ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он говорит, что Маркуса задержали дела. – Она подняла глаза на тетку. – Не понимаю. Маркус собирался приехать сюда?

Тетушка Делфи опустила взгляд на кончики туфель.

– Кажется, да.

– Зачем? – напрямик спросила Сара.

– Чтобы навестить тебя, конечно.

– Он намерен запугивать меня?

Тетушка Делфи выглядела смущенной.

– Ну, он хочет посмотреть, как ты справляешься с новой ситуацией.

– Естественно, – сухо отозвалась Сара. – Я бы ничуть не удивилась, если бы он задумал познакомить меня, как потенциальную невесту, с каждым холостым викарием или трусливым священником.

– О Боже! – Тетушка Делфи бочком двинулась к двери. – Если у нас пока нет посетителей, то я лучше пойду скажу кухарке подать ту баранью ногу, которую приберегала. – Делфи выпорхнула из комнаты, унося за собой шлейф из шелка и запаха лаванды, вся – олицетворение хозяйственного рвения.

Анна возмущенно посмотрела на закрывшуюся дверь.

– Она всегда такая?

– Какая? – Сара рассеянно глядела на письмо.

– Парит по дому, словно чертова фея.

– Да, но только тогда, когда не проявляет раздражающей меня заботы и не обращается со мной, будто мне двенадцать лет.

Анна пожала плечами:

– Я рада, что живу с дедом. Пусть он бранится, как угольщик, но зато не порхает вокруг так, что это смущает. Не знаю, как ты это выдерживаешь!

– У нее доброе сердце. Я просто повторяю это себе каждые пять минут. – Сара смотрела на письмо. Проклятие! Ей следовало это предвидеть. Она вскочила на ноги и начала быстро ходить по комнате.

Анна несколько секунд наблюдала за ней, потом спросила:

– Что еще он пишет?

Сара остановилась на мгновение и протянула подруге послание.

– Здесь говорится, что Маркус не смог вырваться и ко мне приедет другой брат, но они еще не решили, кто именно.

Анна тихо присвистнула.

– Решили не спускать с тебя глаз?

– Они слишком вмешиваются в мои дела. – Сара скрестила руки на груди и снова зашагала по комнате. – Я не хочу, чтобы кто-то из братьев стоял у меня за спиной и превращал мою жизнь в каторгу. У нас осталась неделя, чтобы найти мужа, Анна. Возможно, меньше.

– Тогда нам придется эффективнее использовать каждый день. – Анна вернула подруге письмо. – Завтра утром ровно в девять поедем в парк и познакомимся с виконтом Хьюлеттом. Посмотрим, что можно предпринять.

Сара с тяжелым сердцем опустилась на диван. У нее нет времени на деликатность. Нет, ей нужно действовать в открытую, она выложит все карты на стол. Остается надеяться, что виконт поймет необходимость спешить. Когда они поженятся, она уверена, Маркус выделит ей приличное приданое. Его это, конечно, разозлит, но гордость не позволит ему поступить иначе.

Все, что ей необходимо, – это добиться согласия виконта на такое стремительное ухаживание. Если это не получится, потребуются более решительные меры. Саре даже не хотелось думать, какими они будут. Но как только она подумала об этом, перед ее глазами возникло лицо Бриджтона. Она решительно прогнала от себя этот образ. Виконт Хьюлетт должен стать ее мужем. Она не согласится ни на кого другого.

Глава 4

Если Николас Монтроуз в чем-то и разбирался, так это в мастерстве искушения. Нельзя подавать виду, что ты слишком жаждешь продолжить флирт с восхитительной леди Каррингтон спустя столь недолгое время после бала у Джеффрисов. Он решил подождать по крайней мере еще неделю, а потом организовать «случайную встречу с намеченной жертвой».

Поэтому несколько дней после беседы с графом дю Лаком Ник занимался ремонтом Гиббертон-Холла и принимал личное участие в подборе мастеров. Для тех, кто его не знал, он выглядел целиком поглощенным этими делами, Но время от времени он поднимал глаза и представлял себя в отремонтированном особняке, с восстановленной репутацией, с хорошо обученными слугами, а рядом с собой – чью-то смутную фигуру. Шли дни, и эта фигура приобретала более определенные черты. У нее были пышные волосы цвета воронова крыла и светлые голубые глаза.

Он желал получить Сару Лоренс. Хотел видеть ее у себя в доме и в постели. Анри ошибался, думая, что Нику нужна более глубокая и постоянная связь. Ему нужна только страсть. Дразнящая воображение спутница, которая могла заставить его забыть висящую над ним тень, и больше ничего.

Сара подходила идеально– хорошо воспитанная, обворожительная и к тому же вдова, что означало, что она обладает определенными знаниями, какими бы они ни были ограниченными. Его опыт подсказывал, что англичанки меньше искушены в искусстве эротики, чем парижанки. За исключением нескольких отчаянных женщин, таких, как Люсилла Кеттеринг, которая проводила больше времени за границей, чем дома, большинство англичанок и не подозревали обо всем разнообразии чувственных удовольствий.

Эта мысль очень понравилась Нику. Он жаждал обучить прелестную леди Каррингтон тайнам будуара. Он провел много времени, совершенствуясь в загадках наслаждения, и было бы интересно заняться ими с кем-то менее искушенным, чем он сам.

Чтобы получить сведения о предмете своей охоты, он послал одного из конюхов следить за домом, где она жила. Конюх каждое утро преданно докладывал о действиях леди Каррингтон. Ник с радостью слышал, что тетушка редко оставляла ее одну и немногие из посещавших ее мужчин могли бы составить ему конкуренцию. Н эти немногие вызывали в нем смутное беспокойство.

Он хмурился при мысли, что кто-то другой прикоснется к ее белой коже, будет целовать ее нежные губы. Представляя себе Сару Лоренс в объятиях другого мужчины, он буквально скрежетал зубами.

Это безумие, ведь Ник никогда не был собственником. Он получал усладу там, где находил, и дарил ее бесплатно. Его опыт подсказывал, что женщины частенько готовы привязаться к нему, хотя их об этом и не просят. Слишком стараются завладеть им.

Шли дни, и Ник обнаружил, что все чаще думает о Саре, представляет себе ее голос, шепчущий его имя, ее рассыпавшиеся по его подушке черные волосы, ее лавандовый запах на его прохладных, хрустящих простынях. Как всегда, раз наметив себе цель, он сосредоточился на ней, позабыв обо всем остальном, и его решимость росла с каждым днем.

Поэтому, несмотря на собственное решение подождать, уже через четыре дня Ник отправился верхом в Бат. Анри сообщил ему, что леди Каррингтон каждое утро катается верхом в восточном парке в небольшой компании друзей и воздыхателей. Ник ездил по дорожкам, пока наконец не увидел ее миниатюрную фигурку верхом на беспокойной гнедой кобыле.

Ник остановил коня и стал наблюдать. Если очаровательная Сара выглядела привлекательной в темном платье из муарового шелка, то в облегающей амазонке сапфирового цвета она была убийственно красива. Строгие линии наряда подчеркивали ее формы. Высокий воротник обрамлял лицо; на щеках играл румянец, голубые глаза сияли. Длинное белое перо украшало высокую шляпку и соблазнительно касалось плеча.

Она была великолепна.

Смеясь, она обернулась, чтобы ответить на реплику спутника, и от этого движения на мгновение ее красивый профиль четко обрисовался на фоне кустарника. Тело Ника среагировало так быстро, что он проклял тесные бриджи.

Он мрачно улыбнулся своей реакции. В первый раз за долгое время все складывалось в его пользу. Ремонт Гиббертон-Холла быстро продвигался. Пратт так удачно разместил его деньги, что он мог легко позволить себе самую роскошную жизнь. И что лучше всего, его головные боли стали крайне редкими. Свежий деревенский воздух сделал его бодрее и активнее, чем когда-либо раньше.

А скоро у него будет любовница. Ник направил коня к компании леди Каррингтон. Слева от нее ехала высокая рыжеволосая женщина, с которой она была тогда набалууДжеффриса. МиссТракстон, если он правильно запомнил, тоже казалась весьма неординарной особой. Справа от Сары ехали трое мужчин, один из них грум, а другой лакей. Ее тетушка, очевидно, не хотела рисковать, боясь, что ее своенравная подопечная ускользнет. Его взгляд переместился на третьего мужчину, и улыбка Ника погасла.

13
{"b":"52","o":1}