ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Время, Морган!..– гаркнул Билл, забыв про номер на моей фуфайке.

– Двенадцать, одиннадцать…

– Четверка – на нос, следить вдоль линии.

Эрик бросился вперед, опираясь о палубу руками, точно горилла.

– Восемь… семь… шесть… пять…

– Слишком рано идем…

До линии оставалось всего несколько метров.

– Три…

Выстрел раздался раньше, чем я окончил отсчет секунд. Кажется, в жизни я не испытывал такого облегчения. Стартовый сигнал на две секунды опередил наш хронометраж.

– Порядок!..– прокричал с носа Эрик, махая рукой. Мы стартовали в нашей первой гонке на Кубок «Америки». Отличный старт с подветра.

– Экипаж на правый борт, – тихо произнес Билл. О неточности нашего хронометража – ни слова.

– К лавировке, позиция номер один! – передал я команду Билла.

Матросы плавно, осторожно заняли свои места. Спокойные движения на борту давно стали для нас аксиомой. Билл всецело сосредоточился на том, чтобы «Леди» шла с максимальной скоростью. Он буквально гладил штурвал легкими касаниями.

– Курс сто пятьдесят градусов, – сообщил Мартин.

– «Инспирейшн» на ветре от нас, идет вровень, – доложил я.

– Ветер отходит, пять градусов. – Мартин больше не повышал голос.

Я глянул на наших соперников.

– «Инспирейшн» не реагирует на перемену ветра, – доложил я.

– Готовят поворот оверштаг? – спросил Билл.

– Непохоже, – ответил я, поднеся к глазам бинокль.

Обе лодки слегка увалились. Это было нам на руку. «Инспирейшн» по-прежнему шла на ветру, но после перемены ветра чуть отстала от нас. Сдержанность Неда Хантера в этот момент означала, что он хочет сравнить ходовые качества «Викинг Леди» с ресурсами «Инспирейшн». Это вполне устраивало Билла. Оба рулевых стартовали бакштагом. Никаких тактических хитростей. Никаких финтов. Сперва выявить возможности лодок. Какая идет быстрее? Красавицы двенадцатиметровки резали носом волну, идя параллельным курсом в этом первом ближнем бою. Теперь определится их способность к лавировке. Кто подготовил для этих гонок более совершенную конструкцию – неизвестный здесь Мона Лиза или лучшие конструкторы Америки?

Глаза Билла переходили с «пуза» стакселя на встречную волну и обратно. Легкими движениями штурвала он вел «Леди» вперед. Лодка плавно переваливала через волны, не сталкиваясь с гребнями. В жизни я не видел Билла таким сосредоточенным. Расставив ноги, он пригибался за штурвалом, чтобы уменьшить сопротивление ветру. Упрямый, исполненный жажды к победе, он напрашивался на сравнение с динамо-машиной, придающей лодке силу для единоборства со все более крутой волной. Из каждого колебания ветра и волн он извлекал максимум для ускорения хода.

Я поглядел на грот. Не подкачают наши с Георгом паруса? Как там «Инспирейшн»?

– Ну?..– справился Билл, не отрывая глаз от встречных волн.

– Пожалуй, подошли чуть ближе… но мы идем круче к ветру.

– Если повернем теперь, вырвемся вперед – сообщил Мартин, проверив угол нашего галса.

– Погодим, – сказал Билл. И добавил: – Выбрать один дюйм на стаксель-шкоте.

– Выбрать стаксель на один дюйм, – передал я команду под палубу.

Тотчас шкот укоротился, как было сказано. Мартин сверился с приборами.

– Скорость падает… 0,3 узла… идем на два градуса круче.

– Хорошо. Угол ветра?

– Тридцать четыре градуса… угол галса шестьдесят восемь, – ответил Мартин.

– О'кей… Посмотрим, чем располагает Нед… – Билл говорил почти шепотом.

– Идем еще круче, чем «Инспирейшн», – сообщил я.

– Расстояние? – спросил Билл.

Произведя тщательный расчет, я остался недоволен результатом.

– Сократилось… Нед приблизился метров на десять. Мы шли круче, но несколько медленнее.

– Ветер отошел на четыре градуса, – доложил Мартин.

– «Инспирейшн» готовится к повороту. Поворачивает оверштаг!..– Я повысил голос.

– Приготовиться к повороту!.. Поворот!

– Оверштаг.

Билл ровно развернул штурвал по часовой стрелке. Никаких резких движений, чтобы не терять скорость. Спокойствие. «Леди» начала приводиться. Команда была наготове.

В тот самый миг, когда в положении левентик стаксель обезветрел, левая лебедка отдала подветренный шкот. Не успел порывистый ветер вновь наполнить парус, как «велосипедисты» под палубой выбрали правый шкот. Стаксель только раз., трепыхнулся и тут же стал на место. С туго выбранным шкотом. Безупречная работа. На уровне экспертов. Билл легонько кивнул. Наш первый маневр был оценен положительно.

– Экипаж на позицию номер два.

Билл мог и не отдавать приказ. Ребята уже заняли нужные места.

– На этом галсе курс на два градуса меньше, – доложил Мартин.

– О'кей.

– «Инспирейшн» в семидесяти пяти метрах впереди, – определил я. – Сто пятьдесят метров под ветром.

Мы занимали благоприятное положение на ветре, не блокируя соперника. Кое-что выиграли на повороте оверштаг.

– Наращиваем ход, не приводясь больше, – сказал Билл.

– О'кей.

«Только бы ветер теперь не повернул обратно», – подумал я.

Мы рисковали нарваться на отраженную струю.

– Скорость плюс пол-узла. – Слова Мартина подтвердили верность взятого Биллом курса.

– Так держать.

Вдали за «Инспирейшн» просматривались контуры суши. Я поднес к глазам бинокль. Выбрал ориентир: белое здание в глубине. Провел мысленную линию от носа «Инспирейшн» до здания… расстояние между форштевнем и домом не менялось… хотя нет, вот оно медленно растет… В бинокль казалось, что «Инспирейшн» пятится относительно берега.

– Сейчас идем быстрее, чем янки!..– вырвалось у меня.

– Угол? – молниеносно последовал вопрос Билла.

– Они не привелись в нашу сторону.

– Ветер продолжает меняться, – доложил Мартин.

– Что… Меняется? – Билл явно досадовал. – Нам что же – поворачивать опять?

– Нет… нет!..– поспешил уточнить Мартин. – Нас приводит в сторону знака.

Все складывалось в нашу пользу. «Леди» дельфином скользила по волнам. Паруса работали на славу… Наши с Георгом идеи не уступали знаменитым конструкциям Худа. До чего же приятно…

На «Инспирейшн» Нед и его парни обнаружили признаки надвигающейся угрозы.

– Скоро придумают что-нибудь… – произнес я.

В бинокль было видно, что экипаж американской двенадцатиметровки занимает новую позицию.

– Готовят поворот!..– Я не успел окончить эту фразу. – Поворачивают оверштаг!..

– Приготовиться к повороту оверштаг. – Билл следил за маневром «Инспирейшн»: не хитрит ли Нед, имитируя поворот. Нет, все верно.

– Поворачиваем, – тихо распорядился Билл.

– Поворот. – Я заставил себя говорить так же сдержанно.

Снова мы безупречно выполнили поворот оверштаг. Разве что на секунду медленнее, чем в предыдущий раз.

– Теперь утрем им нос!..– произнес я.

Билл на мгновение перевел взгляд с парусов и волн на «Инспирейшн», и по лицу его было видно, что он доволен. Однако удовлетворение тотчас сменилось сосредоточенной решимостью. Взгляд опять был прикован к «пузу» стакселя и волнам. Движения штурвала отражали ход его наблюдений.

Никакого сомнения – мы малость прижали соперника. И уж Билл сделает все, чтобы не упустить преимущество.

– Ветер стабильный, – очень кстати сообщил Мартин.

Я быстро повел биноклем вдоль горизонта. В поле зрения что-то мелькнуло… Я повел обратно.

– Вижу знак… На створе с правой вантой, далеко впереди.

– Засек, – отозвался Мартин, отмечая азимут на своем плане дистанции.

Мы шли теперь параллельно янки, в ста пятидесяти метрах на ветре от «Инспирейшн». Благоприятное положение… Ветер больше не свежел, но волны стали длиннее и выше. Каждый третий гребень курчавился белой пеной.

– Курс минус два градуса, – доложил Мартин.

– Я отхожу немного, – ответил Билл. – Хочу прибавить ход.

– Ход плюс два десятых узла, – сообщил Мартин через минуту.

Билл избрал рискованную тактику. Мы увалились, зато появилась возможность создать помехи Неду, перехватив ветер.

48
{"b":"514","o":1}