ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, мне просто нужно содействие в подборе подходящего кандидата. С остальным я вполне способна справиться сама.

– Неужели?

Она поняла, что он намекает на ее неудачные попытки с Хьюлеттом и Баутоном.

– Если бы я была более осторожна в выборе, я бы уже была замужем и получила свободу делать, что хочу.

– Понимаю. Итак, моя единственная услуга – указать возможных кандидатов на искушение? – Оглянувшись, Ник увидел, что Эдмунд с Анной остались так далеко позади, что их даже не видно. Он тут же взял Сару под руку и нырнул с тропинки в просвет между кустами.

Недалеко от этого места он обнаружил низкую скамью под большим узловатым деревом, распростершим свои ветви далеко в стороны над густой травой. Он повел се в этот альков и остановился, глядя на нее. Она стояла у края скамьи с таким видом, будто была готова мгновенно пуститься в бегство.

– Думаю, я начинаю понимать.

– Неужели? – Она пристально посмотрела на него.

– Поскольку вы просите у меня помощи в поисках подходящего супруга, могу лишь предположить, что вы отите, чтобы я нашел такого человека, у которого полностью отсутствуют моральные устои.

На ее лице промелькнуло удивление.

– Нет. Я просто искала человека более... покладистого.

– Покладистого?

– Да. Такого, который не станет вмешиваться в мою жизнь.

Он рассмеялся – она просто прелесть. Он поставил ногу на скамью, потом наклонился вперед и провел большим пальцем по ее нижней губке. Это прикосновении было столько же бархатисто-нежным, сколь и запретным.

– Начать с того, что вам следует избегать мужчин вроде меня. – Все тело Сары загорелось, она едва сдерживалась, чтобы не поднять к нему лицо в ответ на его прикосновение. Она не дышала, пока он не снял руку с ее щеки. – Это возможно. Но потребуется время. А как насчет Грейлея? Он будет мешать?

– Я найду способ обойти Энтони. Возможно, с помощью Анны, которая, кажется, способна привлекать его внимание, даже не слишком стараясь.

Ник улыбнулся:

– Не сомневаюсь, что вы избавитесь от брата, если займетесь этим. Но это только начало. – Он скрестил руки на груди и смотрел на нее, словно волк, подстерегающий жертву. – Вы должны понимать грозящую вам опасность. Чтобы сделать предложение, вам понадобится остаться наедине с мужчиной. Есть вероятность, что он забудется.

– Тогда я закричу.

– А если вас никто не услышит? Или еще хуже... – Он шагнул ближе. – Что, если этот образец совершенства не даст вам закричать?

– Тогда он не будет образцом, не так ли?

– Ни один мужчина не бывает святым, Сара.

Сара не была уверена, что ей понравится святой.

– Как он может меня остановить?

Ник поцеловал ее. Только что он стоял рядом с ней, и вот уже прижимает ее к себе, его рот зажимает ее рот, а руки бродят, где им заблагорассудится.

Ее первым импульсом было бороться с ним, но его поцелуй заставил ее забыть об этом. Страсть Ника окутала ее, захлестнула волной чувственности, настолько всепоглощающей, что она испугалась.

Внезапно он отпустил ее, она попятилась и ударилась коленями о край скамейки так сильно, что у нее лязгнули зубы. Мысли ее закружились от одолевающих ее чувств, которые пробудил его поцелуй. «Господи, неудивительно, что за этим мужчиной бегают толпы женщин».

Ник смотрел на нее сверху такими темными глазами, что они казались почти черными.

Сара прижала дрожащие пальцы к губам.

– Вам не нужно было этого делать.

– С нашей первой встречи вы так и напрашивались на поцелуй.

– Только не на ваш поцелуй, – ответила она. Ей показалось, что в его голосе она уловила намек на презрение.

– Да, – со слабой улыбкой согласился он. – Немой. Понемногу сердце Сары успокоилось, лицо остыло, а руки перестали дрожать. Но мысли все еще разбегались после его поцелуя. Он прав: она понятия не имеет, как справляться с подобными нападениями.

– Вы мне покажете, как сопротивляться поцелуям? Взгляд Ника остановился на ее губах. После долгого молчания он ответил:

– Надо потренироваться.

– Потренироваться?

– О да. Долго тренироваться. Возможно, несколько часов.

В ней что-то начало таять.

– Часов?

– Чтобы выработать способность к сопротивлению. – Насмешливая улыбка смягчила его лицо. – Если бы вас целовали как следует раньше, милочка, вы бы не реагировали так сильно. Это как с вином: если пить понемногу каждый вечер, оно не слишком подействует на вас, когда вы выпьете больше.

Она ни секунды ему не верила, но мысль о долгих часах опьяняющих поцелуев казалась ей такой восхитительно грешной!

– Откуда я знаю, что это не трюк?

– С вашей стороны мудро сомневаться во мне. Мужчины не всегда говорят правду. – Он сверкнул улыбкой. – Пусть это будет урок номер один.

– Я это уже знаю, – фыркнула она. – Присоединимся к остальным?

Ник усмехнулся. Его вдовушка не только восхитительна, она и неглупа. Наверное, он должен считать себя виноватым, но он не чувствовал вины. Он ощущал себя более живым, чем в прошлые месяцы. Если нужно притвориться ее другом, чтобы заполучить в любовницы, пусть так и будет.

– Очень хорошо. Вместе мы достигнем поставленной вами цели.

– Благодарю вас. – Она поколебалась, потом спросила: – Но что вы за это потребуете?

– Один поцелуй, который не будет иметь отношения к нашим урокам. Время и место выберу я.

– И это все? Вы возьмете на себя все эти хлопоты всего за один поцелуй?

Она была так восхитительно невинна! Ник приподнял ее подбородок.

– За него и за ваше слово, что вы сохраните наш договор втайне. Возможно, вы захотите погубить себя, но я не хочу.

– Это справедливо.

– Очень хорошо. – Слабые голоса донеслись до их ушей. – А, мисс Тракстон и почтенный Эдмунд. Вернемся на дорожку и подождем их?

Сара кивнула.

Вскоре показались Анна и Эдмунд и разразились восклицаниями, как они повсюду искали пропавшую парочку. Следом за ними на дорожке показался задыхающийся, пошатывающийся лакей. Ник отмел их вопросы с небрежной уверенностью, от которой у Эдмунда открылся рот, а Анна с подозрением в упор посмотрела на него.

Пока Ник шел рядом с Сарой к поджидающему экипажу, его мысли были заняты их договором.

Он хотел найти способ приблизиться к ней, и теперь он получил такую возможность, а то, что она сама позвала его, делало все приключение еще более восхитительным. Улыбаясь, Ник помог Саре сесть в экипаж.

Он получит очень большое удовольствие, обучая свою воспитанницу.

Глава 11

Подобно бабочке, появляющейся из кокона, Гиббертон-Холл стряхнул с себя пыль и плесень, державшую его и плену столько лет. Восточный коридор был наконец закончен, крышу починили, камины укрепили, и в просторных, пустых спальнях витал смешанный запах краски и носка. Уже заказали ковры, и их скоро должны были доставить. Та мебель, которую еще можно было спасти, скоро вернется на свои места. Мистер Пратт составлял список предметов, которые нужно купить.

Большой зал тоже был почти готов. Стены оштукатурили и покрасили, полы почистили песком и отполировали, вычищенную деревянную обшивку стен натерли до блеска. Все, что осталось, – это заменить дубовые панели в холле.

Последней была запланирована реставрация западного крыла. Из-за больших повреждений крыши на это ушло бы несколько месяцев, даже при наличии армии искусных мастеров.

Позднее солнце освещало верхушки деревьев, когда Ник вернулся из города. Его мысли занимала прогулка с Сарой. Он оставил свой фаэтон конюху и вошел в Гиббертон. Лакей взял у него шляпу и перчатки и удалился, что-то тихо пробормотав. Ник остановился и оглядел большой зал, отремонтированный, с сияющими полами, роскошно обставленный. Нику следовало ощутить торжество, но он только почувствовал, что он дома.

Он никогда не предполагал, что это смутное ощущение неудовлетворенности, всегда пронизывающее его поступки и мысли, в действительности – желание иметь собственный дом. Ник медленно шел по залу, и его шаги гулко отдавались в тишине. Кочевое существование, которое он вел с матерью, следуя за ней от одного ее покровителя к другому, никогда не позволяло ему такой роскоши – ощутить себя на своем месте, дома.

30
{"b":"52","o":1}