ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Виноваты звезды
Джейн Доу. Без сожалений
Храбрый волк и другие сказки
От нейронов до гормонов. Современные научные знания о геронтологии и советы, как защитить свое тело и мозг от преждевременного старения
Сажайте, и вырастет
Как полюбить вино: Мемуары и манифест
Два ее единственных платья
Джордан Питерсон: 12 правил жизни. Противоядие от хаоса. Саммари
Один из нас лжет

Михаил Армалинский (составитель)

Соитие

Альманах эротической литературы

Давид Баевский

Путешествие в Сторону

Отрывок из романа

Всю свою жизнь Аг мечтал о путешествии, которое стало бы для него началом новой жизни, так что, когда ему предоставилась возможность переселиться в будущее, он ухватился за неё обеими руками. Не было планеты в солнечной системе, где бы он не побывал, и все они лишь напоминали Землю в разные периоды её существования, и Аг стремился совершить настоящее путешествие — путешествие в другую галактику, где он надеялся увидеть иные миры иных времен.

Последние несколько лет его стало невыносимо раздражать человеческое общество, в котором он находил всю больше и больше лицемерия и глупости. Он верил, что где-то во Вселенной должны были возникнуть цивилизации, основанные на совершенно иных, чем на Земле, отношениях между мыслящими существами.

В тот год Ассоциация исследования Галактик набирала добровольцев для испытаний устройств, летающих с безумной скоростью, и требовались люди, которые были бы готовы пожертвовать жизнью на Земле во имя новой жизни, ожидающей их в другой галактике.

Слухи о жизни в других мирах, которые доходили до людей через телепатические волны, посылаемые теми, кого уже отправили в дальние путешествия, подтверждали неописуемую сказочность иных жизней. Конечно, было невозможно объективно проверить суть телепатических ощущений, испытываемых некоторыми людьми, но именно эти люди и образовали секту, стремящуюся зажить новой, иной жизнью вне солнечной системы. Аг был членом этой секты, и она представляла из себя главный источник людей, питающий Ассоциацию исследования Галактик.

Аг чувствовал себя одиноким и был разочарован в себе, как в человеке безо всяких интересов, кроме интереса к иной жизни. Ему приходилось ежедневно отдавать обществу определенное количество часов, и он с трудом выносил это бремя. Он хотел быть наедине со своими мыслями, которые казались ему достаточно интересными, чтобы заносить их в память Главного компьютера, хранящего мысли, соображения, идеи всех членов общества, которые хотели ими поделиться. Этот компьютер обрабатывал получаемую информацию и регулярно выдавал обзор правительству, а оно использовало его для зондирования направлений мышления в обществе.

Молодая женщина, что была выбрана в спутницы Ага, не была красавицей. Аг, почитатель женской красоты, подумал сначала, что если они будут только вдвоем и сравнивать её будет не с кем, то для него станет безразличным, красива она или нет. Но потом он решил, что память о красоте земных женщин останется с ним навсегда, и он не сможет забыть, что его спутница далеко не красавица.

Ею звали Лю, и по её горящим глазам казалось, что она всегда была навеселе.

В такого рода путешествия людей отправляли парами, чтобы они могли, продолжать человеческий род в ином мире.

Одним из важнейших условий эксперимента было то, что путешественникам не говорилось о конечном назначении. Объяснялось это необходимостью их непредвзятой реакции, которая была гарантией точности эксперимента, суть которого тоже держалась в тайне.

Другим условием участия в полете была бездетность, чтобы в будущем не могло возникнуть конфликтов с собственными потомками.

Куда бы ни отправлялся Аг, в гости к приятелям, что жили поблизости, или на другую планету, он всегда представлял себе, как он будет возвращаться домой.

Готовность и умение живо представить себе конец того, что ещё только начиналось, окрашивало любое событие в грустные тона быстротечности, и хотя в процессе происходящего Аг отвлекался и уже не помнил своих предвосхищений конца, но когда все-таки наступало время возвращения домой, он вновь вспоминал свои ощущения, испытанные в начале, и сравнивал их с теми, что он испытывал теперь, наяву, и всякий раз он поражался точности предвосхищения своих чувств.

Скажем, пригласили его на многолюдную вечеринку, и он, приодетый и полный предвкушения веселья, уже видел себя, возвращающегося, усталого, чуть разочарованного в своих надеждах, потом радостно забирающегося в постель и сладко засыпающего, и вот, идя домой с вечеринки, он узнавал свои чувства, которые он так точно предугадывал, и в этом было какое-то урезание, ущемление прелести непредвиденности, предвосхищение самого грустного — конца — в то время, когда лишь разворачивается самое прекрасное — начало.

Но отправляясь в путешествие в другую галактику, Аг не мог поймать себя на столь привычном чувстве — он был не в состоянии представить себя возвращающимся домой, он не мог представить себе конец своего путешествия.

Раз исключалось возвращение домой — всю становилось абсолютно непредвидимым, и вместе с этой неопределенностью приходило оживление, которое заменило грусть от легко предсказуемого конца.

У спутницы Ага, Лю, не случайно был постоянно возбужденный взгляд — он остался у неё даже после того, как она уже пять лет не принимала наркотиков.

Лю чувствовала себя обновленной и страшилась тех мгновений, когда что-то внутри толкало её к прежнему желанию отдохнуть от этого мира. Потому она так страшилась впасть в депрессию по какому бы то ни было поводу и сторонилась всего, что, по её мнению, могло её в депрессию повергнуть. Лю сторонилась сильных чувств, которые, как она знала, не длятся долго и после которых наступает спад, подобный тому, что наступает, когда заканчивается действие наркотика. И спада чувств она боялась больше всего. Поэтому, если она испытывала сильное влечение к мужчине, Лю прерывала начинающееся сближение, предпочитая отношения с безразличным ей мужчиной, в которого, она чувствовала, никогда не сможет влюбиться. Но Лю понимала, что пока она на Земле, у неё нет гарантии от того, что в какой-то день она не выдержит и снова возьмется за наркотики. Вот почему побег в другую галактику представлялся для Лю кардинальным решением проблемы — там не будет наркотиков, там не будет ничего, что бы напоминало Землю. Даже если бы она не выдержала, и смогла бы взять с собой в полют какое-то количество наркотиков, то они бы всю равно когда-то кончились и она бы стала от них свободна.

В период подготовки к полету Аг и Лю должны были совокупиться, чтобы проверить свою совместимость. Факт, что на это не надо было решаться, а что это было предусмотрено программой полёта и происходило под наблюдением врачей, сделало совокупление раскованным. Аг и Лю оказались вполне пригодны для последующей совместной жизни вне Земли.

В течение полета Аг и Лю находились в состоянии анабиоза. Аг очнулся, через два часа после прилёта ракеты. Он открыл глаза и увидел Лю, которая стояла рядом. Видимо, она сама только что проснулась. Лю потягивалась у иллюминатора, и линии её бёдер и талии, пробудили Ага быстрее, чем автоматическая программа, руководящая пробуждением.

— С добрым утром, — сказал Аг.

— Привет, — сказала Лю, даже не посмотрев в его сторону, и направилась к двери кабины, которая автоматически открылась. Ей было не до Ага, который был лишь неприятным напоминанием о Земле, тогда как перед ней открывался новый мир, новая жизнь. Аг поднялся и последовал за ней. Было ощущение, будто они вздремнули часок-другой, а не проспали целую вечность. Впрочем, так и должно было быть по плану, наука действительно сделала большой скачок, ведь совсем недавно от анабиоза отходили по нескольку дней.

Они выглянули наружу, ландшафт был похож на земной — то же голубое небо, те же зеленые деревья и та же черная земля. Даже виднелась дорога, уходящая в деревья. Пение птиц было тоже знакомым.

— У Бога не так уж много фантазии, слишком дословно он повторяется усмехнулась Лю.

— Не забегай вперед, — отозвался Аг.

Вдруг до них донеслось далекое ржание лошади, и через минуту они увидели фаэтон, запряженный парой лошадей, приближающийся к ним по дороге.

1
{"b":"51209","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нож
Буферная Зона. Обитель Мрака
Боевой и невербальный гипноз. Искусство коммуникации высокого уровня
Краткое содержание книги: Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили. Адель Фабер, Элейн Мазлиш
Академия четырёх стихий. Лишняя
Тригонометрия
Тренинг освобождения души. От безысходности к радости осмысленной жизни
Я тебя покупаю
Дети Ирены. Драматическая история женщины, спасшей 2500 детей из варшавского гетто