ЛитМир - Электронная Библиотека

Ник Подошел к окну библиотеки и посмотрел на усыпанную листьями лужайку. Слава Богу, у него теперь нет сердца, которое могло бы разбиться: смерть Виолетты решительно покончила с такой возможностью. Он больше никогда не позволит себе страдать от избытка чувств, которые искалечили жизнь его матери.

Он верил в нечто более сильное, чем любовные иллюзии, – в чистое, без прикрас, влечение. Именно это связывало его с Сарой. Он провел ладонью по губам, словно на них остался след ее прикосновения. В ней были страсть и тот огонь, который делал таким восхитительным ее общество.

Ник оглядел библиотеку и на миг представил себе, как она входит в эту комнату с характерной для нее порывистостью, с улыбкой на губах, со сверкающими глазами. В; комнате вдруг стало тепло и светло, тишина перестала быть гнетущей.

Когда он отвернулся от окна, внезапная вспышка света промелькнула в уголке его глаза, потом исчезла. Ник крепко зажмурился, прижал ладонь к глазам. Черт побери, только не это! Он стоял, а тяжесть в его глазницах росла; мучительное давление медленно нарастало и в виске. Почему это должно было случиться сейчас, в самый неподходящий момент? Завтра он должен встретиться с Сарой, Но боль все нарастала. Он больше не мог ее вынести, вышел из библиотеки и направился в огромную хозяйскую спальню. Кто-то раздвинул шторы, и ослепительный светлился в комнату. Выругавшись, он занавесил окна и рухнул на кровать, молясь, чтобы боль утихла.

Тетушка Делфи вплыла в комнату и резко остановилась, увидев стоящую у окна Сару.

– Ох, я тебя не заметила. Сара! Ты плачешь? – Она поставила на столик шляпную коробку и подошла, тревожно морща лицо.

– Господи, нет, тетушка Делфи. – Но ей очень хотелось плакать. Энтони сегодня утром получил известие, что Маркус едет в Бат. Ее время заканчивается, а она не видела Ника уже больше четырех дней.

Где он? Он обещал помочь ей, а потом исчез. Ну, она шала, что ослепительный граф Бриджтон – не святой. И уж, конечно, то, что помешало ему выполнить свое обещание, было чем-то предосудительным, и она не желала иметь с этим ничего общего.

Сара поймала любопытный взгляд Делфи и заставила себя улыбнуться.

– Ты слышала, что Маркус едет к нам?

– Кажется, Маркус испытывает облегчение.

– Уверена, так и есть.

Он был в ярости, когда узнал, что усилия леди Бирлингтон сосватать племянника привели к прогулке в парке с мужчиной, который, по его мнению, был сомнительным повесой или и того хуже. Неужели нужна целая армия, чтобы уследить за ней? И он явно вызвал войска. С легким вздохом Сара повернулась в тетушке, потом увидела коробку.

– Ты ездила по магазинам?

На лице Делфи появилось выражение озорства.

– Да, все утро. И я купила шляпку!

Сара широко раскрыла глаза, не только из-за энтузиазма тетушки, но и по причине незнакомого выражения на ее лице. Тетушке Делфи никогда не была свойственна шаловливость.

– Можно мне посмотреть? Делфи бросила взгляд на дверь.

– Наверное... но погоди. – Она пробежала через комнату и закрыла дверь, потом отнесла коробку Саре. – Мне ее захотелось, как только я ее увидела, но я боялась, что она слишком уж необычная. – Она открыла коробку и достала фантастическое сооружение из лент, бантиков и перьев.

Больше перьев, чем положено любой шляпке. А цвета...

– Господи, она совершенно... Ты ее уже надевала?

– Еще нет, – ответила Делфи, глаза ее горели от возбуждения. Ее руки порхали над шляпкой, словно выбирая, что погладить сначала – красную бархатную ленточку, светло-зеленый бантик или одно из множества громадных оранжевых перьев. – Как ты думаешь, – надеть?

Это было так нехарактерно для тетушки, что Сара улыбнулась. Возможно, Делфи просто пытается развлечься после исчезновения графа. Он теперь редко появлялся, и Сара могла лишь надеяться, что Ник предупредил этого человека, чтобы он держался подальше, хотя этот жест выглядел слишком рыцарственным для распутного Бриджтона. Она достала шляпку из коробки.

– Конечно, ты должна ее примерить. Вот, я помогу.

Через несколько секунд тетушка Делфи стояла перед маленьким зеркальцем над каминной полкой в этой нелепой шляпке на голове. Она с тревогой посмотрела на Сару:

– Что ты думаешь? Это не слишком шокирует? Я не хочу, чтобы меня сочли фривольной.

Сара оценивающим взглядом посмотрела на Делфи.

– Нет. Я не думаю, что это нарушает нормы приличия. – В обрамлении капора лицо немолодой уже женщины стало очень привлекательным, словно яркие цвета бросили на него свой отблеск. – Правда, выглядит чудесно.

Делфи вдруг рассмеялась и сразу помолодела на много лет.

– Ты так считаешь? Мне вдруг захотелось купить и новое платье. – Она ладонью пригладила свое практичное серое платье для прогулок.

– Конечно, – согласилась Сара. – Если хочешь, я поеду с тобой.

– Мне не терпится отправиться сейчас же, но я обещала леди Бирлингтон, что сегодня утром навещу ее, и она будет разочарована, если я не приеду.

– Тогда завтра. У меня нет никаких планов на следующий день.

«Из-за этого пустомели Николаса Монтроуза», – с обидой подумала она, в то время как ее тетушка вылетела из комнаты, как на крыльях.

С Делфи происходит что-то странное. Но кажется, ее увлечение прошло. Сара могла только благодарить судьбу. Возможно, тетушка осознавала свои возможности и впервые за многие годы занялась собственной судьбой.

Жаль, что Сара не может сделать то же самое. Нахмурившись, она снова подумала о том, что произошло с Ником. Она уже устала ждать и гадать, где он и когда свяжется с ней. Ее взгляд упал на секретер и остановился на чернильнице. Через мгновение перо Сары уже стремительно выводило буквы послания, адресованного далеко не достопочтенному графу Бриджтону.

– Хопкинс донесет, – тихо предостерегла Анна.

Сара посмотрела на узкую спину кучера, который сидел на облучке ландо, сжимая в узловатых пальцах поводья.

– Ну и пусть. Я не нарушаю никаких приличий. – Пока, во всяком случае».

– Сара, ты пригласила мужчину, беспутного повесу, тайно встретиться с тобой в парке. Ты должна признать, что это несколько предосудительно.

– Чепуха, – запальчиво ответила Сара. – Я всего лишь собираюсь поговорить с ним несколько минут. Что в этом плохого? – «Если он еще придет».

Повинуясь ее указаниям, Хопкинс остановил ландо у маленькой поляны. Сара нервно потерла о колени руки в перчатках и спросила себя, следует ли ей выйти. Она не хотела казаться слишком нетерпеливой, но ведь они с Ником заключили сделку, и она была твердо намерена заставить его сдержать слово.

Приближающийся топот копыт одинокой лошади заставил ее сердце бешено забиться. Высокая фигура Ника показалась вдалеке, и Сара не могла отвести от него глаз. Ни один мужчина так хорошо не скакал на коне и не выглядел столь сногсшибательно.

Когда он подъехал ближе, она заметила, что он бледен, глаза сильно ввалились, вокруг рта залегли глубокие морщины. Она поджала губы: точно такие же признаки она наблюдала у Джулиуса после разгульной ночи. Она не понимала, почему это имеет для нее значение, но ей было больно, что он приехал к ней после ночного кутежа. Еще хуже было то, что бледность лишь усиливала его красоту, придавала ей загадочности. Это больно задело, даже возмутило ее.

Он приблизился к ландо и натянул поводья, потом приподнял шляпу.

Она вздернула подбородок.

– Что вы делали прошлой ночью? У вас ужасный вид.

– Сара! – воскликнула Анна, и се лицо стало розовым, как розетки на воротнике ее пелерины.

Но Ника это лишь позабавило. Он окинул ее взглядом, и кривая улыбка тронула его губы.

– Я болел.

– Возможно, вам следует оставить вино тем, кто к нему больше привык.

– О, я к нему привык, милочка. Не сомневайтесь. А теперь вы хотите сидеть здесь и отчитывать меня или пойти прогуляться? У нас с вами есть одно незаконченное дельце.

Сара поморщилась, так как Хопкинс ахнул от удивления.

31
{"b":"52","o":1}