужасе отбросила револьвер в сторону. Потом вскочила на ноги и бросилась к Кейрону – прямо в его распахнутые объятия.

– Все нормально?

Элис молча закивала: она не могла выговорить ни слова.

– Дорогая! – Кейрон привлек ее к себе, покрывая поцелуями лицо. Рот и губы их слились в страстном поцелуе – пережитая опасность лишь увеличила силу их чувства. Она даже не знала, за что она ему благодарна больше – за обретенную свободу или за эту новую близость.

Внезапно она отшатнулась.

– Боже мой, ты, надеюсь, меня прощаешь! Ведь я хотела тебя убить! Я умираю от стыда; я тебе не доверяла! И как ты можешь с этим смириться!

Лицо Кейрона посерьезнело.

– Наверное, потому, что я и сам виноват. Если бы с самого начала рассказал всю правду, этого бы всего не случилось. Ведь я все знал уже тогда, в первый день, когда встретил тебя на пути из Брайархерста.

60
{"b":"51","o":1}