ЛитМир - Электронная Библиотека

Из всех событий, происходящих каждый год в роскошных имениях в окрестностях Бата, концерт у Ферфаксов считался самым грандиозным. Приглашения на пикник в доме, за которым следовала прогулка по освещенным садам, чтобы полюбоваться захватывающим дух фейерверком, высоко ценились и раздавались охотно. Говорили, что старый Ферфакс заработал состояние на торговле и потому обладал более широкими взглядами на смешанное общество.

Ник планировал прямо обратиться к лорду Ферфаксу за приглашением, но, как оказалось, в этом не было необходимости. Он получил заветную карточку в числе первых, что доставило ему большое удовлетворение.

В тот вечер, одетый в черный фрак и синий жилет, в причудливо повязанном французском галстуке, расшитом сверкающими сапфирами, Ник прибыл в имение Ферфакса как раз вовремя, чтобы увидеть первый разноцветный ганец в небе. Ярко-красные искры медленно плыли к земле, а у толпы зрителей вырвался общий вздох, за которым последовали восхищенные аплодисменты. Хотя вечер был холодным, ряд больших костров и непрерывно разливаемый особый ромовый пунш лорда Ферфакса согревали гостей.

На этот вечер Ник задумал более интересные игры. Он зашагал через лужайку, крепко сжав за спиной руки, взглядом отыскивая маленькое личико в форме сердечка и облако черных волос.

Прошло полчаса, и он остановился. Где она, черт подери? Словно в ответ на его мысли, показался брат Сары. Но граф Грейлей тоже не наслаждался зрелищем; как и Ник, он шел сквозь толпу, вглядываясь в лица.

Ник секунду постоял на месте. Грейлей подходил ближе, он едва дождался того мгновения, когда оказался перед Ником, чтобы спросить сквозь зубы:

– Где Сара?

– Я не ее опекун, Грейлей. – Он помолчал, потом прибавил бархатным голосом: – Как бы мне ни хотелось быть им.

Граф раздул ноздри.

– Я ее найду, а когда найду, пусть она лучше будет не с вами. – С этими словами он резко повернулся и зашагал прочь.

Ник смотрел ему вслед. Брат Сары, наверное, думает, что Ник – единственный волк, идущий по следу сестры, но он-то знает еще кое-что. Он зашагал назад к дому, когда заметил мисс Тракстон, явно поглощенную беседой с Эдмундом Бальмонтом.

Взгляд Анны все время устремлялся на низкие кусты, образующие маленький лабиринт. Ник молча выругался, направляясь к впадине в живой изгороди, отмечавшей вход в лабиринт. С высоты своего немалого роста он мог заглянуть через верхний край изгороди, но теплое сияние японских фонарей мешало ему видеть, отбрасывая тень на некоторые места, вместо того чтобы их освещать. Над головой луна играла в прятки с редкими клочками облаков. Разноцветные вспышки фейерверка и слегка качающиеся фонари делали лабиринт идеальным местом для тайного свидания.

Ник быстро шагал через лабиринт, время от времени останавливаясь и прислушиваясь. Наконец он услышал впереди себя тихие голоса. Ник остановился и наклонил голову набок, пытаясь определить, принадлежит ли один из голосов Саре, как вдруг резкий крик прорезал воздух.

Ник сжал зубы. Господи, неужели он ошибся в характере этого человека? Из всех мужчин Бата только Баутон не внушал опасений. Ник побежал по тропинке на крик и появился в центре лабиринта как раз вовремя, чтобы услышать громкий всплеск.

Сара повернула к нему бледное лицо. Она стояла на краю маленького прудика с рыбками, отчаянно пытаясь достать что-то из его глубины.

– О, слава Богу! – вскричала она. – Помогите мне выловить его, пока он не утонул!

Ник в одно мгновение оказался рядом с ней, странно обрадовавшись ее реакции.

– Что случилось?

– Это сэр Баутон. Он упал в воду, а я не могу его вытащить.

Ник посмотрел в пруд. Среди водорослей покоился хрупкий хлыщ, наполовину погрузившись в зеленую скользкую глубину, его лицо почти скрывал лист кувшинки. Он выглядел абсолютно мертвым. Если бы Сара не поймала этого болвана за руку, он бы действительно утонул.

– Черт побери! – выругался Ник, бесцеремонно хватая несчастного за широкие лацканы и сажая на траву. При этом он потревожил громадную лягушку, которая прыгнула в пруд. – Чем вы его ударили?

–Не говорите глупостей, – резко ответила она. – этот идиот упал в обморок.

Ник, тащивший Баутона из воды, остановился. Даже при свете луны он видел, что щеки Сары покрыты густым румянцем.

– В обморок?

– Да. Когда я попыталась его поцеловать.

У Ника задрожали губы. Он вытащил обмякшее тело Баутона из воды, оставляя на камнях мокрые следы. Затем выпрямился и посмотрел на Сару.

– Расскажите-ка мне все.

– Я пыталась его поцеловать, а он отшатнулся назад, споткнулся о бортик и упал. Я думаю, он ударился головой, так как с тех пор не двигается.

– Понятно, – невозмутимо произнес Ник, пытаясь скрыть усмешку.

Сара пронзила его испепеляющим взглядом.

– Если вы будете улыбаться таким гнусным образом, я ударю вас самого. Камнем, если сумею найти.

– Я даже не улыбнусь, – пообещал он. Ему удалось подавить это стремление, когда он заметил, как очаровательна сегодня его собеседница. Одетая в платье из белого шелка, которое должно было скрыть ее пухлые прелести при помощи закрытого выреза и свободной юбки, и в голубую ротонду, застегнутую у горла, она выглядела слишком роскошной, чтобы ее могли застать в саду вместе с таким человеком, как он. – Можно спросить у вас, почему вы пытались поцеловать бедного сэра Баутона?

– Потому что он не хотел целовать меня, – скованно ответила она.

Ник посмотрел вниз, на лежащего сэра Баутона. Его тяжелые кружева на груди и запястьях лежали мокрыми' комками.

– Да, полагаю, он бы вас не поцеловал.

– Это не моя вина; я все сделала правильно.

– А что именно – все?

Она громко вздохнула, потом стала считать на пальцах.

– Я очень много улыбалась, слишком близко придвигалась к нему и...

Она прикусила губу и отвела взгляд.

Он поднял брови.

– И что?

– А, ладно. Я даже прижалась грудью к его рукаву. А он только отпрянул и начал заикаться.

Ник тут же представил себе, как ее дыхание касается его щеки, как ее мягкие груди прижимаются к его руке. Его внезапно охватило сильное желание развязать свой галстук.

Сэр Баутон шевельнулся и тихо застонал.

– Он должен встать. – Сара тронула его носком своей туфельки. – Сэр Баутон! – позвала она. – Прошу вас, встаньте. Уже становится поздно. – Ничего не произошло, и она презрительно фыркнула. – Что мне теперь делать?

Ник пожал плечами.

– Начинайте кричать. Ваш брат должен прибежать бегом, и тогда можете рассказать ему, что сэр Баутон заманил вас в сад и попытался злоупотребить вашей беззащитностью. Ваша репутация будет погублена, и вы пойдете к алтарю, как и хотите.

Сара подбоченилась, ее ридикюль закачался на одной руке, и она гневно уставилась на Ника.

– Одно дело – обнять мужчину в саду и совсем другое, когда он чуть не убился, пытаясь отстраниться. Я не допущу, чтобы говорили, что я совсем отчаялась.

Сэр Фрэнсис застонал громче и одной рукой прикрыл глаза.

– Что случилось? – прошептал он тонким, шелестящим голосом. – На меня напали?

Ник вытер рот ладонью, пытаясь скрыть улыбку.

– Вы упали в пруд с рыбками. Просто полежите несколько минут, и вам станет лучше.

У Сары вырвался вздох отвращения.

– Кто знал, что он такой простофиля?

– Смею сказать, это часть его обаяния, – шепнул ей Ник. Она устремила на него мрачный взгляд, и он поднял руки. – Это вы искали покорного мужа.

– И продолжаю искать. – Она вздернула подбородок. – Но Энтони распугал всех мужчин, о которых стоило бы говорить. Сэр Баутон был единственной оставшейся у меня надеждой.

Ник посмотрел вниз, на денди, к которому начал возвращаться румянец. Если не считать громадной шишки на лбу, ему, кажется, не повредило неожиданное приключение. Фейерверк взорвался почти прямо над ними, яркий желтый свет отразился от отделанного серебром жилета сэра Баутона, экстравагантной смеси розовых, лиловых и серебряных тонов. Плечи его были расширены при помощи клееной подкладки, фрак украшали несколько рядов нелепых пуговиц, а чулки – смехотворные красные кисточки.

26
{"b":"52","o":1}