Содержание  
A
A
1
2
3
...
18
19
20
...
115

Глава 10.

Перед поворотным пунктом. Лето 1940 года

Подготовка к нападению на Англию.

– Кессельринг лично проводит рекогносцировку на побережье Ла-Манша.

– Производство в фельдмаршалы

Старая пословица гласит: «Одержав победу, торопись навязать свою волю». Гитлер проигнорировал это золотое правило. Даже если он в самом деле верил в возможность дипломатических переговоров, у нас, солдат, просто не укладывался в голове тот факт, что первые шаги по демобилизации части вооруженных сил были предприняты в период, когда вопрос об окончании войны еще не встал окончательно на повестку дня. Конечно, можно объяснить это тем, что Гитлер в то время, несмотря ни на что, не хотел скрещивать клинки с Англией и не имел намерения развивать военные действия в восточном направлении. Однако уж он-то лучше, чем кто бы то ни было, должен был знать, что самым сильным козырем на дипломатических переговорах является наличие за спиной мощной, готовой к боевым действиям армии. Того, что демобилизация не коснулась люфтваффе, было явно недостаточно. К сожалению, программа наращивания самолетного парка, потенциала зенитной артиллерии и производства боеприпасов для последней была запущена на полные обороты лишь в начале октября 1941 года, хотя опыт предыдущих военных кампаний продемонстрировал важную роль люфтваффе и необходимость ускоренного пополнения ВВС личным составом и техникой.

Было также хорошо известно, что невозможно резко увеличить выпуск самолетов, а потому нужно было как можно скорее начать подготовку к наращиванию производства боевых машин и разработку их новых типов. Наконец, нам, фронтовым командирам, было непонятно, каким образом Гитлер намеревался достичь соглашения с англичанами при том, что день за днем, неделя за неделей проходили без каких-либо событий. Единственное, что нам оставалось, – это дать нашим частям отдохнуть и расслабиться настолько, насколько это было возможно при правильном понимании возросшей интенсивности и скоротечности боевых операций в воздухе, в том числе над морем.

Чувствуя необходимость как можно более детального изучения именно особенностей боевых действий над водными пространствами, я многое почерпнул из опыта 9-й авиагруппы, которая решала боевые задачи почти исключительно над морем. Во время бесед с ее прекрасным командующим, маршалом авиации Колером, а также визитов в ее части я обнаружил, что первую скрипку в авиагруппе играли летчики с опытом службы в военно-морских силах и с хорошо развитым воображением. В задачу частей авиагруппы, помимо наблюдения за передвижениями кораблей и судов вдоль всего восточного побережья Англии, входили проведение и прикрытие с воздуха операций по установке мин на судоходных маршрутах и у входов в гавани, а также нанесение бомбовых и торпедных ударов по кораблям противника. Действия наших торпедоносцев всегда очень сильно зависели от поддержки ВМС. Это и понятно, поскольку морская авиация является придатком военно-морских сил, хотя никогда не была подчинена их командованию. В любом случае, тот факт, что мы никогда не занимались созданием торпед, приспособленных для пуска с боевых самолетов, мешал деятельности командования военно-воздушных сил. Правда, в 1940 году мы подняли вопрос о разработке торпед, которые можно было бы размещать на борту быстроходных, маневренных крылатых машин и сбрасывать с них на большой скорости. Однако нам следовало занять в этом вопросе более требовательную позицию по отношению к ВМС. При всем том невозможно было не восхищаться храбростью летчиков наших торпедоносцев, которые, пилотируя устаревшие самолеты (я включаю в их число и «Хе-111»), пикировали на корабли противника, на малой высоте прорывались сквозь ураганный зенитный огонь и, сбросив торпеды, уходили, подставив хвост вражеской бортовой артиллерии.

Лучше обстояло дело со снабжением ВВС минами, которые также разрабатывали военно-морские силы. Рано или поздно появляется противоядие против любого вида оружия. Естественно, мины, которые мы сбрасывали с воздуха, в этом смысле не были исключением. Однако постоянное появление новых типов мин компенсировало и опережало соответствующие защитные меры противника. Как только он находил подходящий ответ на применение нами одного типа этого оружия, мы начинали применять другой. Благодаря этой тактике нам удавалось отправить на дно много вражеских кораблей либо блокировать маршруты их передвижения до того момента, когда игра начиналась сначала{4}. В соответствии с этим законом мы со временем перешли от магнитных мин к акустическим.

Вне зависимости от дальнейших политических событий главнокомандующий люфтваффе отдал приказ о создании воздушных командований административных зон для Бельгии и Голландии. Одновременно была расширена служба авиаразведки и наблюдения и создана широкая и разветвленная система связи. Как только эти меры были полностью реализованы, мы почувствовали себя более уверенно в смысле готовности противостоять массированным авиарейдам, которых наверняка следовало ожидать со стороны Великобритании.

Подлинное значение всей этой работы стало очевидным лишь в середине июля, когда мы получили приказ начать подготовку к воздушной битве за Англию. Я лично проводил рекогносцировку с целью разработки тактики действий авиационных частей на побережье Ла-Манша, где высокие хлеба затрудняли наблюдение. К началу августа недавно созданные воздушные командования административных зон и приданные им инженерные батальоны подготовили все аэродромы для приема боевых летных частей, а также боеприпасы и горючее, необходимые на случай крупного наступления. В то время как части зенитной артиллерии и службы связи имели больше времени для подготовки к боевым действиям, у летных частей и подразделений не было резервов времени – они успевали лишь занять аэродромы и подготовиться к первому боевому вылету.

Пока мы в спешке занимались осуществлением этих планов, наши разведывательные самолеты совершали вылеты с целью создания помех действиям английских кораблей и судов в близлежащих портах и в Ла-Манше, эту задачу успешно выполняли 8-я и 9-я авиагруппы и 2-е бомбардировочное авиакрыло под командованием капитана Финка. В то же время для выполнения этой задачи порядком не хватало истребителей и штурмовиков Остеркампа. В этот период мы могли лишь пытаться внести сумятицу в передвижения кораблей и судов противника между континентом и Англией. Впрочем, своими действиями мы достигали еще одной, быть может, более важной цели – отрабатывали свои будущие действия и помогали командованию сформулировать принципы воздушной войны над морским пространством и побережьем.

Время от времени наша авиация наносила удары по британским военным предприятиям, в основном по авиационным заводам «Виккерс – Армстронг» в Ридинге. При этом, в отличие от англичан, бомбивших Ганновер, Дортмунд и другие города, наши ВВС города не атаковали. Попытки противника прощупать наши позиции путем полетов над оккупированными территориями самолетов «виккерс-веллингтон» приводили к столь серьезным потерям с его стороны, что на довольно длительное время были им прекращены – видимо, британские летчики долго не могли оправиться от дурного настроения.

19 июля 1940 года я находился в Берлине, в здании рейхстага. Выступление Гитлера, в котором, помимо прочего, было сказано о моем производстве в фельдмаршалы, рассеяло многие наши сомнения. Мы всерьез восприняли мирное предложение фюрера и считали реальной возможность, что Англия его примет. В то время я и понятия не имел о том, что многие представители высшего офицерского состава сухопутных войск не считают фельдмаршалов люфтваффе равными себе. Кстати, я и сегодня твердо убежден в том, что никто из нас не получил бы звания фельдмаршала после Западной кампании, если бы Гитлер не верил в возможность мира.

Я был офицером и сухопутных войск, и военно-воздушных сил. Более того, мне довелось занимать командные должности и в том и в другом виде вооруженных сил, и именно поэтому я считаю для себя возможным сравнить их роль в боевых действиях и задачи, стоящие перед их командирами. Если судить по результатам, то, без сомнения, ВВС как в стратегическом, так и в тактическом плане играли решающую роль в операциях сухопутных войск. В свою очередь, стратегия военно-морских сил является определяющей для стратегии люфтваффе. Как для ВВС, так и для ВМС технические проблемы имеют большее значение, чем для сухопутных войск. Не может быть никакого сомнения в том, что проведение операции силами ВВС требует глубоких знаний и тщательного планирования, которое, отличаясь от планирования действий сухопутных войск, предусматривает решение не менее сложных задач. Несомненно также и то, что осуществление операций ВВС в зоне действий сухопутных войск или над морем предполагает высокий уровень знаний и глубокое понимание особенностей всех трех видов вооруженных сил.

19
{"b":"511","o":1}