ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты Андрюха злишься, потому что я тебе рыбы не дал. А помнишь, как ты в мае корюшку зажал?

– Мне отец сказал, что бы корюшку не кому не раздавал, он её солить собирался.

– Мне тоже отец сказал, что бы такую рыбку именно тебе не давал. А прибрежники рыбки дадут, догонят и ещё добавят. Да и где бы я нашёл этих рыбаков прибрежников?

– Андрей, я смотрю у тебя батя спец. Да, всё верно, горбуша только в речку зашла и моментально преобразилась. Цвет поменяла, горбы, зубы, клювы повырастали, мясо побелело. Для таких перемен рыбе время нужно. В трёх километрах от устья первая горбуша серебро, как ты говоришь, морская. Серебрянка намного выше поднимается. Кстати, прибрежники вообще рыбу не дают.

– Лёха, мы в деревни постоянно у прибрежников рыбку на уху берём, – сказал Славик.

– Ну не ты же сам брал, и давали вам напожрать, вы местные, не знакомому рыбы не дадут. А вдруг тебя рыбзики поймают, и ты сдашь этих рыбаков. Колись Тимоха, чем ловил?

– Я тебе русским языком говорю, руками ловил, медвежьим способом. Вода большая, внизу Очеха глубокая, по пояс. Мы место классное нашли, поперёк речки лежит здоровенная ива, до воды сантиметров двадцать. Я залез на дерево, устроился поудобней, и прямо на течение выхватывал рыбку. Генка глушил, в рюкзак складывал.

– И сколько времени ты на этой иве торчал, сколько хвостов поймал?

– Да примерно за полчаса, десять хвостов выхватил.

– Обратно поехали через перевал?

– Рванули по кругу, по Охотской трассе. На перевальской дороге стоит пост.

– Рано там ещё посту стоять. А по Охотской гораздо опаснеё, там пост ГАИ-ВАИ.

– Что нам тот пост? Во первых там рыбзики не дежурят, да и горбуша только-только пошла. Кому нужны два мопедиста? За парком, пост уже стоит, менты дежурят. Позавчера ездил на водохранку за грибами, шлагбаум, как обычно был закрыт, но людей не было. Сегодня пришлось объезжать пост по тропам.

– Если пост уже стоит, значит, в этом году горбуша пошла раньше обычного.

– Леха, так, где твоя хвалёная речка Браконьерка?

– Где, где, в тайге, сходить хочешь? Смотри, там людей нет, а медведей полно. Когда на Браконьерке мало рыбы, туда опасно ходить.

– Ты меня не пугай. Сколько километров до этой Браконьерки?

– Забудь про свой мопед и про километры, в тайге расстояние измеряется временем. Сразу же за перевалом, на тринадцатом километре поворот налево. Там начинается тропа. Ты быстро ходишь, за пару часов дойдёшь до верховьев Браконьерки.

– А сколько чапать до устья?

– Не ходил я Тимоха до устья Браконьерки. Зачем идти на устье пешком по речке? Можно на мотоциклах проехать по кругу, через устье Очехи. Говорят, от устья Очехи, до устья Браконьерки километров двадцать, в сторону Стародубска.

– Ох, не фига себе! Ты мне подробней объясни, где эта речка находиться? Я примерно через недельку смотаюсь в разведку.

– С кем ты собрался в разведку смотаться?

– Один! – парниша ляпнул не подумавши. Всё, обратной дороге нет, сказал А, говори Б. – По дроге проскочу на мопеде. Потом тачку в лесу спрячу. Два часа по тропе это ерунда.

– Правильно говоришь, ерунда. Вот и не хрен заниматься ерундой. Один собрался, медведь тебя там сожрёт и дело с концом. Не ходят на Браконьерку в одиночку. Это тебе не за грибами лазить по водохранке. Мы туда толпой ходим, человек по десять.

– Вы и на пик Чехова толпой ходите.

– А ты хочешь сказать, один ходишь на пик Чехова, да?

– Тимоха в том году один на пик ходил, – сказал Андрюха.

– Это потому что ты отказался идти. И я в том году два раза один ходил на пик за ягодой. Кого там боятся, там народу не меряно.

– Я отказался, все оказались. В субботу надо в школу ходить, а не на пик Чехова за ягодой.

– Тебе надо в школу ходить, ты и ходи. Ты каждый день ходил в школу, я почти весь восьмой класс прогулял! В аттестате у нас оценки одинаковы. И я буду учиться в фазанки на престижную профессию, а ты на специальность где постоянно недобор.

– Ну, ты Тимоха даёшь! Смотри, плохо кончишь, на пике медведей полно.

– Не знаю, ни разу не видел мишек на пике. Я же сказал, когда туда ходил, там народу жуть сколько было. Какие к чёрту медведи? Леха, а ты знаешь, где я в начале июля пять дней жил один?

– Ну и где ты жил один?

– На речке Сокол, на водопаде, в шалаше жил. А там медведей, больше чем на твоей Браконьерке.

– Где ты там шалаш построил? Я ходил по Соколове за черемшой. Да, там вся дорога в медвежьих следах. Ты Тимоха совсем без башки.

– Кто бы говорил, сам ты без башки. Шалаш я не строил. Шефы шалаш делали.

– Кто делал, какие ещё шефы?

– Обыкновенные шефы, в Соколе так силосников называют.

– А, вон оно что! Видел я этот огромный шалаш, сколоченный из досок. Шалаш стоит, не доходя водопада. А что тебя туда занесло?

– Так надо было, – гордо ответил Тимоха. – Не доходя водопада. Сколько там не доходя? В шалаше отлично слышно шум водопада.

– Ну, у тебя ведь оружие было, – сосед Андрюха, всё не может успокоиться. Ему рыбы хочется, парниша не дал рыбы. К тому же сильно обидел, насчет специальности, которую собрался получить в профтехучилище. Отучится Андрей и всю жизнь проработает плотником.

– Поджег против медведя, короче, что слону дробина. Да и надо попасть в этого медведя, у поджега целкости, ноль целых пять десятых.

– Ты же хвастался, что простреливал железную бочку, медведь размерами гораздо больше бочки.

– С поджега не прострелишь железную дочку.

– Леха, я стрелял не с дроби, а с подшипника. Одну стенку бочки прошибал насквозь. На второй стенке оставалась вмятина. В заряд серы в два раза больше и пуляй на здоровье.

– С таким зарядом руки оторвет.

– Сам знаю. Я поджег, клал на шлакоблок, приваливал кирпичами и бабахал. Утром просыпаешься, как-то не хорошо на душе. На поляне вороны каркают. Разок бабахнул и тишина, только водопад шумит. Андрюха, если бы медведь лег за место бочки, я бы в него пальнул. А так извини, сам бегай с поджегом за медведем.

– Не советую тебе Тимоха идти одному на Браконьерку, сгинешь.

– Ты не переживай за меня. Лучше подробней объясни, как туда попасть? А может, ты боишься выказывать рыбную речку, жалко, да?

– Мне тебя жалко. Потом твоя мамка меня ругать будет, что отправил тебя в лапы к медведю.

***

Тимоха и сам не рад, что сказал не подумавши. Допустим, пик Чехова для него стал как дом родной, основательно изучил гору. Всем известно, на горах рыбы нет, значит, и медведей нет. За пять лет сбора ягоды брусники, на пике Чехова. Ни разу не видел медведя, даже издалека. Только слышал страшилки ягодников. Он вообще не видел медведей. Речка Браконьерка совсем другое дело, там тайга, рыба есть, значит, медведь есть. Как не крути, придётся идти в разведку одному. Иначе лишится звания таёжника.

На самом деле, на пик Чехова медведи захаживают довольно часто. Наверное, косолапые решили. До поры до времени не показываться Тимохи на глаза. Психическая травма, нанесенная в детстве, чревата серьезными последствиями. Если бы медведь напугал его раньше положенного срока. Не стал бы он таёжником. Может быть, шарахался бы от леса, как чёрт от ладана, в жизни всякое бывает. Тайга, она знает кого, когда и кем пугать!

– Короче слушай. Спускаешься с перевала до тринадцатого километра, – Лёха стал объяснять путь на Браконьерку.

– Наверное, лучше сказать, что с перевала спускаешься километр.

– Ты Тимоха не перебивай, умник нашелся. От тринадцатого километра ещё один кривун вниз. Поворот налево, его не прилетишь, там поляна большая.

– Лёха, я много раз спускался на ту сторону, не какого поворота не видел.

– Да потому что ты вниз летишь как угорелый. Что на мопеде, что на велосипеде. Тебе не нужен был этот поворот, вот и не обращал на него внимания. На поляне начинается старая дорога. Она вскоре заканчивается, переходит в тропу. По этой тропе поднимаешься до перевала и вниз до воды.

3
{"b":"519139","o":1}