ЛитМир - Электронная Библиотека

И уже в 1988 году был выигран чемпионат страны. Тифози и Берлускони находились в состоянии эйфории, когда в незабываемую майскую ночь 1989 года в Барселоне «Милан» со счетом 4:0 разгромил «Стяуа» из Бухареста в финале Кубка чемпионов в присутствии 80 тысяч зрителей. А 17 декабря того же года на токийском Олимпийском стадионе «Милан» обыграл колумбийский «Насьональ» и завоевал Межконтинентальный кубок.

Для «Милана» начался просто сказочный период. И было бы исторически неверно не признать, что не один Берлускони стал его созидателем, но все же, это благодаря его размаху и динамизму в сочетании со зрелищностью, популярностью, настроем болельщиков на небосклоне футбольного бизнеса стали появляться и другие тяжеловесы, таки как Массимо Моратти («Интер»), Серджо Краньотти («Лацио»), Франко Сенси («Рома»). Многие признают за Берлускони способности придавать команде вес и популярность, особое чутье при выборе руководства и умение спаять коллектив. Совместно с Сакки в качестве режиссера он получил все, что можно было выиграть: скудетто чемпионата страны, два Кубка чемпионов, два Межконтинентальных и два европейских Суперкубка. Программирование заменило импровизацию, методика пронзила эмпиризм, научная организация футбола стала просто хлебом насущным. Началась самая настоящая революция в тактической, психологической и атлетической подготовках, тренировки стали до того насыщены, что пришлось ввести дополнительные штатные тренерские должности.

Многие со всем этим соглашались, но немало было и противников: «Так погибает футбол», «Футбол превращают в регби и ловлю тунца». Приводили в пример шоуменов, которые в погоне за эффектами плохо кончали из-за приевшихся стандартов и т. п. Сторонников и противников Сакки приобретал себе как раз благодаря отношениям с Берлускони, который во многих случаях, похоже, перебарщивал в субъективности. Но, возможно, с его стороны это был способ самоутверждения провинциала, неожиданно поднявшегося чуть выше уровня СМИ. В 1991 году Берлускони решил резко изменить «Милан» и назначил главным тренером Фабио Капелло. Он снова позовет к себе Сакки, уже побывавшего старшим тренером сборной, в декабре 1996 года, но его возвращение не принесет новых «чудес», а «Милан» довольствуется лишь 11-м местом. Так что «мистер Фузиньяно» в сезоне-1998/99 перейдет в мадридский «Атлетико» на фараоновских условиях и через четыре месяца в обстановке совершеннейшего беспорядка подаст в отставку и станет телекомментатором, часто не согласным с официальной линией, зачастую достаточно непочтительным, но всегда готовым защищать собственное мнение до конца.

Уважение, которое питал Берлускони к Капелло было полностью заслуженным и обоюдным. Унаследовав от Сакки полностью обессиленный «Милан», Капелло должен был прежде всего стабилизировать команду в психологическом плане и постепенно освободить ее от некоторых навязчивых идей типа боязни прессинга или офсайда. Капелло-менеджер, который восхищался Сакки, со временем обрел собственный тренерский стиль и выработал свой почерк. Он был рожден возмутителем и не очень-то любовался финтами, обводками, владением мячом, а полагался на боевой настрой и определенность, единственное условие результативной игры. А результаты появились. И впечатляющие: четыре скудетто чемпионата страны, причем три подряд, чего никогда не случалось в истории команды, 58 игр без единого поражения, три Суперкубка Италии, Кубок чемпионов с сухим разгромом в финале «Барселоны» – 4:0, европейский Суперкубок. Удовлетворенный тем, что завоевал, все, что можно было, Капелло перешел в мадридский «Реал» и занял первое место в испанской Лиге. После печального опыта с уругвайцем Оскаром Вашингтоном Табаресем (первые 11 туров сезона-1996/97) и, того хуже, с возвращением Арриго Сакки (с 12-го тура), когда вдруг Берлускони решил вновь доверить ему команду, а знаменитый фриулиец занял в чемпионате-1997/98 только 10-е место. Капелло и в голову не приходило, что такие игроки, как Франко Барези уже почти сходят со сцены и что старая мощная защитная стена нуждается в перестройке. Можно было бы привести немало соображений и предположений о том, почему «Милан» во время второго пришествия Капелло не пошел выше, но перебравшись в столицу, он выиграл скудетто уже на второй год пребывания в желто-красной «Роме». А поскольку Сильвио Берлускони уже целиком ушел в политику, клубом занялись Адриано Галлиани и Ариедо Брайда. (Адриано оставил все дела и целиком посвятил себя «Милану»). И, как известно, с Альберто Дзаккерони в первый же год был выигран скудетто, точно так же, как и при Сакки и Капелло.

Берлускони, постоянно занятый политикой, все-таки находил время следить за «Миланом» по телевидению, но все реже появлялся на «Сан-Сиро». В сезоне-1999/00 он с трудом перенес тот факт, что его команда уже в первом групповом раунде выбыла из Лиги чемпионов. А как «Милан» опозорился с «Галатасараем»! Нечего сказать, в том сезоне турки были сильны и выиграли Кубок УЕФА, но надо помнить и то, что вылет из важнейшего европейского турнира означал не только потерю престижа, но и потерю по меньшей мере 50 миллиардов лир, которые бы очень не помешали для новых приобретений. Уже в марте 2000 года стали поговаривать о разрыве. А то что это были не пустые слухи, подтверждали, вроде бы, и слова самого президента: «Тренер должен своевременно делать замены». Но в интервью, получившем широкий отклик на страницах еженедельника «Штрафной удар», он развеял всяческие сомнения на этот счет. «Мне вспоминается, – писал он, – один человек из времен моей юности. Звали его Лиццола. Он был отличным портным и так говорил о материале: – Смотри, в какие руки отдаешь. Тренер нужен для сплоченности команды, для выработки у игроков воли к победе… Мастерство тренера состоит в способности „вычислить“ игру и на ходу внести нужные изменения».

Это было все равно, что сказать: «Милан» сама по себе хорошая команда, но кто ее тренирует… Дзак не ответил. «Во всяком случае, это один из тех людей, которому, благодаря спокойствию, удалось изменить микроклимат в „Милане“ после двух нелегких сезонов. Он великий тренер. Но все тренеры, особенно миланские, подвергаются сильнейшему давлению», – сказал Леонардо. «Я просто футболист и должен думать о том, как сыграть лучше. И мне кажется нормальным, что президент говорит о тренере, даже если возникает полемика. Она может создать напряжение, но может и привести к позитивной дискуссии. Только низость приносит вред», – говорит Деметрио Альбертини. «Если мы проиграли дерби „Интеру“, то не тренер виноват», – просто сказал Шевченко. Берлускони пояснил, что толкования его высказываний зашли дальше того, что он хотел сказать в рамках общего выступления, но суть, то есть то, что у него и тренера разные точки зрения на футбол, осталась. И он добавил, что чувствовал какую-то тоску из-за того, что уже не имеет возможности лично заниматься некоторыми вещами. И это можно было понять из следующих его слов: «Когда я мог вблизи наблюдать игру „Милана“, политика, конечно же, тоже просвечивалась… Однако я взял на себя определенные обязательства, которые можно синтезировать в лозунг: нужно быть сильнее судьбы, сильнее зависти, сильнее несправедливости». Даже предсказуемые стычки не меняли положения дел.

Летом 2000 года итальянцы позволили Берлускони повлиять на увольнение с поста главного тренера сборной Дино Дзоффа, по мнению Берлускони виновного в том, что он недостаточно плотно персонально опекал Зинедина Зидана в проигранном Франции финале чемпионата Европы. Старший тренер подал в отставку. Президент «Милана» уточнил свою точку зрения, заметив, что высказывался как простой итальянец и ярый поклонник сборной. Но эта выходка в отношении Дзоффа соответствовала его образу мыслей, согласно которому сборная Италии, допустив ошибки в опеке Зидана, потеряла уникальную возможность сохранить собственный имидж перед лицом всего мира. Тем же летом Берлускони был весьма обескуражен крупным проигрышем в игре с мадридским «Реалом», когда тот на футбольной «Ла Скала» в пух и прах разнес красно-черных со счетом 5:1 в товарищеской встрече 1 августа. Дзак оправдывался тем, что он экспериментировал с резервами. Президент ответил, что товарищеская встреча или официальная, а честь команды надо защищать. Потом были две прекрасные победы в играх против «Динамо» (Загреб), которые пролили бальзам на душу Берлускони, сведя на нет свежее предсказание Дзака. Утром 28 августа, за 24 часа до начала первой встречи тренер сказал одному из служащих Миланелло: «А знаешь, ведь если мы проиграем, меня отправят домой». Президент был в бодром настроении: «Альберто и его сотрудники умеют работать спокойно. Дзаккерони мне очень симпатичен. И я люблю его за то, что он порядочный человек». Но когда Берлускони спросили, кого он видит на этом месте в случае отставки, он ответил: «Мне кажется, что Дзаккерони и не думает подавать в отставку».

12
{"b":"510","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь попаданки
Азазель
Палатка с красным крестом
Восемь секунд удачи
Превышение полномочий
Все, кроме правды
Фаворит. Полководец
Аргонавт
Чувство моря