ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

2-я авиагруппа, базировавшаяся в Мессине, прекрасно спланировала и провела свою атаку. Особая заслуга в этом принадлежала умному и изобретательному начальнику штаба, маршалу авиации Дейчману.

Паузы в нанесении воздушных ударов по Мальте были вызваны отвлечением сил авиации на операции против морских конвоев противника, потопление которых было необходимым условием успеха в действиях против острова. В тяжелых стычках эти конвои, за исключением небольшого количества судов, были уничтожены.

К выполнению основной части операции мы приступили 2 апреля 1942 года, а 10 мая у меня были все основания считать, что поставленная задача выполнена. Благодаря этому успеху мы обеспечили свое доминирование на морских и воздушных коммуникациях от Италии до Африки. После нанесения по Мальте удара с воздуха можно было бы легко захватить остров. То, что это не было сделано, является грубой ошибкой германо-итальянского командования, последствия которой проявились позднее. Тот факт, что в ходе операции удары наносились только по военным объектам, является заслугой люфтваффе – британская сторона признала это.

После успешной операции против Мальты Верховное командование сочло, что ситуация в Средиземноморье существенно улучшилась, и перебросила большую часть наших ВВС на Восточный фронт. Разумеется, в Средиземноморье были оставлены значительные силы, чтобы, не обращаясь за помощью к командованию ВВС в Африке, можно было присматривать за Мальтой, сдерживать действия транспортных судов противника и защищать наши собственные коммуникации. Однако со временем стало ясно, что этих сил недостаточно для того, чтобы нейтрализовать остров-крепость или отрезать ее от источников снабжения.

То, что Италия упустила возможность оккупировать остров в момент начала военных действий, останется в истории как фундаментальная ошибка.

Очень скоро в ставке признали огромную важность Мальты. Однако несмотря на то, что я неоднократно приводил аргументы в пользу ее оккупации, к которым впоследствии присоединились итальянское Верховное командование и Роммель, наше Верховное командование считало, что вполне достаточно действий по нейтрализации острова-крепости с помощью бомбардировок с воздуха. Это очевидное нежелание исправить однажды уже совершенную ошибку стало вторым стратегическим промахом, который поставил наши войска в Средиземноморье в крайне невыгодное положение.

В отличие от командования Южного фронта итальянское Верховное командование занимало колеблющуюся позицию. На важном совещании маршалов в Сиди-Барани 26 июня 1942 года, после захвата Тобрука, представители союзников вопреки нашей согласованной стратегической линии согласились с предложением Роммеля продолжить наступление в направлении Нила. Это окончательно решило судьбу Северной Африки. Ниже я хочу коротко изложить причины, по которым я возражал против такого решения.

Вначале Роммель ознакомил нас с ситуацией. Он заявил, что противник практически не оказывает сколько-нибудь серьезного сопротивления и что через десять дней он со своими войсками будет в Каире. На это я ответил следующее:

«Даже если допустить, что Роммель способен более глубоко, нежели я, оценить положение сухопутных войск, я все же не могу не высказать свои опасения. Разумеется, я согласен с тем, что потерпевшего поражение противника следует преследовать столько, сколько возможно, – если существует уверенность в том, что нашим войскам не придется столкнуться с сопротивлением свежих вражеских частей. Но если наступление будет продолжено, даже при минимальном сопротивлении количество поломок и неисправностей у нашей бронетехники и автомобилей будет очень большим. Оно и до сегодняшнего момента было большим, что вызывает тревогу. Мы не сможем получить запчасти в необходимом количестве в течение долгого времени. Даже если в данный момент у британцев нет в Египте резервов, о которых стоило бы говорить, точно известно, что первые подкрепления, перебрасываемые с Ближнего Востока, уже в пути.

Я, однако, уполномочен говорить от имени люфтваффе. Когда мои летчики посадят свои машины на берегах Нила, они будут совершенно измотаны. Их самолеты будут нуждаться в капитальном ремонте – и это при совершенно не отлаженном снабжении. Моим людям будут противостоять свежие, активные части противника, которые в ближайшее время могут быть еще больше усилены. Как летчик я считаю безумием в этих условиях атаковать находящуюся в полном порядке, нисколько не потрепанную военно-воздушную базу противника. Ввиду того решающего значения, которое имеет взаимодействие сухопутных сил и авиации, уже по одной только этой причине я должен отвергнуть предложение продолжить наше наступление на Каир».

Кавальеро попросил Роммеля пересмотреть свое мнение, но тот все же остался верен своему оптимистическому взгляду на обстановку и заявил, что гарантирует взятие Каира в течение десяти дней.

Бастико и Кавальеро дали свое согласие на продолжение наступления. Для того чтобы присутствовать при вступлении войск в Каир, в Африку приехал дуче.

Хотя в радиограмме Гитлера было сказано, что меня это больше не касается, я сожалел об этом решении – помимо прочего, еще и потому, что даже если бы взятие Каира и привело к облегчению наших трудностей со снабжением, то лишь к очень небольшому. Наши тыловые коммуникации можно было бы считать защищенными разве что при захвате Александрии, да и то только в том случае, если бы державы Оси располагали достаточными силами и средствами, чтобы отражать атаки из Адена и Сирии. В то время этих сил и средств у них не было и их неоткуда было взять{8}.

Весной 1942 года командование Южного фронта и Африканская танковая армия достигли согласия в том, что следующими оперативными целями должны были стать Мальта и Тобрук. Захвата Тобрука без оккупации Мальты было бы недостаточно. Морской маршрут из Афин на Крит и с Крита в Тобрук проходил в пределах радиуса действия британских военно-морских и военно-воздушных сил, дислоцировавшихся на базах в Египте. Это означало, что нам придется применять значительные силы и средства для сопровождения морских конвоев, что было нам не по силам ввиду необходимости защищать наши конвои, следующие из Италии. Кроме того, полному преодолению специфических проблем, связанных с отправкой военного имущества и пополнения через Грецию, мешали потребности Восточного фронта.

Между Роммелем и мной существовало только одно яблоко раздора: порядок, в котором следовало проводить две упомянутые операции. Защита морских коммуникаций и принимающих портов относилась к сфере моей компетенции, и потому я предложил Гитлеру план, согласно которому начинать следовало с Мальты, рассматривая эту операцию как подготовку к наступлению сухопутных войск на Тобрук. Хотя Гитлер поначалу согласился с такой последовательностью действий, позже он изменил свое мнение на этот счет. В конце апреля в Берхтесгадене он одобрил намерение Роммеля первым делом приступить к осуществлению наземной операции, развернув наступление из Эль-Газмы. Я достаточно хорошо разбирался в тактике боевых действий на суше, чтобы понять соображения Роммеля. К тому же подготовка к атаке против Мальты была еще слишком далека от завершающей стадии, чтобы можно было говорить о немедленном начале операции. В итоге я пришел к выводу, что не произойдет ничего страшного, если я уступлю, потому что было очевидно: чем меньше времени мы дадим Англии для того, чтобы собраться с силами, тем быстрее мы достигнем нашей конечной цели – итало-египетской границы. После победы в Африке наша операция по захвату Мальты не могла потерпеть неудачу. Ко всему прочему, рассуждал я, мы сможем завершить подготовку к ней за то время, пока будет развиваться наступление на суше. Таким образом, в тот период расхождение во мнениях между Роммелем и мной не приобрело острого характера – это произошло после взятия Тобрука.

Гитлер и ставка Верховного главнокомандования должны разделить с Верховным командованием итальянских вооруженных сил вину за принятое неверное решение. Впрочем, у них, по общему признанию, было меньше возможностей для того, чтобы правильно оценить ситуацию, поскольку Роммель запустил свою пропагандистскую машину.

42
{"b":"511","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шантарам
Книга о власти над собой
Рыбак
Как перевоспитать герцога
Руководитель проектов. Все навыки, необходимые для работы
С неба упали три яблока
Белоснежка для тёмного ректора
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира