ЛитМир - Электронная Библиотека

Но иногда Анри видел на лице Ника нечто очень человечное. Стоившее того, чтобы с ним дружить.

– Скажите мне одну вещь, mon ami. Теперь, когда вы вернулись в Англию и получили этот красивый дом, каковы ваши планы?

Холодный взгляд голубых глаз графа оторвался от листка бумаги и остановился на Анри.

– Я удостоверюсь, что ремонт Гиббертон-Холла идет полным ходом, а затем...

– А затем? – спросил Анри, хотя он уже знал ответ.

– Потом я завоюю черноволосую простушку, которая любит дразнить людей.

Ник повернулся к окну и невидящим взглядом уставился на лужайку перед домом. Его лицо было таким напряженным, что Анри вздрогнул. Обстоятельства складывались совсем не так, как он рассчитывал. Он хотел, чтобы граф нашел приятную возлюбленную, которая развлечет его и выведет из мрачного настроения. Но было очевидно, что у Бриджтона на уме нечто другое – с привкусом запретного плода.

На какой-то безумный момент Анри задумался, не следует ли ему шепнуть кое-что на ушко Делфи, что было для него не характерно. Но после секундного размышления он отбросил этот неразумный путь. Молодая женщина уже была замужем, в конце концов. И любая попытка управлять Ником вызовет у него еще большее сопротивление.

Оставалось надеяться, что его сведения неверны и эта дама не столь уж невинна. Ради ее же блага Анри надеялся, что она обладает богатым опытом.

Сара рассеянно разглядывала маленький экран перед камином, украшенный изображениями неправдоподобных колибри и пестрых попугаев. Этот экран защищал дорогой ковер в зеленом салоне от вылетающих угольков и попадался Саре под ноги всякий раз, когда она здесь находилась.

– Мужчины – глупцы. Все до единого.

Анна, рассматривающая модель в журнале «Парижские моды», подняла глаза.

– Ты говоришь это в третий раз за последние несколько минут. Я должна с тобой согласиться или возразить?

– Ни то ни другое. Это неоспоримый факт жизни. – Сара вздохнула и обвела контур одной из колибри кончиком туфельки. Последние несколько недель были невероятно трудными. Когда она пустилась на поиски приемлемого мужа, ей и в голову не приходило, что их в Бате так мало. И по мере того как они с Анной отбраковывали претендентов из короткого списка кандидатов, она все больше беспокоилась, что же будет, когда она действительно найдет подходящего жениха. Сможет ли она довести его до нужной кондиции раньше, чем ее братья нанесут ей визит?

Несомненно, это не слишком сложно. Она не уродина, и происхождение у нее вполне приемлемое. Но ей не везло.

– Я флиртовала, улыбалась, стреляла глазками, пока не стала опасаться за сохранность своих ресниц, и все зря. Я скоро с ума сойду.

Анна покорно отложила в сторону журнал.

– Возможно, проблема отчасти в твоих преданных братьях. Смею сказать, одна мысль о встрече с одним из них или со всеми сразу может отпугнуть любого мужчину.

Сара провела кончиком пальца по вышитым строчкам журнала. Даже на расстоянии многих миль братья продолжали ей досаждать.

– Это приводит в отчаяние. Я не встретила ни одного мужчины, который бы мне подошел.

Образ графа Бриджтона встал перед глазами, ясный и четкий. Конечно, он далеко не идеальный муж; она поняла это по жаркому взгляду собственника, которым он смотрел на нее. При одном воспоминании об этом взгляде ее все еще бросало в дрожь. Бриджтон был горяч и опасен, такой мужчина либо завладеет душой и телом женщины, либо вовсе не станет ею даже заниматься.

Почему-то она не могла заставить себя признаться Анне, что именно произошло между ней и графом. Но его лицо неизменно являлось Саре во сне. На мгновение она ясно представила, как его губы касаются ее рта, его ладони скользят по ее обнаженной коже... В ней разгоралось желание, острое предвкушение вызывало дрожь.

Помоги Боже той женщине, которую он решит сделать своей. Он завладеет всем ее вниманием. Что еще хуже, Сара опасалась, что ей понравилась бы его строгость. Если бы она поцеловала графа, ей бы захотелось, чтобы этот поцелуй никогда не кончался. Она бы растаяла, как осколок льда в горячей чашке, превратилась бы в жалкую лужицу прямо на его глазах.

Анна вдруг ахнула.

– Сара! А как насчет виконта Хьюлетта? Он только на прошлой неделе приехал в город навестить престарелую тетушку. И собой он очень даже ничего. Мой дедушка сказал, что он, кажется, осматривает всех женщин, подходящих для брака, а дедушка – не самый наблюдательный из людей.

Сара прикусила губу. Виконт определенно был подходящим кандидатом. Достаточно привлекательный, вежливый. Единственным его отрицательным качеством, которое она заметила, была его склонность на каждом углу рассказывать о себе. И у него уже есть много детей от первого брака. Ходили слухи, что жена виконта умерла при родах пятого ребенка и его мать взяла на себя заботу о детях. Человек, у которого уже есть семья, не захочет больше иметь детей. У нее поднялось настроение.

– Анна, возможно, ты права. Хьюлетт – идеальный кандидат.

– Надеюсь, что так; я больше никого не могу припомнить. Что такого в этом городе, чтобы притягивать скучающих мужчин и престарелых распутников? Я склонна согласиться с дедушкой, который говорит, что жизнь в Бате тоскливая и монотонная.

Сара с любопытством посмотрела на подругу: – Тогда почему ты здесь живешь?

– Потому что он считает, что Лондон полон прохвостов и кретинов. Брайтон населен одними негодяями и простофилями, а Йорк кишит паразитами и слабохарактерными нигилистами. Дедушка предпочитает иметь дело с респектабельными занудами, чем замарать себя общением с презренными людьми.

– Как ему трудно!

Анна усмехнулась:

– Да, не правда ли? Но создавать другим трудности – это единственное, что у него хорошо получается. – Она задумчиво поджала губы. – Я и правда не могу предложить более ни одного кандидата. Если Хьюлетт не подойдет, тогда мы пропали.

Сара нахмурилась.

– Не может быть. Должны же быть и другие мужчины.

– Если ты хочешь выйти замуж за человека, который будет заодно с твоими братьями, то я могу назвать дюжину мужчин, которые мечтают породниться с Сент-Джонами. А иначе... – Анна пожала плечами. – Если с Хьюлеттом ничего не выйдет, нам придется снова попытаться с Бриджтоном. Он единственный соответствует твоим требованиям.

Сара взяла одну из вышитых тетушкой Делфи подушечек и рассеянно подбросила ее в воздух.

– Это не вариант, – ответила она, стараясь сохранить невозмутимость.

– Возможно, у тебя нет выбора. – Анна поставила локоть на колено и положила подбородок на ладонь. – По крайней мерс Бриджтон красив, и от него не разит чесноком, как от мистера Дотли.

Нет, от него пахнет мужественностью, опасностью и страстью, от которой в дрожь бросает. А Сара больше никогда не позволит себе снова попасть в такое положение, когда она будет желать мужчину больше, чем он ее.

– Виконт Хьюлетт часто ездит верхом в парке?

– Каждое утро в девять часов.

Хорошо. Мужчина, который и надежен, и является отцом многочисленного потомства, должен быть в восторге от жены, больше интересующейся радостями жизни.

Дверь гостиной открылась, и в комнату вплыла тетушка Делфи, размахивая сложенным письмом.

– Вот, Сара! Тебе письмо и... – Она остановилась, заметив Анну. – Мисс Тракстон, как я рада вас видеть. Саре пришло письмо от брата.

Сара взяла письмо и внимательно рассмотрела печать.

– Это от Энтони. – Она быстро вскрыла его и пробежала глазами содержание.

– Что он пишет? – спросила тетушка Делфи, наклонив голову к плечу и пытаясь прочесть послание с того места, где стояла. – Все здоровы? Он сообщает тебе последние сплетни из Лондона? Неужели на званом ужине у Кауперов было столпотворение? Я только знаю, что Мария Локтон надела в оперу кричаще розовый наряд. Я просила его также рассказать все подробности о рауте Олденхемов, но он не прислал мне ни одного письма.

Сара пыталась расшифровать быстрые каракули брата. Энтони никогда не умел как следует писать письма. Однажды он отправил ей послание, где упомянул о пустяковом происшествии, которое на поверку оказалось опасным падением с лошади и переломом ноги.

12
{"b":"52","o":1}