ЛитМир - Электронная Библиотека

В воздухе носились шутки. Кто-то спросил Фатиха: «А знаешь, приятель, что если через три месяца ты не победишь, то на твоем месте может оказаться Карлетто Анчелотти?» Турок, элегантный, загорелый и улыбающийся, тут же его отбрил: «В футболе все бывает, и я готов к этому, но у меня привычка, чтоб меня везде хотели и ниоткуда не гнали. Через три месяца ко мне приедут Ариедо Брайда и Адриано Галлиани и предложат продлить контракт еще на два. Спорим?» Болельщики выражают жестами бурное одобрение, обнимают тренера, шлют воздушные поцелуи. Слышен боевой клич на диалекте, он же и программа действий: «Fati`, Terim!» – Давай, Терим! Мы в твоих руках. И «Император», вспомнив о своей старой теории, по которой победить может только команда, редко когда отдельный игрок, обещает прессинг, непрерывность и постоянство, коллективную спайку.

Нет, он не может сказать, что не страдал от стрессов. Разводит руками. Бесполезно спрашивать, кто из них – Андрей Шевченко или Филиппо Индзаги – будет первым нападающим. Будем играть с двумя, и пусть не будет ни первого, ни второго. Однако, вице-президент Галлиани предложил свое понимание проблемы в пользу многосторонности украинского бомбардира: было замечено, что забивал только Шева и потому решили ввести в состав команды игроков, способных забивать голы. В толпе передавали слухи об Альберто Дзаккерони. Он сказал, что после такой сделки он тоже предпочел бы тренировать «Милан».

«Это атмосфера 1987 года. Я чувствую себя, как тогда», – сказал Адриано Галлиани, обрадованный тем, что «Фининвест» прислушался, наконец, к его мольбам о «конкурентоспособной команде». И он говорил это как болельщик, потому, что как руководителю ему ничего не оставалось, как «запустить пальцы в остатки волос». Ведь мы живем в стране, где разные организации теряют тысячи миллиардов, стоимость максимальная, телеправа на грани риска и, если ты хочешь создать настоящую команду-победительницу, ты обязательно выйдешь за рамки бюджета и обратишься к большинству акционеров, чтобы компенсировать убытки.

Но вспоминать о тех «из 87-го» означало предаваться ностальгическим мучениям и былой страсти, потому что приходили на ум мифические фигуры Рууда Гуллита и Марко ван Бастена, которые означали период бесконечной кавалькады побед красно-черных. И сам факт, что такой осторожный руководитель, как Галлиани, не поколебался их воскресить и поставить рядом с новым направлением – «Милан» непобедимых – вызывал у многих крупные слезы на глазах и священный трепет. И было бы слишком верным и само собой разумеющимся, чтобы вице-президент, хотя бы в силу своего положения, стал глашатаем энтузиазма, стимулятором адреналина и первым выразителем чувств болельщиков, которые непрерывной змеей автомобилей тянулись от автострады Солбьате Арно до Миланелло на первую тренировку. На сей раз их действительно было десять тысяч. Они толпились по всем уголкам, висели на ограждении и поднимались на цыпочки, чтобы хоть что-нибудь увидеть. Никаких патрулей заграждения, только мирная толпа аж до первых домов Карнаго. Такого не было уже давно. И пришлось капитану Паоло Мальдини внести ноту реализма: не так-то просто было организовать непобедимую команду, которая бы выиграла все. Трудно подобрать сравнения. Конечно, этот «Милан» желает быть главным действующим лицом, а окружающая его эйфория превращается в обязательство играть как следует и относиться к этому предельно ответственно. К этим обязательствам полностью присоединялся и Пиппо Индзаги. А Мануэль Руй Кошта, готовый во всем поддержать бомбардиров, на все четыре стороны заявлял, что поступил правильно, перейдя в «Милан».

«Он будет играть у Вас как Хаджи в „Галатасарае“?» – спрашивали у «Императора». «Да нет. Ничего общего с Хаджи», – отрезал Терим. У него свой характер. Он личность и ведет всю команду", – подмигивал Шевченко, добавляя еще кусочек к мозаике уже известного уважения к португальцу. Он признавался, что знает португальца с лета двухтысячного года, когда они встретились в Риме во время показательного матча, посвященного наступлению нового века. Украинский бомбардир в то время и не думал о «Золотом мяче», на который нацелились Франческо Тотти и Габриэль Батистута, поскольку «Рома» уже выиграла чемпионат страны и теперь могла попытать счастья в Лиге чемпионов. Он пытался сконцентрироваться, прежде всего, на том, чтобы максимально выложиться на пользу «Милана». Но если Индзаги и Руй Кошта в глазах тысяч болельщиков представляли из себя основание новой футбольной эры, Шева был как бы связующее звено между прошлым и настоящим, в общем форейтор для новичков, стремящихся на Олимп.

Поэтому он казался самым любимым и популярным. Он жил на хозяйской стороне. Под присмотром хозяина находились все новички. Шева нередко заключал пари с Руй Коштой на игру в бильярд и не очень огорчался, если проигрывал вчистую. Часто в настоящей игре он находился сзади Индзаги и ему приходилось больше маневрировать и жертвовать собой, даже при пенальти, которые забивали другие.

Карлетто Анчелотти, гордость «Милана» еще со времен Арриго Сакки, один из самых вероятных кандидатов на тренерскую работу в «Милане», если бы не был уже занят в «Ювентусе», разлука с которым и сделала его на время обозревателем, с известной всем откровенностью писал о Фатихе Териме, высоко ценил талант Руй Кошты, хотя упрекал его за недостаточном смещении на фланги, зато не находил нужных слов похвалы, когда в нападении был дуэт Шевченко – Индзаги: потрясающее зрелище!

Из «Пармы» перешел сильный датский защитник Мартин Лаурсен, воспитанный на рассказах о Паоло Мальдини. Он гордился красно-черной футболкой, которую купил на отдыхе в приморском Бибионе. Раньше он ее возил в своем чемодане, куда бы он не переезжал. Лаурсен мастерски играл головой, не теряя скорости, хотел научиться побольше забивать, и с улыбкой говорил: «Я все время слежу за украинцем, так что попрошу маэстро Шеву научить меня, как это делается».

И вот настал день, когда президент правления клуба Сильвио Берлускони пригласил на свою виллу под Миланом тренера Фатиха Терима в сопровождении вице-президента Адриано Галлиани и генерального директора Ариедо Брайды. Состоялась первая личная встреча большого знатока футбола и турецкого «Императора». Она же стала поворотным пунктом и подтверждением того, что за несколько месяцев до встречи произошло на «Сан-Сиро», то есть недавнего вылета «Милана» из Лиги чемпионов. Практически это было равнозначно прямому увольнению Альберто Дзаккерони. И президент без колебаний поделился своими мыслями на этот счет в большом интервью, которое дал миланскому ТВ. В нем было пять пунктов, но один целиком был посвящен Шевченко, и в нем украинец был назван «царем голов».

Первое: «К тренеру у нас просьба не развлекать миланистов и немиланистов, а хоть что-то выигрывать».

Второе: «В первом тайме против „Аякса“ играл „Милан“, команда, которую я давно ждал. В перерыве я позвонил Галлиани и обнял его по телефону. До этого я звонил ему только для того, чтобы выразить сожаление, думаю, общее для всех болельщиков, из-за плохой игры, а теперь, повторяю, я просто счастлив после игры в первом тайме».

Третье: «Своими умными выходами Руй Кошта много раз освобождал Шевченко и Индзаги. Так держать! Потом я слушал его по этому каналу. Должен сказать: он просто молодец. Дипломат. Политик. Редко встретишь такую осмысленность в иностранном игроке. Часто они не могут сформулировать свою мысль даже на родном языке. Если ноги у Кошты заработают как голова, он добьется огромных результатов».

Четвертое: "Я говорю болельщикам: надеюсь, у нас заболят ладоши от аплодисментов, когда на поле вернутся наши режиссеры Альбертини и Редондо. В прошлом сезоне из-за травм они играли не так организованно и умело, как это принято в «Милане».

Пятое: «Надеюсь, крупные экономические жертвы обернутся хорошими результатами. Другие команды на рынке уже приняли контрмеры. Мы примем свои против контрмер противника. Думаю, что Терим отлично подойдет, потому, что он человек, вполне определившийся и настроен на победу, а если что-то и пойдет не как надо, на поле с игроками выйдут Галлиани, Брайда и Терим и, в случае необходимости, я тоже готов».

25
{"b":"510","o":1}