ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Парни, – продолжал он, – неужели дядюшка Билл должен вам все разжевывать… «Конни» быстроходностью превзойдет все существующие двенадцатиметровки. По той простой причине, что ее скорее можно будет назвать 12,5-метровкой. Понятно? Мы с Георгом кивнули. Как тут не понять.

– Все это лето плюс осень будем настраивать паруса на «Конни». – Глаза Билла сияли. – А что в следующем году? Когда будет готов претендент?..

– Перенесем опробованное вооружение на новую лодку, – заключил я.

– Умница. Вот именно: перенесем опробованное вооружение на претендента. А вторую мачту с такими же парусами поставим на «Конни». И что мы получим, Георг?

– Чертовски быстрого «зайца», – улыбнулся тот.

– Правильно. Получим чертовски быстрого «зайца». Нестандартного по размерам, зато чертовски быстрого… И будем состязаться с ним на претенденте, парни!

В ту ночь мы трудились и спорили у чертежной доски, пока над площадью не закружили горластые чайки. Пепельницы были до краев наполнены окурками, и с приходом рассвета мы выключили настольную лампу.

Без четверти семь Билл Маккэй и Мона Лиза простились с нами. Билл выглядел так, словно только что пробежал трусцой для бодрости. Мы с Георгом оделись и пошли завтракать в «Гранд». Первые сутки наших трудов начались тяжелее, чем мы ожидали, правда, зато прекратился дождь.

После завтрака мы провели в курзале совещание с парусными мастерами. Тщательно обсудили подготовленные за ночь чертежи. Когда Кронпринц, приступая к кройке, развернул рулон парусины, мы с Георгом разошлись по домам, чтобы немного поспать. Усталые, с ощущением песка в глазах, но все равно довольные. Работа пошла.

5

Три дня спустя прибыли мачты. С полным комплектом такелажа из нержавейки, фалов и краспиц. Все тщательно упаковано. Рабочие Георга помогли мне опустить краном увесистый груз на пристань перед большим сараем у верфи «Ринген». Освобожденные от упаковки, шестнадцатиметровые мачты поблескивали на солнце точно огромные удавы.

А на следующий день явилась из Гётеборга и она сама – «Конни».

Я заметил ее издалека и, защитив ладонью глаза от солнца, любовался прекрасным зрелищем. Острый форштевень бритвой рассекал мелкую рябь на воде. Лодку тянул на длинном тросе «Торд» – один из буксиров компании «Рёда Булагет». «Конни» величаво скользила по солнечной дорожке.

Когда яхта приблизилась, я рассмотрел, что на руле стоит Мартин Графф.

– Мартин! – крикнул я, махая ему рукой.

– Морган! – помахал он в ответ.

– Добро пожаловать в Марстранд!

– Спасибо!.. Я пришвартуюсь лагом у причала!

– Валяй, я встречу!

Я приготовился принимать швартовы.

– Отдать буксир! – крикнул Мартин, и один из матросов «Торда» выполнил команду.

«Конни» по инерции скользила к причалу.

– Заложи вираж!..– прокричал я. Лодка приближалась слишком быстро.

Мартин уже заметил опасность и крутнул штурвал. «Конни» медленно привелась к ветру. Выждав, когда скорость упала почти до нуля, Мартин завершил поворот, и яхта не спеша пошла полным ветром. Я любовался ею.

Метрах в ста от причала Мартин снова привел «Конни» к ветру, и яхта плавно заскользила ко мне; высокий такелаж притормаживал ее ход.

Когда «Конни» поравнялась с причалом, Мартин бросил мне кормовой швартов. Поймав трос на лету, я закрепил его за железное кольцо. Сам Мартин прыгнул на берег с носовым швартовом и быстро накинул два шлага на пропитанную смолой толстую тумбу. «Конни» мягко прижалась к стенке. Помести кто-нибудь яйцо между обшивкой яхты и стенкой, оно осталось бы цело.

Два старых морских волка, наблюдавших за маневром со скамейки для гаванских завсегдатаев, одобрительно кивнули. Швартовка была выполнена безупречно и заслужила положительную оценку знатоков.

Обменявшись крепким рукопожатием, мы с Мартином спустились в кокпит. Я предложил ему в награду сигарету.

– Как прошла буксировка?

– Никаких проблем.

«Торд» медленно описал круг в гавани, поравнялся с нами, и капитан поднес ладони рупором ко рту:

– Мы пошли обратно!

– Спасибо за доставку! – отозвался Мартин. Буксир повернулся кормой к нам и зачуфыкал по солнечной дорожке в открытое море.

– Она чертовски хороша… – сказал я, ведя рукой над палубой «Конни».

– Что верно, то верно.

Все же бросалось в глаза, что долгий отдых от гонок наложил на «Конни» свою печать. В ее убранстве многого недоставало.

Я не смог удержаться: подошел к металлическому штурвалу и взялся за него, думая о том, что здесь стоял Боб Бэвьер-младший, когда вел яхту к победе на гонках Кубка «Америки» в 1964 году. Передо мной как бы открылась страница летописи парусного спорта.

Мартин глядел на меня с улыбкой.

– Ты уже в Ньюпорте, Морган?

– Я и Марстранду рад сейчас. Мы закончили перекур.

– Выпьем по чашке кофе в мастерской? – предложил я. – Заодно познакомишься с мастерами.

– Отлично.

После кофейного перерыва вся компания, не возобновляя работу, отправилась в гавань осмотреть «Конни».

– До боевой готовности ей далеко, – заметил Георг.

– Билл последовательно заботится о том, чтобы у нас было чем развлечься, – заключил я.

Мартин держал в руках мятый конверт, который достал из кармана джинсов.

– Черт, совсем забыл – у меня для тебя любовное письмо.

– От кого? – спросил я.

– Угадай. Три попытки.

– Анетта Кассель. Анетта Кассель. Анетта Кассель.

– Попробуй еще раз. – Щеки Мартина украсили веселые ямочки.

Я отказался от новых попыток, полагая, что знаю верный ответ. Георг выхватил у Мартина письмо и прочитал вслух:

Мартин Графф отвечает за установку новой мачты на «Конни».

Морган Линдберг обеспечивает вооружение яхты стоячим и бегучим такелажем.

Инспекция состоится в 13.00 20 апреля.

Билл

– Инспекция – в тринадцать ноль-ноль двадцатого апреля, – повторил, словно эхо, Мартин.

В честь избавления от праздности мы решили продолжать свои занятия. Георг направился обратно в мастерскую, Мартин дошел вместе с ним до «Гранд-Отеля», где для него тоже был заказан номер.

Что до меня, то я задержался на борту «Конни». Хотелось еще немного насладиться ее обществом.

Двадцатого апреля ровно в 13.00 на площадке перед верфью «Ринген» остановился большой, черный, чистенький «мерседес». В машине сидели адвокат Томас Марк, Анетта Кассель и Билл Маккэй.

– «Конни» как было приказано! – телеграфно доложил Мартин, когда они вышли на пристань.

– Недурно, парни, – сказал Билл, щупая глазами новый такелаж.

Затем он тщательно проверил все части новой алюминиевой мачты, каждый сплесень стальных тросов такелажа.

– Можно пройти на борт? – спросила Анетта Кассель.

Билл мягко прыгнул с пристани на палубу «Конни» и протянул руку Анетте. Однако она отказалась от помощи и сама легко приземлилась на палубе. Мне почудился намек на дерзкую улыбку в ее глазах.

Я поспешил поймать в воздухе пятерню Билла и соскочил вниз.

– Большое спасибо.

Пока Томас Марк и Анетта Кассель, сидя в кокпите, болтали о том о сем, Билл придирчиво расспрашивал нас о работе с новой мачтой, особенно интересовался, как мы крепили стальные ванты к краспицам.

– Моя оценка – отлично, – произнес он наконец. «Конни» была готова к борьбе.

Когда я под вечер вернулся в гостиницу, рядом с ключом от номера меня ждал белый конверт без адреса отправителя. Я вскрыл его своим японским ножом. Из штампа наверху листа явствовало, что отправитель – фирма «Солид Экономи», производящая операции по взысканию долгов.

Категоричным тоном до моего сведения доводилось, что платежные документы будут переданы в суд, если я незамедлительно не уплачу шестьдесят две тысячи крон. Кроме того, с меня причитается сто пятьдесят крон в покрытие расходов фирмы. Из текста следовало также, что меня ждет принудительная распродажа имущества и объявление несостоятельным должником.

11
{"b":"514","o":1}