ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Цена вопроса. Том 2
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Дорога домой
Цвет. Четвертое измерение
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Поединок за ее сердце

– О, он настоящий джентльмен, Сара. Во всяком случае, был, пока... – Глаза Делфи наполнились слезами.

– Что? – спросила Сара, наклоняясь вперед, полная негодования за свою мягкую тетушку.

Делфи подавила рыдание.

– Ох, Сара, он весь вечер провел за беседой с леди Прюдом и миссис Уолтон и ни разу даже не посмотрел в мою сторону!

Сара порывисто обняла тетю.

– Несомненно, это грубо, но это же не повод лить слезы!

Делфи отстранилась, нашла платок и вытерла глаза.

– Нет-нет. Правда. Просто я встретила Анри и думала... О, не важно, что я думала. Я ошибалась. Теперь я это вижу. – Она грустно рассмеялась. – Он больше никогда со мной не заговорит. Смею сказать, я вообразила, что нравлюсь ему.

– Возможно, это и к лучшему, – тихо произнесла Сара. Вот что она получила за то, что сосредоточилась исключительно на своих проблемах. Ну, этого больше не будет. Сара отныне будет присматривать и за графом, и за Делфи.

После минуты напряженного молчания Делфи глубоко вздохнула, потом покачала головой и слегка улыбнулась.

– Я просто очень устала, вот и все. Господи, смотри, как поздно. Тебе лучше лечь спать, дорогая.

Сара на прощание обняла тетушку.

– Если я могу что-нибудь сделать...

– Я тебе дам знать. – Делфи улыбнулась и нежно заправила прядку волос за ухо Сары. – Я всегда восхищалась тем, как ты принимаешь жизнь, Сара. Ты не знаешь поражений.

Образ графа Бриджтона вес еще стоял перед ее глазами, ее губы ощущали тепло его поцелуя. Сара скорчила гримасу.

– О, я очень часто терплю поражения.

– Возможно, разочарования, но не поражения. Хотела бы я иметь твое мужество.

– Энтони не назвал бы это мужеством. Он думает, что это всего лишь упрямство.

– Вероятно, это одно и то же, – сказала Делфи. – Как бы оно ни называлось, я хотела бы иметь его побольше. Ты выросла и стала удивительной женщиной, Сара. Точно как твоя мать.

Неожиданное одобрение тетушки согрело Сару. Она снова крепко поцеловала Делфи и молча поклялась сделать все, что в ее силах, чтобы держать щеголеватого графа дю Лака подальше от тетушки. Она вернулась в свою комнату, полная тревоги.

Сара не могла уснуть и лежала на постели, заложив руки за голову, а ее мысли постепенно вернулись к графу Бриджтону и его соблазнительной угрозе.

В действительности это не было угрозой. Больше обещанием, волнующим, опасным и пугающим. Сара обняла подушку и стала рассматривать загадочные тени на потолке, которые отбрасывало пламя свечи.

Каким бы заманчивым ни было невероятное предложение графа, Сара не могла отказаться от своего плана. Теперь, когда здесь Энтони, время сократилось в десять раз. Она заставила себя отбросить все мысли о соблазнительном Нике и размышлять о других мужчинах Бата. Она медленно перебрала мужчин, которых видела сегодня вечером. Она уже готова была сдаться, но тут мысленно насторожилась. Сэр Фрэнсис Баутон.

Сара чуть не вздрогнула при этой мысли. Его светлости было всего двадцать два года, он имел пугающе неподвижный взгляд и печальную склонность носить кружева. Но он был холост, обладал неправдоподобно толстой шкурой, которая защитит его от колючек ее братьев, и он обожал светские мероприятия до потери здравого смысла, что гарантирует ей достаточно свободы после брачной церемонии.

Поразмыслив с полчаса, Сара решила, что он подойдет, хоть и далек от совершенства. Был только один идеально подходящий муж, но он уже вычеркнул себя из ее списка. Скрипнув зубами, Сара перевернулась на бок, прижала к себе подушку и наконец стала засыпать. Ей снился красивый мужчина, принц, с холодной, циничной улыбкой и горящим взглядом голубых глаз. Мужчина, который манил ее из тени, обещая научить запретному искусству любви.

Поглубже зарывшись в подушки, Сара улыбнулась во сне.

Глава 8

– Поверить не могу, что дал вам уговорить себя, – сказал Анри, ежась от холодного утреннего воздуха.

Ник опустил занавески на окне кареты и откинулся па спинку сиденья.

– Тогда не поедем.

– Ба! Никогда не позволю, чтобы можно было сказать, будто у меня не хватило мужества бросить вызов восходу солнца. Я только хотел бы, чтобы оно не вставало так рано.

– Сейчас десять часов, Анри. Едва ли это можно назвать восходом.

– Это зависит от того, в котором часу вы легли спать, мой друг. – Анри бросил на него суровый взгляд. – А вставать так рано, чтобы нанести визит в больницу... Не могу поверить, что вам хочется это делать.

– Это не больница. Это курзал, и именно там собирается высший свет, чтобы обменяться новостями и поговорить о победах прошлого вечера. И еще чтобы попить поды. Вы и сами можете се попробовать.

– Зачем?

– Считается, что она улучшает здоровье людей, замедляя процесс старения.

Граф выпрямился на сиденье.

– Старения? Кто стареет? Мне всего сорок лет!

Ник поднял брови.

– Или около того, – поправился граф, пожимая плечами. – Ну, у меня скверное настроение. Нет? Не знаю, в чем дело. После бала у Кирквуда я... – Он осекся и тихо выругался. – Простите меня. Сегодня утром я не гожусь в компаньоны.

Ник тоже не годился..В последние три дня он ни о чем не думал, кроме того, какова на вкус Сара Лоренс. Тот поцелуй в саду воспламенил его, проник в его сны и не давал покоя. А Сара теперь стала еще более недоступной, ведь ее громадный братец-силач не отходит от нее. Ник улыбнулся про себя. Даже это ему на руку, так как мешает леди Каррингтон подобрать мужа по своему вкусу.

Его беспокоило только то, что ее безрассудные поиски могут увенчаться успехом. Она проявляла прискорбную склонность просить всех мужчин, рядом с которыми оказывалась, взять ее замуж. Она в конце концов выскочит замуж за круглого дурака, это всего лишь вопрос времени.

Ника обычно не волновало, замужем его любовница или нет. Но на этот раз... на этот раз все иначе. Теперь, когда Ник старался проложить себе путь в общество, он не желал иметь дело с возможной ревностью мужа. Он хотел получить свободный доступ к Саре, не говоря уже о ее полном внимании. Муж мог бы... отвлекать ее.

Поэтому нужно показать ей ошибку в ее стратегии, не говоря уж об опасности быть увиденной в саду без сопровождающей дамы на многолюдном балу. Она могла очень просто погубить себя. Немногие понимали, каково быть, изгоем, как тяжело быть отвергнутым, как больно, когда те, кого считал своими друзьями, с отвращением отворачиваются от тебя. Ник твердо решил спасти будущую возлюбленную от скандала, столько же для ее блага, сколько и для своего собственного.

Итак, теперь он был поставлен в незавидное положение защитника. Ее брат занимался тем же, но этот громадный увалень не представлял себе, как далеко готова пойти его сестра ради достижения цели. И это давало Нику преимущество. Он точно знал, что планирует Сара, и слишком хорошо понимал ее желание освободиться от условностей общества.

Их карета наконец подъехала к курзалу. Когда Ник и Анри поднялись по лестнице, Анри бросил взгляд на надпись на двери.

– «Вода – самое лучшее». Какой дурак это написал?

– Тот, который убедил всю Англию, что питье этой грязной, зараженной отравы вылечит людей от всех болезней.

Граф фыркнул:

– Мир населен идиотами. Куда ни плюнь, обязательно попадешь в одного из них.

Ник удивился дурному настроению графа. Несомненно, оно имело более глубокие причины, чем больная голова после бурно проведенной ночи, хотя граф редко пил лишком много. Возможно, его ухаживания за леди Лангри не имели успеха. Как бы то ни было, он начинал безмерно раздражать Ника.

Когда они вошли в помещение, он забыл о графе и его проблемах. Сара сидела в нише вместе с тетушкой и подругой с тициановскими волосами, а ее брат стоял на страже рядом, словно огромный золотистый медведь.

Сара выглядела юной и свежей, как невеста, в светло-желтом муслине, украшенном голубыми розетками. Ее волосы небрежно падали локонами на одно ухо. Ник улыбнулся про себя. Ее хрупкий и невинный вид был обманчив, и никто не знал этого лучше, чем он. Если, конечно, не считать получившего синяк виконта Хьюлетта.

21
{"b":"52","o":1}