ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Билл обвел нас взглядом.

– Что я говорил про фуфайки, – тихо пробурчал Ян Таннберг.

– Черт подери, – добавил его брат.

– Не понял? – сказал Билл, прислушиваясь.

– Фуфайки, – громко повторил Ян. – Фуфайки надевать?

– Конечно. Во время тренировок непременно надевать новые фуфайки. Больше вопросов нет? Тогда разбежались. Завтра нам предстоит напряженный лень.

Билл Маккэй одним махом погасил веселое настроение нашей ватаги. Чувствовалось, что теперь все будет серьезнее, чем прошлым летом.

Я поднялся в свой номер, лег и накрылся одеялом с головой.

Когда мы рано утром пришли в номер Билла на оперативку, на нем уже была красная фуфайка с цифрой «1». Он тотчас приступил к инструктажу:

– Сегодня отрабатываем лавировку курсом бейдевинд. Петер, ты ведешь «Конни» попеременно левым и правым галсами, по десяти минут на каждый галс, до поворота оверштаг. Я пойду на ветру на таком расстоянии, чтобы не мешать тебе. Сопоставим ход «Леди» и «Конни» на бейдевинде… Выжми из «Конни» максимум, но не переусердствуй. У тебя есть вопросы?

Петер покачал головой и записал что-то в своем блокноте.

– Морган и Георг, – продолжал Билл. – С сегодняшнего дня вы должны особенно тщательно настраивать паруса. Для подготовки «Леди» к гонкам надо полностью использовать тягу вооружения обеих яхт.

Мы с Георгом кивнули: разумеется, будем глядеть в оба.

Когда мы спустились в гавань, остальные члены экипажей уже подготовили лодки. Поодаль дрейфовал «Бустер», пыхтя машиной вхолостую. Билл помахал рукой Кронпринцу, чтобы подошел ближе.

– Выводи сперва «Конни» и отпусти ее, когда поставят грот!..– крикнул он. – Потом возвращайся за нами!

Кронпринц показал, что все понял, и подвел «Бустера» к носу «Конни», чтобы «Маменькины сынки» могли принять конец для буксировки.

– Наша корма блестит как зеркало – увидите свои мерзкие рожи, когда мы будем вас обгонять!

– Вы не забыли запастись пилюлями от морской болезни?

– Не промочите ноги, а то еще простудитесь!

Под град ехидных реплик «Конни» отошла от пристани, увлекаемая буксирным тросом. На полпути к выходу из гавани экипаж поднял грот. Задняя шкаторина затрепетала на ветру. «Конни» была готова к поединку с морской стихией за маяком «Отче Наш».

– О'кей, парни… – начал Билл. – От вас требуется вложить все силы в тренировку. Каждый знает, ради чего мы стараемся. Недаром здесь отобраны поштучно лучшие яхтсмены Скандинавии. Вот и подтвердите свой класс. У нас есть общая черта: мы не выносим, чтобы нас обгоняли. Вы готовы к борьбе?

– Готовы!..– грянул дружный ответ.

Таким образом, тренировка началась с накачки. Мы приготовились дать бой «Конни».

– Тогда пошли и утрем им нос, – сказал Билл. «Бустер» уже возвращался за нами. Велико было наше волнение. Как-то поведет себя «Викинг Леди»?

Марстрандский фьорд встретил нас слабым вестом. Подходящий ветер для почина. Наши собственные шарниры успели заржаветь за полгода, но мы не могли рассчитывать на снисхождение. С первой минуты Били нагрузит нас так, будто с нашей формой все в порядке.

Шкотовые под палубой присматривались к новым лебедкам.

– Расскажи я в Гельсингфорсском яхт-клубе, что боролся на велосипеде за Кубок «Америки», никто не поверит, – заметил Ян Таннберг.

– Ты еще не в Америке, – напомнил ему Билл.

«Конни» описывала широкие круги в ожидании «Леди». Мы выбрали шкоты ослепительно белого генуэзского стакселя, «Леди» накренилась влево и пошла быстрее. Шипела, вырастая, носовая волна.

– Номер два, проверить углы стакселя! – скомандовал Билл.

Я выскочил на палубу и провел взглядом вдоль задней шкаторины новехонького паруса. «Пузо» вверху было чуть великовато.

– Шкотовый угол надо подать вперед на тридцать сантиметров!

– Выполняй, – сказал Билл. – Номер девять поможет.

– Номер девять – давай, помогай! – крикнул я. Чиннмарк с большой черной девяткой на красной фуфайке не тронулся с места. Не слышит, что ли? Или забыл свой номер?

– Номер девять, помоги мне с талями! – повторил я.

Никакой реакции. Чиннмарк сидел на палубе, ухватившись руками за бугель. Глаза его остекленели, лицо побледнело, челюсти были крепко сжаты.

– Чиннмарк, ты заболел? – спросил я.

Все уставились на девятку. Чиннмарк молчал.

– Ты что – не слышишь? Чиннмарк! – Я дернул его за руку.

– Лодка тонет!.. Она нас утопит… Всем нам каюк!..– выпалил он пронзительным голосом, ошалело глядя на меня.

– Успокойся!

– Она тонет… тонет!..

– Успокойся… Лодка не думает тонуть. – Я крепче сжал его руку.

– Как ты не видишь!.. Она тонет… тонет… Держась за бугель, Чиннмарк с ужасом уставился на омывающую форштевень «Леди» носовую волну. Он явно был на грани нервного срыва. Я растерянно поглядел на Билла.

– Сейчас вода захлестнет палубу… яхта потащит нас в пучину!..

Все тело Чиннмарка била дрожь.

– В каюту его! – крикнул Билл. – Номера третий, четвертый и пятый – помогите номеру второму увести девятку!

– Только не под палубу!.. Только не в каюту!..– отчаянно завопил Чиннмарк.

Мартин, Эрик и один из братьев Таннберг поднялись на палубу, чтобы помочь мне.

– Отпусти бугель и пойдем с нами, – сказал Мартин. – Что это на тебя нашло?

– Не уводите меня под палубу… не уводите! – кричал Чиннмарк.

Мы глядели на него, не зная, что предпринять. Нелепая ситуация – жуткая и нереальная. Море кругом совершенно спокойное, только легкая рябь…

– Оторвите вы его от этого бугеля! – Голос Билла посуровел.

Мартин крепко стиснул обе руки Чиннмарка. В истерике тот откинулся назад и стал отбиваться ногами. Один пинок пришелся в грудь Мартину, так что он шлепнулся на палубу. От удара спиной о настил у него перехватило дыхание.

– Да он совсем взбесился к чертям! – крикнул Эрик Турселль, обхватывая Чиннмарка сзади борцовским приемом.

Пер Таннберг рывком опустился на колени и стиснул железной хваткой ноги Чиннмарка, а я силой разжал его пальцы, цепляющиеся за стальной бугель.

– Готово!..– крикнул Мартин. – Да прижмите его покрепче к палубе, чтобы не лягался так, черт дери!

Билл привел «Леди» в левентик, и яхта пошла против ветра с заполаскивающими парусами.

– Номер шесть, становись на руль, – спокойно распорядился Билл. – Держи этот курс.

Ян Таннберг поднялся в кокпит и взял штурвал. Билл встал, расставив ноги, у левого борта и замахал над головой руками, сигналя «Бустеру», который покачивался на волне под ветром у «Леди».

– Эй, на «Бустере»!.. Эгей!..– крикнул он в рупор ладоней.

Чиннмарк перестал вырываться и лежал неподвижно, прижатый нами к палубе. Широко раскрытые глаза его испуганно вращались. В уголках рта белела пена.

– Не хочу тонуть… – всхлипывал он. Отзываясь на сигналы Билла, Кронпринц повел «Бустера» в нашу сторону.

– Что случилось? – прокричал он, сблизившись с «Леди».

– Придется вам везти девятку на берег, – сообщил Билл.

– Серьезная травма? – тревожно осведомился Кронпринц.

– У него припадок.

– Припадок? – Кронпринц не поверил своим ушам. – Это как же так, черт возьми?

– Должно быть, последствия того случая прошлой осенью, когда он чуть не пошел ко дну вместе с «Конни», – ответил Билл.

– Проклятие!

Мы все еще прижимали Чиннмарка к палубе. Кронпринц настороженно смотрел на нас.

– Он буйный?

– Теперь угомонился, – сказал я.

– Сейчас ты пойдешь на «Бустере» в Марстранд… – Билл увещевал Чиннмарка, словно ребенка. – Тебе нечего бояться.

Наклонясь, погладил беднягу по голове:

– Слышишь, что я говорю?

Чиннмарк слегка кивнул. Испуг в его глазах пропал. Мы отпустили хватку, и он осторожно встал. По лицу Чиннмарка было видно, какого усилия ему стоит держать себя в руках.

– Отдай кранец и прижимайся к нам, – велел Билл Кронпринцу.

Тот отозвался кивком, и Мона Лиза, молча стоявший за его спиной, свесил у сверкающего лаком правого борта «Бустера» большой кранец, обтянутый парусиной.

33
{"b":"514","o":1}