ЛитМир - Электронная Библиотека

Хмурый полковник, председатель отборочной комиссии, долго не мог разобрать некоторых записей в его личном деле, а когда наконец расшифровал их, удивленно уставился на Рому:

– Что же это получается? Так ты что, судим, что ли?

– Так точно, товарищ полковник, – без запинки отвечал Рома.

– И за что же, интересно, такого доброго молодца подмели?

– Гоп-стоп, – улыбнулся Рома.

– Вот засуну тебя в стройбат, будешь там кирпичи носить. Гоп-стоп, что это, грабеж?

– Так точно.

Полковник в задумчивости поскреб лысеющую голову широкой пятерней, а потом изрек:

– А может, это и неплохо, нам такого кадра как раз и не хватает.

Задумался на секунду, поглядывая в его личное дело, а потом широким росчерком красного карандаша на обложке папки определил его дальнейшую судьбу:

«В спецотряд!»

Подразделение, куда угодил Рома Филатов, оказалось в высшей степени секретным. Даже по прошествии многих лет он не переставал удивляться, каким это чудом он туда попал. Прикомандированные к морским частям, вместо обычных двух лет новобранцы служили по три года. Он даже и тут превзошел все существующие нормы, отдав спецотряду дополнительно еще один год, так как служба до восемнадцати лет ему засчитана не была. По окончании службы каждому присваивалось звание «младший лейтенант» и в военный билет вшивался маленький розовый вкладыш, освобождавший офицера от регулярных сборов. Там же указывалось, что офицер прикомандирован к Генеральному штабу. Запись, хотя и в высшей степени туманная, производила должное впечатление на военкомов, и те не без уважения взирали на юнцов, над которыми витал ореол таинственности.

Дело было в том, что все они состояли на особом учете и проходили сборы в секретном подмосковном центре. Здесь было собрано не только стрелковое оружие едва ли не всех стран мира, но и новейшая боевая техника, включая танки, самолеты, вертолеты.

В этом центре бойцов учили управлять самолетами, вертолетами, водить автомобили любых марок. Однажды Рома едва не погиб, когда разучивал стандартную ситуацию – как выжить при лобовом столкновении мотоцикла с автомобилем. Все дело было в том, что он перемахнул через машину на секунду раньше нужного, сломав при падении два ребра.

Многие годы молодые офицеры жили в ожидании часа «икс», надеясь, что их знания будут востребованы и они начнут делать то, что умели лучше всего на свете – калечить и убивать. Каждый из них стрелял практически из любого оружия: автоматов, гранатометов, гаубиц, из любого подсобного материала мог смастерить орудие убийства, в безвыходной ситуации запросто сумел бы уничтожить врага голыми руками. Рома Филатов узнал, что на теле у человека находятся десятки уязвимых точек и достаточно только умело их активизировать, как жертва может не только потерять сознание, но и отправиться к праотцам. Их научили составлять взрывчатые вещества из простейших компонентов, и, если бы потребовалось, Рома изготовил бы «адскую машину» даже из пластилина и бабушкиного будильника.

И вот вся эта премудрость ему вдруг сильно пригодилась – и он начал употреблять ее с пользой для своих новых начальников, которые носили не генеральские погоны, а все больше золотые цепи и перстни да синие наколки на плечах…

Глава 6

Весь путь до Питера Филат продремал. И Глеб старался не тревожить шефа, а потому пристально следил за дорогой, объезжая случайные колдобины и ямы, осквернявшие ровное полотно шоссе. Пробудился Филат только перед самым въездом в город, когда пропыленный джип, остановившись у шлагбаума, терпеливо дожидался пассажирского поезда. Локомотив, подъезжая к разъезду, так громко загудел, будто собирался свернуть с железнодорожного полотна прямо на вереницу машин.

Однако состав промчался мимо. До города теперь оставалось рукой подать.

Филат уже окончательно проснулся и с интересом посматривал на кирпичные замки, горделиво торчащие по обе стороны дороги. Наверняка они принадлежали новорусским буржуа, которые детство и юность прожили в унылых «хрущобах» и, вырвавшись на большую дорогу приватизации, стали хапать землицы поболее и отгораживаться от соседей самыми что ни на есть кремлевскими стенами, как будто ожидали внезапной осады.

«Шевроле– блейзер» мчался на приличной скорости, Уверенно преодолевая небольшие подъемы. Было видно, что Глеб соскучился по хорошей дороге и быстрая езда доставляла ему немалое удовольствие. Казалось, он задался целью обогнать все попутные машины и первым пересечь границу Санкт-Петербурга.

– Филат, а ведь за нами хвост, – вдруг обронил Глеб, не поворачивая головы. – Идут за нами уже километров двадцать. От самого переезда.

– Может, случайный попутчик? – спросил Филат. Хотя жизнь научила его не верить в случайности и совпадения.

– Навряд ли, – покачал головой Глеб, – я сотню держу, и они не отстают.

У поселка притормозил – и они сбросили… А теперь просто в затылок дышат!

Филат посмотрел назад.

– Красная «ауди»?

– Она самая.

– Для погони такая тачка не приспособлена, да и окрас какой-то пижонский!

– А может, это Михалыч решил подстраховать нас? – высказал свое предположение телохранитель Данила. – Вон там и «мере» веднеется…

Филат на мгновение задумался, а потом уверенно ответил:

– Это не в духе Михалыча. Даже если бы старик о нас озаботился, он бы меня предупредил.

Филат старался не выражать беспокойства, впрочем, пока и оснований для этого было мало. В глубине души он продолжал надеяться, что это так просто кто-то прилип. Хотя он знал немало примеров, когда с законными наемные убийцы расправлялись именно на пустынной дороге. Шоссе-те же самые джунгли, где сильнейший проглатывает слабого. Тут можно стать невольной жертвой самых обычных беспределыциков, промышляющих на подходах к столичным центрам. Подобный промысел в криминальных кругах весьма распространен и приносит неплохие деньжата. На дорогах работают в основном рисковые пацаны, не боящиеся получить пулю в живот или дубинкой по зубам. Они сколачивают мобильные бригады и отчисляют должный процент в воровской общак. Если же и стоило кого-то опасаться то это таких вот «махновцев», работающих всегда небольшими группами.

Джип резко прибавил скорость – это Глеб надавил на газ. «Ауди» не желала отставать и уже едва ли не целовала их в задний бампер. Нагло идет, зараза, ничего не скажешь! Так можно двигаться только при абсолютной вере в собственную безнаказанность. Наверняка где-то далеко позади поспешает такая же фартовая тачка, до отказа набитая накаченными братками. Впрочем, и в салоне «ауди» их сидело немало – четверо! А если учесть, что у каждого из них наверняка по пушке на брюхе, то можно смело сказать, что они составляют нехилую боевую единицу.

Неужели произошла утечка информации и в Питере об истинной цели визита Филата стало известно людям, которым знать об этом не полагалось, и за ним выслали охотников – чтобы не дать ему въехать в город? Вот ведь и Чифа устранили сходным образом…

– Фарами мигают, – сообщил Глеб, – хотят, чтобы мы остановились. Что делать, Филат?

– Езжай пока. Если надумают пойти на обгон – не пускай!

Преследователи играли по-серьезному и наверняка знали, за кем едут. А иначе почему из огромного числа машин, мчащихся по шоссе, они выбрали именно тот джип, в котором ехал представитель московского сходняка? Значит, об их появлении в Питере уже было известно: подстерегли, суки, на дороге, чтобы вытряхнуть московских гостей где-нибудь в пригороде Северной Пальмиры.

– Мы их сделаем! – спокойно отозвался Глеб, чуть поджав губы.

– Вперед смотри внимательно! – резко предупредил Филат. – Не удивлюсь, если какой-нибудь «КамАЗ» вдруг выскочит с проселка. Приготовьте стволы!

– Это можно! – ответил Данила и полез за пазуху.

Глеб молча кивнул.

– Предупреждаю сразу, – продолжил Филат, – палить только по моему сигналу и бить наверняка, чтобы без контрольных выстрелов.

Филат носил пистолет сзади на ремне, в небольшой узенькой кобуре с кнопочкой-застежкой. Такое местоположение оружия было удобно тем, что оно не мешало при ходьбе, а потом (что немаловажно при его серьезном и опасном бизнесе) не выпирало и в случае опасности пистолет можно было бы извлечь за секунду.

12
{"b":"5181","o":1}