ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Во имя Империи!
Когда зацветет абелия
Я из Зоны. Небо без нас
Алийское зеркало
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости
Бруклин
#Попутчик (СИ)
Дмитрий Донской. Империя Русь
У расстрельной стены
Содержание  
A
A

Безрелигиозность советских людей почти стопроцентна. И, действительно, подобно тому, как не стоит доверять россказням опоздавших к перестройке фантазеров, что они еще с двух лет в годы застоя вели тотальную борьбу с коммунизмом, не стоит принимать на веру рассказы о скрытой многомиллионной религиозности в советское время. Среднестатистический советский человек если и суеверен, то его естественнонаучное мировоззрение непоколебимо. Доверие к науке безгранично, а фигура ученого – жреца науки – сакральна.

Как-то раз я спросил Вальдемара:

– И что же нам – там – теперь делать?

Он, кажется, впервые надолго задумался, а потом сказал:

– Думаю, уже поздно что-либо делать. Если все то, что ты рассказываешь, верно, я бы и цента не дал за всю вашу страну… Правда, еще есть надежда… Все преступные элементы переловить, собрать в одном месте и раздать им ножи – пусть, наконец, «разберутся» до последнего. Проституток и всех женщин, которые жить не могут без западной цивилизации, заразить СПИДом и под видом жертв политических репрессий депортировать в США. Туда же депортировать гомосексуалистов, дебилов, правозащитников, чеченцев и журналистов. Согласен, это жестоко, но если вы не сделаете этого, через 50 лет такой страны, как Россия, не будет. Надо ввести смертную казнь за аборт, возродить крестьянскую общину, воспитывать в надлежащем духе детей – только так вы можете спасти страну. (Кстати, скажу по секрету – по большому секрету – в госбезопасности разрабатывается операция по проникновению в ваш мир и радикальному изменению ситуации – как только мы освоим технику перехода в параллельные миры.)

По большому счету, жизнь в Советском Союзе гораздо лучше, чем в России демократической.

АВЕНТЮРА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ,

в которой я возвращаюсь

Вот как решительны и быстры были древние в своих поступках.

Исе моногатари.

Последний день 1996 года был ясным и морозным. Вальдемар в кругу семьи (я имею в виду Виолу) встречал Новый Год дома, а я – тоже Вальдемар – был на шумном праздненстве, устроенном его сослуживцами по училищу МВД. Таким образом, Вальдемар был вездесущ. На празднестве меня опять ужасно напоили: к нам устроился работать новый преподаватель раухертехники, и все выпили с ним на брудершафт по бокалу(!) водки. По телевизору в «Голубом огоньке» выступал Эрнст Юнгер – столетний старец, посетивший на склоне лет столь любимую им страну.

6 января, как только закончились новогодние выходные, я отправился вместо Вальдемара перерегестрировать его читательский билет в Публичной библиотеке. На мне был полувоенного покроя немецкий китель, и поэтому регистраторша-еврейка категорически отказалась меня обслуживать. Я сделал запись в книгу жалоб и ушел. На обратном пути купил большой словарь «Народы мира» за 12 рублей 20 копеек.

20 февраля – год спустя после моего появления в этом мире – мне неожиданно захотелось побывать на том самом месте. Я оделся и незаметно вышел из дому. Троллейбус № 45 пришел через три минуты, и я доехал до Московского проспекта. В книжном магазине я приобрел две брошюры – «Основные направления социально-экономического развития СССР в ХIV пятилетке» и «Редкие виды фауны Теребердинского заповедника». У меня осталось 13 рублей 28 копеек. Я пересек площадь с роскошным дворцом райсовета и райкома и оказался поблизости еловой рощицы со стороны улицы Типанова. Там передо мной образовалась сияющая воронка, в глубине которой я увидел образ моего параллельного мира. Там был тот же самый день, в котором я покинул свой мир. Круг замкнулся. Я имел право выбора, и я сделал его. Я переступил границу миров. Я уже знал, что надо делать.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, ноябрь 1996 года.

КОММЕНТАРИИ ОДНОГО ИЗ ПРОТОТИПОВ ГЕРОЕВ РОМАНА НА САМ РОМАН

Плодотворное творенье
Ты, дружище, сочинил.
Мне его без комментариев
Отдавать – не хватит сил.
Я частушки сочинил
Вместо комментария;
Не сочти за оскорбленье,
А читай-ка далее.
1) Ох, Советская Империя,
Сурьезные дела.
До чего же ты, Империя,
Володю довела!
2) Любит Вова самураев
(Хоть Германия милей),
А для них такая дружба
Подороже ста рублей.
Им с Россией не тягаться —
«Восходящий апельсин»
И без драки от Володи
Получил весь Сахалин.
У Японии на войны
Вряд ли бы хватило сил,
Но Володя им задаром
И Курилы подарил.
3) Через час «Буран-4»
Отправляется в полет.
Уже уголь загрузили
В наш советский космолет.
4) У норвежского фиорда
Появилось сто акул:
Там недавно всем составом
Вермахт в море потонул.
5) Пятый день патрульный катер
На волнах качается,
Жаль, что середь океана
Топливо кончается.
По волнам плывет корыто,
А за ним баржа идет.
Это – русская эскадра?
Это – Океанский флот?
6) Во поле стоит избушка
В стиле неоготика.
Как бы нам сейчас от смеха
Не надорвать животика.
Галереями подперта,
Все окошки – разные.
До чего ж архитектура
Нынче безобразная!
Острошпильные мансарды
Во все стороны торчат.
Об изысках архитектора
Страшным голосом кричат.
7) Рыдают нимфетки —
Не могут понять,
Как мог их Володя
На фрицев сменять?!
8) Вицмундирчик для студентки —
Это крайне непрактично.
Аксельбантик на груди,
Однако – очень эротично!
9) Огурцы с вином, колбаски,
Кетчуп – это, брат, не шутка:
А не будет ли под утро
Несварение желудка?
10) Вот этим, признаться,
Ты нас удивил:
Вотана с Граалем
Ты в кучу свалил?
11) Прочитали, осознали,
Низко кланяемся вам.
Не дадим дорваться к власти
Зюганам и Лебедям.
Ваше чудное творенье
Навело на мысль меня:
Лучше Ельцина правленье,
Чем такая вот… Чечня.
12) Коль стишки не по нутру,
То за эту акцию
Автор их всегда готов
Дать вам сатисфакцию.
42
{"b":"5109","o":1}