ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 9

Сара посыпала песком только что написанное письмо и протянула его Анне, которая быстро пробежала его глазами.

– Ну, – после заметной паузы заметила она, – это, конечно, откровенно.

Сара положила перо на подставку.

– Там всего лишь сказано, что я надеюсь увидеть его на концерте у Ферфаксов. Я уже устала от всех этих экиноков. Как только оно просохнет, прикажу одному из лакеев отнести его.

Анна послушно помахала запиской в воздухе, чтобы она быстрее высохла.

– Сара, ты уверена, что тебе следует это делать? Мы очень мало знаем сэра Баутона. И мы так сильно ошиблись в виконте Хьюлетте...

– Вот почему я и не стану встречаться с сэром Баутоном наедине. Ты будешь со мной все время. Кроме того, известно, что сэра Баутона очень легко уговорить, а его семья только недавно получила доступ в общество.

– Дедушка считает, что от этой семьи пахнет торговлей.

– В его устах это большой комплимент, – заметила Сара.

– Правда. И все же... не знаю.

– Я тоже. Но я хотя бы что-то делаю.

Анна сложила послание и вернула его Саре.

– А Энтони не попытается помешать тебе встретиться с сэром Баутоном?

– Мог бы, если бы считал, что это я жажду с ним встречи. Поэтому я намекнула, что это ты питаешь слабость к Баутону.

Лицо Анны порозовело.

– Мило.

Собственно говоря, Энтони очень странно прореагировал на новость о том, что Анна питает безответную страсть к сэру Баутону. Энтони сначала воззрился на нее с открытым ртом. Ошеломленно помолчав, он разразился громким, грубым хохотом, который вызвал раздражение Сары, но одновременно и уверил в том, что он не обратит на сэра Баутона внимания, когда они в следующий раз встретятся.

– Думаю, это не важно, – взяла себя в руки Анна. – Что сказал Энтони о нашей прогулке с Бриджтоном? Он казался разъяренным, когда узнал, что мы собираемся ехать.

– Он думает, что тетушка Делфи будет нас сопровождать. Я сказала ему, что мы все уезжаем в два часа, и это правда, – только Делфи собирается в библиотеку.

Анна подняла брови:

– Делфи? В библиотеку?

– Я и сама удивилась. Но она говорит, что хочет поднять себе настроение. Я просто рада, что она выберется из этого дома.

Раздался тихий стук в дверь, и вошел дворецкий.

– Миледи, приехал граф Бриджтон. Я проводил его в гостиную.

Сару охватило нервное возбуждение.

– Спасибо, Джейкобс. Я сейчас же приду туда.

Дворецкий поклонился и вышел.

Анна подождала, пока закрылась дверь, потом сказала:

– Я все же не уверена в отношении сэра Баутона. Даже дедушке почти ничего о нем не известно, а ты знаешь, как он любит посплетничать.

– Это потому, что не о чем сплетничать. Поверь мне, Анна. Все получится замечательно. – Сара вышла в коридор и вручила письмо одному из лакеев.

В гостиной Ник прислушивался к тихим женским голосам, приближающимся к двери. Он удивился, когда Сара согласилась поехать с ним кататься, и был почти уверен, что она встретит его какой-нибудь отговоркой, придумает причину, по которой не сможет поехать.

Дверь открылась, и она вошла в комнату быстрой, деловой походкой. Она была одета в бледно-розовое платье, на фоне которого ее кожа, казалось, излучала свет. Он поклонился.

– Леди Каррингтон.

– Лорд Бриджтон.

Мисс Тракстон вошла в комнату вслед за Сарой, и Ник снова поклонился:

– Мисс Тракстон. Как вы себя чувствуете сегодня?

– Прекрасно, благодарю, – ответила Анна.

– Не считая твоей лодыжки, – сказала Сара.

Ник посмотрел на ногу мисс Тракстон, выглядывающую из-под юбок.

– Ах да, – согласилась та, и лицо ее покраснело. – Я упала на лестнице и боюсь, не смогу сопровождать вас на прогулке.

– Надеюсь, вы привезли с собой лакея? – Сара послала ему ослепительную улыбку.

У Ника вдруг возникло ощущение, что его заманили в логово льва. Опасная леди Каррингтон чего-то хочет, в пом он уверен. Но чего? Он с поклоном ответил:

– Конечно, я привез с собой лакея. Приличия – важная часть жизни.

Похоже, ей хотелось с ним не согласиться, но потом она передумала. Озадаченный, он попрощался с мисс Тракстон и проводил Сару к ожидающему их фаэтону. Его рука сомкнулась на ее предплечье, когда он помогал ей сесть на сиденье, и его обдало мощной волной жара. Проклятие, он хочет эту женщину! Ему пришлось сделать медленный вдох, прежде чем забраться на сиденье рядом с ней.

Ник взял поводья у кучера и бросил взгляд на свою спутницу, которая сидела очень прямо, составив вместе ступни и аккуратно сложив руки на коленях. Ник подумал, что у женщин, идущих на гильотину, на лице было такое же выражение: смесь напряжения и смирения, словно она согласилась исполнить какой-то тяжелый, ужасный долг и только и мечтает, чтобы все поскорее закончилось.

Испуганно ахнув, Сара соскользнула по сиденью, и ее бедро тесно прижалось к Нику. Отчаянно барахтаясь, она отодвинулась, но он успел почувствовать очертания ее бедра своим телом. Подавив улыбку, он еще более резко вошел в следующий поворот, но на этот раз леди Каррингтон была готова. Она крепко ухватилась за край сиденья, и на ее лице появилась гримаса от напряжения.

Ник едва сдерживал смех, заслужив осуждающий взгляд.

– По дороге к парку семь поворотов. Я считал.

Она долго молчала. Ник прошел еще два поворота, позволяя фаэтону лишь чуть-чуть покачнуться, просто чтобы напомнить ей, что он может сделать, если пожелает.

Наконец она медленно вздохнула и сказала:

– Какой красивый фаэтон! – Она обнажила зубки, изображая, как он подозревал, улыбку.

– Очень хорошо сказано, – с одобрением произнес он. – Вы никогда не думали о карьере на сцене? Мне кажется, сам Кин не справился бы лучше.

Он очень осторожно прошел следующий поворот, стараясь не потревожить даже складки на ее платье. Она заметила разницу, потому что снова нахмурилась, глядя на него. Ник отогнал внезапное желание поцелуями разгладить морщинку на ее лбу.

– Сара, я знаю, что вы поехали на эту прогулку не просто для того, чтобы полюбоваться моим фаэтоном. Что именно вам нужно?

– Я хочу спросить у вас о графе.

Ник удивленно поднял брови.

– Анри? А что с ним?

– Он настоящий граф?

– Во Франции нет фальшивых графов. – После революции появилось удивительно много герцогов, графов и других дворян, о которых раньше никто не слышал, они чудесным образом возникли за одну ночь. Революция, если и сделала что-то, так это подлила к крови аристократов здоровую простонародную кровь.

Сара покачала головой.

– Это не ответ. Я хочу знать, законный ли у него титул и каково его положение в обществе.

– Зачем?

– Потому что моя тетя... – Сара бросила на него взгляд, потом отвела его в сторону, прикрыв глаза ресницами. – Мне просто любопытно.

Значит, неукротимый Анри имеет успех у герцогини? Ник обдумал все, что в действительности знает о своем пруте, и понял, что совсем немного.

– Я не знаю историю жизни Анри.

Она склонила набок голову, широкие ленты ее капора обрамляли лицо.

– Но... он путешествует вместе с вами. Он даже живет в Гиббертон-Холле.

– Да, но это не означает, что мы говорили о его титуле. – Конечно, у Ника были подозрения. Но спрашивать неприлично, и, откровенно говоря, ему все равно. Титулы ничего не значат. Они достаются человеку только благодаря неудачному стечению обстоятельств при рождении.

Леди Каррингтон, кажется, совсем не понравилось отсутствие у него интереса к подлинности титула графа.

– А о чем же вы с графом говорите?

– О лошадях. О картах. – Он бросил взгляд на свою спутницу. – О женщинах.

Она очаровательно покраснела, отстраняясь подальше, хотя узкое сиденье не позволяло ей отодвинуться слишком далеко.

– Из какой части Франции граф родом?

Ник на минуту задумался.

– Из Парижа, как мне кажется.

– Кажется? Разве вы не знаете?

– Этот вопрос никогда не поднимался.

24
{"b":"52","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Третье пришествие. Ангелы ада
Питер Пэн должен умереть
Занавес упал
Ведьме в космосе не место
Шум пройденного (сборник)
О чем весь город говорит
Пропаданец
Группа крови