ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Душа моя Павел
Дама сердца
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Укрощение дракона
Закон торговца
Входя в дом, оглянись
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Трамп и эпоха постправды
A
A

И тут мы увидели, в чем заключалась тактика Неда. Он не стал поворачивать оверштаг, а повторил наш маневр. Суть его уловки прояснилась: оказалось, что радиус полного поворота «Инспирейшн» короче, чем у «Викинг Леди». Причина чисто конструктивная: более короткий киль.

Нед развернулся так, что «Леди» очутилась сзади, с подветренной стороны «Инспирейшн». Убийственное положение.

Мы были заблокированы с самого начала. Стартовую линию пересекли через тридцать две секунды после американцев. Неду оставалось только сохранять отрыв и до конца гонок не спускать с нас глаз. Все попытки Билла что-то изменить парировались умением соперников сохранять преимущество своей позиции. «Инспирейшн» пересекла линию финиша на три минуты пять секунд раньше нас.

Самый убедительный выигрыш с начала гонок. И счет 2:1 в пользу США.

Сразу после финиша Билл уступил мне штурвал. Спустился под палубу, сел и всю дорогу до гавани курил сигарету за сигаретой. На борту царил траур. Мы отлично понимали, какие мысли терзают Билла. Но разве мог он знать, что «Инспирейшн» может так круто разворачиваться.

Нас здорово провели. Это было ясно как день. Программируя важный старт, Билл упустил один компонент. Различие в маневренности лодок с коротким и длинным килем. Не учел деталь, предусмотреть которую было почти невозможно. И все же. Еще одно свидетельство, что и на старуху бывает проруха.

Войдя в гостиницу, Билл провел мелом диагональную черту на доске объявлений. Сегодня никаких разборов.

Мы не стали комментировать.

Билл заперся у себя в номере и не спустился к обеду. Мы молча поели и один за другим разошлись по своим номерам. Я лег, но никак не мог уснуть. Час за часом над моей головой звучали беспокойные шаги Билла. В конце концов я не выдержал и решил подняться, чтобы поговорить с ним. Перед дверью его номера остановился, услышав голос Билла:

– Это игра… это всего лишь игра…

Нервно меряя шагами пол, он разговаривал сам с собой.

– Как я мог позволить так облапошить себя… Черт!..– Голос его дрожал от ярости.

Билл злился на себя.

Я не стал стучаться и вернулся к себе. Укрылся одеялом с головой и забылся в тяжелом сне без всяких сновидений.

Ярость Билла после проигрыша Неду Хантеру подействовала на него, как витаминная инъекция. Перед четвертой гонкой он как никогда настроился на борьбу. Мы тоже.

В этот день дул слабый ветер. После первой, довольно равной лавировки Билл перед знаком сумел выйти вперед на два корпуса.

На курсе бакштаг выяснилось, что наш специальный спинакер попал в самую точку. После двух галсов «Леди» выиграла минуту двадцать секунд. Билл неотрывно следил за Недом во время второй лавировки, и, огибая знак, мы сохраняли свое преимущество.

Билл мастерски выполнил два маневра на бакштаге, что позволило нам выиграть еще пятьдесят пять секунд. Заключительная лавировка к финишной линии добавила десять секунд к нашему отрыву.

Мы победили, опередив «Инспирейшн» на две минуты двадцать пять секунд.

Эта победа была отмечена печатью мастера. В жизни не видел я такой великолепной работы на штурвале. И успех здорово приободрил нас. Мир убедился, что с нами следует считаться. Мы доказали, что выиграли первую гонку не только благодаря изменению ветра.

В поединке Швеция – США счет 2:2. Ничья.

– Прогноз погоды на сегодня какой-то несусветный, – сообщил Мартин на утренней оперативке в день пятой гонки.

Как обычно, мы с ним и с Биллом изучали свежие сводки погоды.

– Что так?

– Очень уж прогнозы противоречивые, настоящий цирк сулят. – Мартин озабоченно листал свою записную книжку.

– Сколько метеостанций ты запрашивал? – спросил я.

– Пять.

– И никаких общих знаменателей?

– Три предсказывают слабые ветры… две ожидают полный штиль. Согласны только в том, что днем будет жарко.

– Направление ветра?

– Все станции говорят по-разному.

Билл задумчиво потер подбородок. До этого дня прогнозы метеостанций совпадали. И что самое главное – полностью подтверждались.

– О'кей, – заключил Билл. – Будем сами себе синоптиками. У меня в номере есть бинокль. Пошли, Мартин.

Позднее, когда «Сторми» тянул нас по зеркальной глади в сторону дистанции, Мартин подошел ко мне:

– На севере кучкуются какие-то подозрительные облака.

– Где? – Я не видел в той стороне никакого намека на облачность.

– Мы с Биллом поднимались на скалы около гостиницы. В бинокль было видно гряду темных облаков вдали.

– Дождь?

– Возможно. Хотя, судя по жаре, скорее – гроза.

Когда мы поравнялись с мысом Бивер-Тэйл, над горизонтом на севере чернела тонкая полоса.

– Торопится… – заметил Мартин, внимательно изучив ее. – Причем движется против ветра.

– О'кей, – сказал Билл, – будем при лавировке ориентироваться на север.

Азбука парусного спорта. Высматривать непогоду, править на дождевые или грозовые облака. Кто будет там первым, раньше воспользуется переменой ветра, сопутствующей низкому давлению.

– Нед последует за нами, как пить дать, – сказал я.

– Не спеши с выводами, – усмехнулся Билл. Приготовил сюрприз для Неда?

На этом обмен мнениями кончился. Во время заключительных приготовлений к старту в кокпите было не до рассуждений. Только рапорты о времени, маневрах соперника, компасном курсе. Негромкие команды Билла передавались мною вперед и под палубу, все прочие разговоры были запрещены.

– Две минуты до старта, – доложил я.

И тут Билл выполнил странный маневр. Он повел «Викинг Леди» прямо в лапы Неда Хантера. Продолжая следовать таким курсом, мы снова позволим Неду блокировать нас с наветренной стороны. Как это было на кошмарном старте третьей гонки.

Что это с Биллом? Спятил он, что ли? Мы с Мартином озадаченно уставились друг на друга.

Нед Хантер охотно принял дар. Не мешкая занял позицию у раковины «Леди». Пиявкой впился в нас с наветра.

– Минута, – вымолвил я уныло.

На лице Билла было написано безразличие проигрывающего картежника.

– Докладывай, если Нед попробует оторваться, – еле слышно произнес он, играя желваками.

– Пошел!..– воскликнул я.

Едва Билл закончил фразу, как Нед рванулся вперед.

– Держись, Нед!.. Посмотрим, кто кого!..

Билл резко крутнул штурвал. «Леди» развернулась к стартовой линии. Неожиданный лувинг вынудил «Инспирейшн» пересечь ее. Билл живо отвернул обратно; Нед последовал за нами. По-прежнему нос «Инспирейшн» прикрывал нашу корму. Неду Хантеру не удалось выйти на позицию, страхующую его от лувинга. За оставшуюся минуту он пять раз пытался занять такое положение, при котором международные правила запрещают лувинг. Билл неизменно отвечал тем, что круто приводил «Леди» к ветру.

– Выстрел!..– крикнул я, услышав сигнал судейского судна.

За время попыток уйти от лувинга «Инспирейшн» отстала метров на пятнадцать и теперь должна была бороться с отраженным ветром. Билл сумел отомстить Неду за коварный финт в третьей гонке.

Оказавшись в безнадежной позиции, Нед Хантер уже через двадцать секунд повернул на левый галс. Мы сделали то же, блокируя его. Всю первую лавировку наши лодки шли параллельными курсами с заметным преимуществом у «Леди». Огибая знак, мы опережали Неда на пять корпусов.

– Следите за грозовой тучей, – распорядился Билл, не спуская глаз с паруса и волн.

– Приближается… – доложил Мартин. – Настигнет нас на краю дистанции, на следующей лавировке, примерно в десяти морских милях отсюда.

Посреди второй лавировки Билл сделал неожиданный ход. До сих пор он шел впереди «Инспирейшн», следя за каждым ее оверштагом, но тут вдруг отвернул на север, хотя мы тем самым предоставляли Неду полную свободу. Безумие с точки зрения стратегии парусных гонок. Кто же станет, идя впереди, развязывать соперника. Именно это сделал Билл.

Нед продолжал идти правым галсом, используя шанс освободиться от блокировки.

Билл вел нашу лодку прямо на грозу.

– Идем минус десять градусов, – доложил вдруг Мартин.

51
{"b":"514","o":1}