ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Объяснение могло быть одно – начался процесс моего перехода обратно, в свой мир, и я заторопился в Могилев из боязни лишиться своего имущества. Пользуясь призрачностью, свойственной лишь душам умерших, я вторично миновал бабушку, рвущую крыжовник к завтраку молодоженов, и, не желая вторично изумлять ее, ловко перепрыгнул через ограду. Весь десятиминутный путь на дизеле до Могилева я проделал, сидя напротив деда, но он и здесь не заметил моего существования. В свои семьдесят девять он выглядел в четверть моложе, и я помню, когда мы еще только переехали в Молдавию, бабушку и дедушку соседские мальчишки долго считали моими родителями, а маму – старшей сестрой.

В Могилеве он пошел на рынок, а я кинулся к камере хранения. На мое счастье, чтобы в нее проникнуть, нужно было лишь знание кода (я закодировал своим годом рождения). Вещи были целы, и ни одна не превратилась в какую-нибудь нелепость, как это часто бывает в кошмарных снах. Пользуясь отсутствием людей во дворе старой заколоченной церкви справа от банхофа, я сел там на низкую ограду и включил радиолу (мне пришла в голову мысль именно так проконтролировать момент моего перехода в мир иной). Я рассчитывал, как только окажусь в мире, где завтра отмечается пятьдесят пятая годовщина начала Великой Отечественной войны, добраться до бабушки и наконец-то дать знать о себе моей бедной маме, которая, видно, уже давно считала меня погибшим или похищенным на другой конец мира без границ.

«Вжшш, тьуууу,» – завизжал диапазон, – «дрржжшш. Для того, чтобы немецкий народ полностью осознал свою расовую миссию, он должен подчиниться избранным, высшей касте фюреров, новому дворянству чистой нордической крови… жшшш, ррррр, 12-33-77-09, ррррр. Эта простоватая миловидная девушка… шш-шшзшшшшз. Тудей зе ситуэйшн из репитин итселф ин э парадоксикал мэнне… ррррр, в пятидесяти километрах от Душанбе разместятся основные каскады гидросистемы, дрдрдрдр, и только в нордической крови. Германцы – или непроглядная ночь, таков как встарь наш нынешний девиз… шшшшшшш. О ты, которая-а-а всегда-а-а ме-е-е-ня любиила-а-а, А ныне навсегда-а-а совсем уже-э-э за-бы-ы-ы-ла-а-а, тьу-у-у-уууувввв. „Перед паном Хведором Ходить жид ходором, и задком, и передком Перед паном Хведирком“. туууутуууутуууут олимпийский комитет в Берлине. На открытии ХХVI Олимпийских игр в столице Священного Рейха Германской Нации будут присутствовать главы всех государств Европейского сообщества. Советский Союз будет представлять делегация во главе с министром иностранных дел СССР Владимиром Михайловичем Виноградовым и министром спорта Павлом Александровичем Матросовым, Рррррррррррр, если в юности герой одинок, то зрелый муж в героическом одиночестве черпает гордость и силу. Вот почему герой так любит море, недаром ладьи викингов избороздили все моря и океаны, вот почему героя влечет к вершинам гор, шшшшшшшшпшпшш-зззззззз… Московское время – девять часов (в Берлине – семь часов тридцать минут, в Свердловске – одиннадцать часов, в Омске – полдень, в Петропавловске-Камчатском – восемнадцать часов), ппшщшп, не только одарен, но и красив человек нордической расы. Взгляните, как стройна фигура мужчины, строение скелета, и мышц – все дышит победой… Женщина? Как прекрасна ее осанка, эти узкие покатые плечи и широкие округлые бедра… Да, нордический человек явлен нам как украшение вселенной, он лучезарный вестник грядущего, плод радости созидания… рррррр. Новая Олимпикдорф расположена к западу от германской столицы в Ост-Хафельланде, уууутуууутуууутууу. Министр закордонних справ Рядяньского Союзу выдвинув пропозицию зныщить до кинця цего столитья уси таможени барьеры мэж СРСР и Ниметчиной, що буде…, тьу-у-у-ув. Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин, И первый маршал в бой нас поведет…»

Итак, мои предчувствия не оправдались, я все еще был в том мире, где Олимпийские игры имели один постоянный адрес. Разбитый и подавленный, я поплелся к банхофу, сел на первый попавшийся дизель, который и повез меня, безбилетного, в сторону Жмеринки.

АВЕНТЮРА ПЯТНАДЦАТАЯ,

в которой вкратце описываются мои скитания по Украине, а весь мир следит за ХХVI Олимпийскими Играми

Возраст – 50 лет. Врач, чистый ариец, ветеран руандийской войны, имеющий намерение заняться земледелием, желает иметь мужское потомство путем брака со здоровой целомудренной, молодой, скромной, бережливой женщиной-арийкой, привычной к тяжелому труду, широкие бедра, широкие ступни и отсутствие сережек имеют значение.

«Берлинер тагеблатт».

Мои скитания по Украине продолжались. Теперь я повернул к северу и утром 22 июня въезжал в столицу Украины. Киев встретил меня тридцатиградусной жарой и новым сортом мороженого в виде полена, которое стоило аж целых 40 копеек! Я навестил нескольких моих киевских знакомых: двоих вообще не существовало на свете, а третий меня не узнал (представлялся я, естественно, советским Вальдемаром). У четвертого моего знакомого я как раз попал на его свадьбу, где меня напоили до полусмерти. Дав себе зарок больше ни за какую дружбу не пить, я побродил по книготоргам (в советские времена Киев славился своими книготоргами). Купил наконец-то наиболее подробную историю второй мировой войны в пяти томах (15 рублей 50 копеек).

Война началась 1.09.1939, закончилась 8.11.1941. Принимало участие 21 государство. Затраты на военные нужды: у Великобритании и союзников – 60 млрд долларов, у Германии и союзников – 77 миллиардов. Потери: Германия и союзники – 300 тысяч убитых, Великобритания и союзники – 700 тысяч. «Война, развязанная британскими империалистами, превратилась в освободительную войну европейских народов – был завершён вековой прцесс воссоединения немецкого народа; народы Западной Украины и Западной Белоруссии навеки воссоединились со своей исторической родиной – и привела к распаду британской колониальной империи» (Т 5, с 357). Затем начался раздел «британского наследства», и эта цепь войн не прекращается и по сей день (в том же Киеве я видел пышные проводы на Бенгальский фронт: статный, увитый аксельбантами офицер даже процитировал в пространной речи Гегеля; а в другой раз на запасных путях маленького банхофа городишки Шостка, известного единственно свои заводом кинопленки, я увидел целый товарный вагон, наполненный гробами с телами солдат, погибших во время последнего штурма ассамской столицы; охранники заметили меня и хотели задержать, но мне удалось скрыться и через час уехать из города).

Вообще я покупал много книг, и к концу путешествия мой багаж удвоился. Что касается художественной литературы, то здесь меня ждало много открытий. Жанры советской литературы сохранились в принципе те же, но их содержание было куда разнообразнее. В сороковые годы литература под влиянием германских образцов была захвачена откровением патриотизма, фигура историка стала монументальной и почти магической; именно тогда создавались все крупные исторические романы (первым «Петр Первый» Толстого). В следующее десятилетие (опять под германским влиянием) усиливаются моралистические тенденции – это было связано со становлением в Европе возрожденных на новом уровне развития традиционных, «языческих» религий. В Советском же Союзе тяга к «языческой» эстетике диктовалась дальнейшей борьбой с христианством, а первые диссиденты, наоборот, прокламировали библейские сюжеты. В эти же годы Гайдар становится классиком. Шестидесятые годы ознаменовались в европейской культуре возрождением романтизма – на неколебимом тоталитарном фундаменте выросло новое поколение людей, не знавшее ни безработицы, ни преступности, и воспринимавшее комфорт послевоенной жизни как нечто само собой разумеющееся; в советской литературе этому соответствовали «лирики», «деревенщики» и «космисты». Семидесятые годы отрезвили «лириков» и к западу и к востоку от Бреста. В Рейхе национал-консерватизм, провозглашенный Геббельсом на очередном партейтаге в 71-и году, породил поколение «людей 71-го года»; казалось, история пошла вспять; «новое средневековье», предсказанное Бердяевым, стало реальностью; средневековым мироощущением пронизана вся советская литература 70-х: баллады бардов, романы балашовского цикла, даже в кинематографии на первый план вышел герой, чья жизнь чужда суеты и неторопливо течет по руслу бытия. В восьмидесятые годы в обеих наших империях наступил «разброд и шатание», интеграционные процессы в Европейском сообществе привели к возрастанию роли негерманских культур Европы и всевозможных гибридов: музыка стала «бургундской», в кинематографии на первые роли выдвинулись итальянцы, целое литературное направление основал молодей талантливый автор немецко-венгерского происхождения Карой Рек. Усилился нажим на европейскую культуру «ангриканства» (так французские Философы называли американизм). В этой ситуации происходит становление романа «культурологического», фабула которого – столкновение культур, их субъективных «правд». То же самое характерно и для советской литературы начала 90-х годов, в которой происходит перекличка веков русской истории, но уже на более высоком, «культурологическом» уровне. Из эссеистов последние пять лет наиболее популярен Кургинян, из прозаиков – Заварзин, молодой ленинградский писатель, по стилю близкий к Кафке. Колоссальное влияние на современную русскую поэзию оказал российский немец Гарольд Вогау, написавший в 86-м году новый текст гимна Советского Союза.

32
{"b":"5109","o":1}