ЛитМир - Электронная Библиотека

Но если Шева так и рассуждал, то «Милан» должен был считаться с реальностью чемпионата, три подзатыльника на чужом поле от «Перуджи» не мог подсластить утешительный гол Каладзе.

Если для игрока с Востока этот гол «Перудже» был глотком кислорода и моральным утешением, поражение для Терима стало ледяным душем. Но не так-то легко было выбить его из колеи! Он убедил себя, что не все еще потеряно, что коллективная работа идет хорошо и его «Милан», рано или поздно, все равно будет играть как «Милан». Но на своем поле с «Венецией» гол Шевы привел только к жалкой ничьей – 1:1, и «Император» почувствовал, что определенная нервозность в среде красно-черных болельщиков начинает перерастать в скептицизм: а, действительно, сможет ли «Милан» открыть новый цикл и повторить славные достижения 87-го года?

Шестьдесят минут дерби с «Интером» оставили на душе горечь и неуверенность. Черно-синие выигрывали и не собирались уступать. Но вот наступил перелом, начался «большой обгон» красно-черных с итоговой победой 4:2 и двумя голами Шевы, который со дня появления в Италии в чемпионате и Кубке уже провел девять мячей в ворота «Интера», шесть в ворота «Перуджи», пять – «Бари» и «Удинезе», четыре – «Болоньи», «Лацио», «Лечче» и так далее. «Император» был в такой эйфории, что твердо решил сохранить корону на голове и скипетр в руке хотя бы до конца чемпионата. К тому же говорили, что сам Сильвио Берлускони уже поздравил Терима после летней встречи с «Аяксом» и во второй раз после матча чемпионата с «Лацио». Теперь он уже в третий раз выражал откровенное удовольствие.

Стало быть, зеленая волна по всему полю? Да нет. Оставался еще «Милан». Он продолжал – матч за матчем – писать свою историю, напоминая размахи качелей. А сколько было волнений в этом дерби, пока не произошел перелом! Единственным человеком, кто, похоже, не сомневался в успешном исходе, был Фатих Терим. В его анализе после игры было слышно только одно: «Мы работаем хорошо. Оставьте это мне. Сами увидите…» Но все уже видели, что команда идет не так, как ожидалось, и что у «Милана» начался период, когда команда «не в форме». Такое случается с любой командой суперкласса. А тут еще случилось что-то непонятное с Мануэлем Руй Коштой, любимым воспитанником Терима. Все как-то затормозилось и стало основным предметом разговоров в спорт-барах.

Шева повредил носовую перепонку при столкновении с противником, а Паоло Мальдини получил травму, из-за которой не смог выступать несколько недель. 0:0 на «Сан-Сиро» в игре против «Болоньи», которая могла и выиграть. И это стало причиной массы вопросов о центре нападения, огорчило болельщиков (игра на флангах и недостаточная помощь атакующим) и снова расшевелила муравейник по поводу подготовки команды в Миланелло. Но поскольку «Милан» еще сражался за скудетто и Кубок УЕФА, «Император» что мог быть спокоен за свой трон, если бы непредсказуемость футбола не повернула вспять саму судьбу.

За целый век существования была ли хоть одна фабрика изобретений плодовитее футбола? В ноябре 2001 года последняя из них почти получила эксклюзивное право. В одной из передовиц я назвал это «предварительной сменой скамеек». И это было чем-то вроде… законной самозащиты с двумя целями. Первая: нанять к себе любимца славы и клуба до того, как он появится у других, с риском оказаться надолго невостребованным на футбольном рынке. Второе: канонизировать эту фигуру во имя профессиональных и сентиментальных достоинств и заранее прекратить возможную критику и ответные удары по ее адресу. Что еще можно было придумать, кроме этой предваряющей логики, когда на черно-красной скамейке вдруг появится Карлетто Анчелотти и ее покинет Фатих Терим?

Чистокровный эмилианец, Анчелотти родился в Реджоло 10 июня 1959 года и начал свою карьеру тренера в качестве помощника Арриго Сакки, в то время старшего тренера сборной и, стало быть, участвовал в 1994 году в чемпионате мира в США, на котором сборная Италии в финале потерпела поражение от Бразилии лишь по пенальти. Первой его самостоятельной работой было тренерство в сезоне-1995/96 в «Реджане», которую он вывел из серии В в серию А. В сезоне-1997/98 года он довольствовался шестым местом в чемпионате, дошел до полуфинала Кубка Италии и участвовал в первом этапе Лиги чемпионов. То были «ревущие времена», когда Анчелотти показал собственный талант и высокую школу. Но когда «Ювентус» постучался в дверь, мог ли он пускаться на уловки? Ему пришлось приехать в Турин в один из худших моментов его жизни. Он заменил Марчелло Липпи в ходе чемпионата-1998/99 со всеми последствиями (реорганизация команды, отношения с болельщиками).

В этих условиях даже пятое место ни стоило не принимать во внимание. Но вдруг дважды было завоевано второе: в 2000 и 2001 годах. Дело не шуточное! Многие другие команды поставили бы Карлетто памятник за такие достижения. Тот же «Ювентус» мог бы спокойно перебиться еще года три и без чемпионства при условии, что будет выиграна Лига чемпионов, что еще и могло принести миллиардные доходы. Однако именно в Лиге «Ювентус» не поднялся выше полуфинала в сезоне-1998/99 и первого раунда в турнире-2000/01.

Без особого шума трио Джираудо – Беттега – Моджи предпочло вернуть Марчелло Липпи, так что Карлетто, хоть и связан был с «Ювентусом» контрактом, истекающим 30 июня 2002 года, то есть в первый год пребывания Терима в «Милане», практически становился тренером безработным. Ну а что ему могло показаться лучше приглашения в «Милан»? Вот почему при каждом осложнении, с которым сталкивался турок, увеличивалось число людей, которые говорили: «Карлетто разминается…» Но кто же не знал, что Анчелотти – часть истории «Милана»? Неужто забыли, что в сезонах 1987/88-1991/92 он завоевал два скудетто, столько же Межконтинентальных Кубков и Суперкубков Лиги?

В «Милане» его захотел видеть Арриго Сакки, который месяцами изводил Сильвио Берлускони: «Дотторе, это нужный нам человек, невероятный игрок. Давайте его возьмем и разрешим все наши проблемы». Продав его «Роме», они думали, что сделали большое дело. Все были согласны, что среди желто-красных (цвета «Ромы» – прим. ред.) Анчелотти был крупным лидером и единственным маяком. Но сам президент Дино Виола думал, что лидера уже нет. Однако! С этими игроками Карлетто быстро стал официальным исполнителем того, что хотел Сакки, его языка (распасовка, диагональные передачи, поэшелонная атака…) Он оказался лучшим учеником и, вместе с Барези и Гуллитом, истинным столпом «Милана» «мистера Фузиньяно», чья игра – приятная или нет, достойная или недостойная похвалы – все-таки постепенно меняла лицо итальянского футбола.

В Миланелло Карлетто оказался прекрасным «человеком из раздевалки». Для всех он стал просто ориентиром, авторитетом и признанным лидером; прекрасно ладил с капитаном Барези, а Марко ван Бастен буквально носил его на руках и поклясться был готов, что никто не понимает футбол лучше его. Арриго был плутом, который вроде бы советовался со всеми, но все равно поступал по-своему. С Карлетто, однако, он был совсем другим. Он его слушал. Они что-то обсуждали прямо на поле, о чем-то говорили в других местах, чертили какие-то схемы, определяли позиции, тактику… В общем, из разговоров с Сакки, которого Анчелотти считал крупнейшим знатоком футбола и всего, что с ним связано и родились успехи «Милана» в Италии, Европе и мире. И когда 17 мая 1992 года в последнем матче своего легендарного цикла (112 игр в чемпионате, 24 итальянских и столько же международных кубков) он забил «Вероне» два из четырех голов, «Гадзетта делло спорт» приветствовала его аршинными буквами над девятью колонками текста. Всего два слова, но это значило побольше романа: Карлетто Великий.

Теперь, надеюсь, ясно, почему, когда положение Терима вроде бы пошатнулось, сами собой приходили мысли об Анчелотти? Но на ход событий, хотя и опосредованно, решающим образом повлияла «Парма». Уже несколько недель тренер ее Ренцо Уливьери сидел, как на углях. Будучи серьезным профессионалом и отдавая себе отчет в непреложности положения, он все-таки сказал: «Будь я на месте президента, все-таки поменял бы тренера». В сущности, это было прощание in peсtore (лат. – скрытое) – до отставки или увольнения. И Танци, посмотрев четверых кандидатов на пост главного тренера ценой исключения половины руководства, сделал ставку на Анчелотти, предложив ему «золотой» трехгодичный контракт с предоставлением всех полномочий и даже возможности нанимать в отдельные моменты великого маэстро Сакки, мечтавшего создать высокотехничную бойцовскую команду…

29
{"b":"510","o":1}