ЛитМир - Электронная Библиотека

«Репубблика»: «Радуйся, Терим! „Милан“ похитил Анчелотти».

Джанни Мура: «Вне всякой дискуссии: Анчелотти хороший тренер с присущим ему стилем… Это был самый желанный в Италии безработный. Понятно, почему он выбрал „Милан“… Говорить стоит не столько об Анчелотти, сколько о Териме… Рубить сук, на котором сидим, стали в самом начале чемпионата с курьезных слухов о том, что он мало заставляет работать футболистов. Не столько недостаток работы, сколько недостаток ясности следует поставить Териму в вину. Изображение всегда конкретней образа. Я представляю, какие гримасы строит Берлускони перед телеэкраном со своим тренером рядом, обливающимся потом…»

А вот «Ла Стампа»: «Фатих расплачивается за неспособность придать команде достойный вид. Против него выступала старая гвардия».

Роберто Беккантини: «Терима, по-моему, брать не стоило, а если уж взяли, надо было защищать… Поздравляем Анчелотти. Он обнимает свою любовь на свежем пепелище после развода с „Ювентусом“, потому что второе место – самое худшее, что может быть, и изгнание следует автоматически».

Вот «Иль Джорнале»: «Император низложен. „Милан“ переходит к Анчелотти».

Франко Ордине: «Речь не только о футбольном путче… „Милан“ просто расставил по местам все фигуры и выбрал достойного и заслуживающего доверия тренера, чтобы разобраться с техническим и финансовым наследием, полученным от „Фининвеста“…»

Глава закончена. Неизбежные последствия вышеизложенного происходили уже под знаком savoir faire (франц. – умение) и дипломатии. «Сердце привело меня в „Милан“, – подчеркивал Анчелотти. Прошу извинения у „Пармы“, перед которой у меня были моральные обязательства, но я не мог отказать красно-черным и с ходу принял предложение. О „Милане“ мне все известно. Это команда атакующего настроения. Нам надо найти равновесие. Придется поработать, но меня ничто не пугает. Кроме всего прочего, не найдется ни одного человека, который посмел бы меня упрекнуть за прошлое». Франко Барези, большой его друг и товарищ по многим играм, ни в чем не сомневался: «Карлетто возвращается в обстановку, которая ему хорошо известна, и это облегчит его работу. Не так-то просто вновь погрузиться в реальности команды после увольнения, но он знает „Милан“ в совершенстве, и в этом большое преимущество». А вот что сказал капитан Паоло Мальдини: «С другими командами Анчелотти уже доказал, что он классный тренер. Я уверен, что с „Миланом“, при большем багаже опыта, будет то же самое». Деметрио Альбертини: «Карло – великий, пример для подражания во всем. Если до вчерашнего мы работали на все сто процентов, то теперь должны показать больше».

Выражение лица Адриано Галлиани напоминало лучшее из эпохи футбольной революции времен Берлускони: очень холодное, ни слезинки, перемежающиеся оттенки радостного волнения. Карлетто Анчелотти становился еще одной частичкой политики, сосредоточенной на «Милане» для миланистов. Что касается «Императора», то занавес закрылся, сопровождаемый жестом неподдельной искренности: "К Териму у нас нет претензий. Положение «Милана» в таблице не является драматичным, а последние события могут послужить в качестве определенного опыта. Если бы Анчелотти подписал контракт с «Пармой», а Индзаги не пробил пенальти выше ворот (имеется в виду матч с «Торино», после которого уволили Терима – прим. ред.), не знаю, чем бы это кончилось. С помощью «если бы» историю не делают. Конечно, Терим уже не тренер «Милана», потому что после ряда оценок клуб так решил, но я бы не рискнул здесь ограничиться единственным словом «против». Мне было плохо после телефонного разговора, когда я сообщил ему, что он уволен. Среди всех знакомых мне тренеров он был единственным, кто имел большое чувство достоинства и играл честно".

Все это так, но, если отвлечься от методики и заслуг, то при смене тренера в Константинополе руководство клуба и болельщики отдали предпочтение Реджоло, а не «Императору» с Дарданелл, крестьянскому королю, овеянному ветрами, прожаренному солнцем, омытому дождями и закаленному холодами Паданской равнины и окрестностей между «Реджаной», «Пармой», «Ювентусом» а теперь и «Миланом».

Карлетто Анчелотти ни дня не медлил и сразу же взял в руки бразды правления. «Команде, прежде всего, необходимо спокойствие. Все они чемпионы», – Это первое, что он сказал. И уже в первый же день в Миланелло показал свою визитную карточку: двойная норма тренировок, максимальная концентрация, большее чувство ответственности за игру, больше работы (до Рождества только один день отдыха!), продуманное распределение сил в духе лояльности и гласности. Дебют на «Ла Скале футбола» в Кубке Италии 13 ноября 2001 года против «Перуджи» закончился «сухими» 3:0.

Говорили, будто хотят попробовать играть по схеме 4-4-2, а также, что в планах нового «Милана» использовать Руй Кошту в качестве центрального полузащитника вместе с Деметрио Альбертини. Приходили к заключению, что по сравнению с последним «Ювентусом» в его «Милане» предусмотрено более широкое использование Руй Кошты, чей талант не нуждается в особых рекомендациях, так же, как и мастерство Зинедина Зидане. У них «разные данные, но если их поставить впереди в одной линии нападения…» И так далее. Конечно, крестьянский король в тиши своих долгих прогулок на природе понимал, что не имеет права ошибаться. Он прекрасно помнил философию «Милана». Она, как и прежде, означала: «сочетать красивую игру с результативностью». А если говорить о результатах, то как забить гол без мощного и темпераментного бомбардира?

На его счастье у «Милана» всегда под рукой прекрасный дуэт Индзаги – Шевченко со всеми присущими атрибутами, фирменным стилем и славой грозы обороны. А украинец, к тому же, заработал себе (статистика не даст соврать) славу самой совершенной европейской гол-машины.

В матче против «Торино», в ходе которого Индзаги не забил пенальти, Шева не играл – у него был сломан нос. С досады Андрей еще чуть не разбил пульт телеуправления, бросив его в стену, когда услышал об увольнении Терима. Ему и в голову не пришло, что все дело в матче, он просто подумал, что все связано с какими-то неизвестными ему обстоятельствами.

В те дни Шева был в Киеве, готовился к первому из двух квалификационных матчей чемпионата мира против Германии. Если потребуют обстоятельства, он будет играть в защищающей нос маске. За его спиной была Украина, и он как никогда почувствовал близость к своей сборной, которая после распада СССР так и не добралась до финала мирового первенства. Стыковые матчи с Германией, одной из сильнейших футбольных держав, хотя и дали разочаровывающие результаты (1:1 в Киеве и 1:4 в Дортмунде), окончательно исключали Украину из числа «золушек» футбольного мира, давая при этом Германии право на поездку в Японию и Корею. И Шевченко, автор единственного гола в Дортмунде, стал символом нового подъема. Во время такой двойной нагрузки он перестал думать о родных лесах с волками и призраками немецкого кошмара, позвонил Соко, переводчику «Императора» и сказал ему, что очень расстроен всем так неожиданно происшедшим. Нет, он не ожидал увольнения. Иногда «Милан» играл плохо, иногда хорошо, случилось слишком много неприятностей, но появились и улучшения. У каждого, конечно, свои полномочия, но замена на скамейке тренеров – в компетенции только спортивного общества.

Шева, однако, не только не удивился тому, что выбор пал на Карлетто. Он его ожидал. И это был единственный выбор. Он сказал, примерно, следующее: «Уже давно было ясно, что в день, когда решат заменить Терима, позовут Карлетто и только его. Я знаю, что раньше он отлично играл в центре. Как тренеру „Ювентуса“ ему немного не повезло, не выиграл чемпионата страны. Думаю, он выиграет его с „Миланом“. Да и как тренер он великий человек. Скоро он продемонстрирует, насколько. Он появился в нужном месте в нужный момент».

Совсем не много слов. И слова простые. В стиле Шевченко. Они пришли из Киева и, пройдя через бары и офисы, стали залогом верности, дружбы и сотрудничества «Дьявола с Востока» с новым тренером, порядочным человеком и джентльменом. Вот почему после их обоюдного imprimatur (лат. – в печать; здесь – согласие) и в силу их полномочий – первого голеадора и дирижера оркестра – «Милан» вновь решил вернуться к своим циклам и повторить успех, а в романе под названием «Шева» с приходом Анчелотти в «Милан» появился некий suspenсe (англ. – напряженное ожидание) и, естественно, необходимость написать новые страницы.

31
{"b":"510","o":1}