ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ведьма по ошибке
Дмитрий Донской. Империя Русь
Смертельный способ выйти замуж
Отморозки: Новый эталон
Неделя на Манхэттене
Хроники Гелинора. Кровь Воинов
Создатели
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Дерзкий рейд
A
A

Она дернула ручку звонка с такой силой, что чуть не вывихнула кисть. Кейрон вдогонку послал еще одну шпильку:

– Я испытал несказанное удовольствие от вашего общества, мисс Уокер. Надеюсь, мы скоро увидимся снова.

– Вряд ли, – выпалила Элисон и вновь схватилась за ручку звонка, но тут дверь отворилась. Лакей в безупречно сшитой, позолоченной ливрее стоял у порога по стойке смирно.

– Пожалуйста, Беатрису Доутон. – Лакей не обнаружил никакого намерения впустить Элисон внутрь. «Даже на этого неотесанного мужлана ее одеяние производит соответствующее – далеко не самое благоприятное – впечатление», – подумала она.

– Кто ее спрашивает, мадам?

– Леди… – Элис вовремя спохватилась, надеясь, что Кейрон не расслышал ее оплошности. – Передайте мисс Доутон, что ее хочет видеть ее подруга Элисон.

Лакей еще раз изучающе оглядел ее, отступил на шаг, давая ей возможность войти в холл. Потом он удалился куда-то во внутренние покои, а она получила возможность осмотреть окружавший ее роскошный интерьер.

Городские особняки, как правило, меньше по площади сельских. Дом Грэнвилла не составлял исключения. Однако скромность размеров этого трехэтажного здания более чем компенсировалась удобствами внутренней планировки и роскошью обстановки. Прямо перед ней вверх поднималась мраморная лестница; пепельно-серый цвет ее мраморных ступеней гармонично сочетался с угольно-черным цветом литых чугунных перил; залитая солнечным светом площадка между маршами лестницы оживляла перспективу.

Справа от Элис был вход в библиотеку. Через открытую дверь она могла видеть сплошные – до потолка – ряды книг в золоченых кожаных переплетах. В проемах между полками висели внушительные портреты предков нынешнего хозяина дома. С противоположной стороны массивная дверь, обрамленная двумя картинами, была закрыта. Очень хотелось попробовать, как она открывается.

Элис едва взялась за черную ручку двери, как та распахнулась, чуть не ударив ее. Перед ней стояла Беатриса. Глаза Элис наполнились слезами в ответ на широкую удивленную улыбку своей уже здорово постаревшей гувернантки, – лучики морщинок частой сеткой окружили ее добрые глаза.

– Элис, детка моя! Каким чудом ты оказалась здесь? – Беатриса потащила свою бывшую ученицу в гостиную, засыпая все новыми и новыми вопросами, так что девушка не успевала ответить ни на один.

– Что ты делаешь в Лондоне? Ты приехала на весенний сезон? А как твой отец – он здоров? – Наконец Беатриса остановилась, и Элисон получила возможность вставить хоть слово. Но как только она открыла рот, перед ней неожиданно предстал еще один персонаж: девочка-подросток, хрупкая блондинка. Она появилась так же неожиданно, как все, что произошло с Элисон за последние сутки.

– Беатриса… можно мне?

– Лайли! Чему я тебя учила? Как надо вести себя, когда впервые видишь перед собой незнакомую знатную особу? Знакомься, это…

Элисон проворно прижала палец к губам Беатрисы.

– Меня зовут Элисон Уокер. Я пришла повидаться с Беатрисой. А ты ее ученица?

Девочка молча кивнула:

– Я – Лайли.

– Элис, в чем дело? – Беатриса, вновь обретя дар речи, выразила явное удивление по поводу странной фамилии своей бывшей воспитанницы.

– Мне нужно с тобой поговорить с глазу на глаз, – шепнула девушка. – Можно?

– Пойдем, Лайли. – Беатриса своей пухлой рукой обняла девочку за плечи, что-то прошептала ей на ушко, потом чмокнула в щечку. Лайли понимающе улыбнулась и вышла из гостиной, тщательно прикрыв за собой дверь. По всему было видно, что она очень привязана к своей воспитательнице. Элис вспомнила, как ей самой было хорошо с Беатрисой, там, в Брайархерсте, в былые времена…

– Я ей дала задание по латыни. Ну, а теперь расскажи – что это у тебя за секреты? – Беатриса усадила Элисон на темно-коричневую софу у окна.

– Ох, Беатриса, я тебе такое сейчас расскажу… – выдохнула Элис!..

Беатриса смахнула слезу со щеки:

– Ах, как жаль твоего отца – так рано он ушел вслед за твоей бедной матушкой! Страшно сказать! И надо же – прожить последние дни с этой мерзавкой! Просто сердце разрывается… Моя бедная деточка. Потерять отца, а теперь еще и лишиться наследства… За что на тебя все эти испытания, на такую молоденькую…

Элисон стиснула зубы со знакомой Беатрисе решительностью:

– Что бы там она ни замышляла, а Брайархерст ей не достанется! Хэдли постарается доказать мою невиновность. Еще до последних заморозков я буду дома.

– А до тех пор? Ты хочешь остановиться здесь, в Лондоне?

– Это самое безопасное место. Большой город. Хэдли дал мне денег. Может быть, я сниму дом.

– Одинокая женщина, с состоянием, одна? Это все равно, что прятаться на равнине в солнечный день. Придумай что-нибудь другое.

До этой минуты Элисон и в голову не приходило, что ее план имеет такой изъян. Беатриса права – леди не может жить одна, если она только не старуха или вдова. Она сразу же привлечет внимание к своей персоне.

– Может быть, кто-то из наших старых друзей сейчас в Лондоне. Кроули, например. Я с ними виделась прошлый раз.

– Девочка, даже если они и остались – чем это тебе поможет? Чем больше людей будет знать, что ты здесь, тем больший риск для тебя.

Беатриса подошла к окну, задумчиво посмотрела вниз.

– Есть одна возможность, – задумчиво сказала она.

– Какая? Говори!

– Моя сестра, Лидия, тяжело больна. Ей нужен постоянный уход. Я уже предупредила лорда о том, что мне вскорости придется оставить место. Мы договорились, что он будет искать замену, жаль, конечно, оставлять Лайли…

– А я тут при чем?

– Очень при том – если ты, конечно, захочешь. – Беатриса присела снова на софу, с тревогой ожидая, какова будет реакция Элисон. – Ты могла бы предложить свои услуги вместо меня.

Элис не могла скрыть своего возмущения:

– Работать по найму? Гувернанткой? За деньги? – Она покраснела, поняв, что таким пренебрежительным отношением к наемному труду оскорбляет Беатрису – она-то как раз всю жизнь была в услужении.

– Нет, конечно, это почетная миссия, но я вряд ли подготовлена к ней. Да к тому же и деньги мне не нужны.

Беатриса принялась ее убеждать:

– Ну и что, что у тебя есть деньги, зато у тебя нет крыши над головой, нет легального прикрытия, значит, ты все равно что нищая. И потом никому в голову не придет искать тебя в таком качестве и в таком месте!

С болью, почти с ужасом, Элисон вынуждена была признать справедливость холодной логики своей бывшей наставницы. Она была права, как всегда.

Но работать?.. Трудиться за деньги… Ее падение продолжалось: сперва она потеряла имение, потом имя, а теперь станет служанкой.

– Я знаю, что тебе нелегко решиться на такой шаг, но ты должна отбросить все посторонние мысли. – Беатриса нежно погладила Элис по щеке. – Ты ведь знаешь, что я права.

Девушка тяжело вздохнула, что означало знак согласия. Беатриса ободряюще улыбнулась ей.

– Но я никогда не занималась преподаванием, – запоздало запротестовала она.

– Я тебя подучу, не бойся. Сейчас главное, чтобы он тебя взял. – Беатриса машинально продолжала разглаживать складки своего люстринового платья, как это она делала всегда, когда о чем-нибудь серьезно задумывалась – и вдруг вскочила, увидев, как дверь открывается. Это был Данкен Грэнвилл, собственной персоной – тот человек, в руках которого была сейчас судьба Элисон.

– Беатриса! Надеюсь, это не Лайли я видел несколько минут назад бегущей вверх по лестнице? Насколько мне известно, у нее сейчас урок латыни, не так ли?

– Извините, ваша милость! Мне срочно надо кое-что обсудить с вами.

– Вы можете присесть, мисс Уокер, хотя сразу хочу вам сказать: я абсолютно уверен, что разговор о вашей возможной службе здесь в качестве гувернантки – просто беспредметен. Я согласился побеседовать с вами исключительно из уважения к просьбе Беатрисы – не более того. Она меня заверила, что у вас богатый опыт и обширные познания, но для меня это не играет никакой роли. Я просто принципиально против того, чтобы столь молодая особа была гувернанткой моей дочери.

8
{"b":"51","o":1}