1
2
3
...
34
35
36
...
64

– О нет! – воскликнул Анри, глаза его горели, кончик носа подрагивал от любопытства. – Здесь замешана женщина?

Ник проигнорировал его.

– Наверное, это так. Что еще могло заставить вас так сиять? – Граф встал, подошел и присел на край стола. – Вы мне все расскажете? Или мне придется вытягивать из вас эти сведения?

Ник откинулся на спинку стула.

– Не имею желания обсуждать свою личную жизнь с таким бездельником, как вы.

– А! Вы играете в рыцаря? – Анри нахмурил брови. – Это может оказаться серьезным. Вы уверены, что не нашли будущую леди Бриджтон?

Юмор Ника улетучился.

– Женитьба не для меня, Анри. Вам это известно.

– Тогда к чему вся эта таинственность?

– Она не позволяет таким людям, как вы, совать нос в мои дела.

– Ба! Так можно было сказать, будь вы настолько незначительной фигурой, что никто бы не обратил внимания на ваши дела. Быть анонимом – неудобное положение, я не пожелал бы его даже злейшему врагу.

– Поверьте, Анри, я был бы рад неизвестности. Анри нахмурился.

– Возможно, и были бы. Я вас не понимаю, но в этом-то и есть очарование нашей дружбы. – Он встал и расправил жилет. – Я пришел просить вас об одолжении. Вы помните тот маленький коттедж привратника, в котором мы остановились, когда приехали сюда?

– Конечно. А что?

– Ну, есть одна женщина, которую я бы хотел... – Граф деликатно замолчал. – Она очень застенчива, эта дама. И я ухаживал за ней так осторожно! Как маленькая мышка, она подходит и отщипывает по крошке. Но я не могу заставить ее откусить большой кусок.

Ник поднял брови.

– Звучит жестоко.

– О, это не те укусы. Единственная боль, которую я почувствую, будет страдание невыносимого наслаждения. – Анри глубоко вздохнул, лицо его стало мечтательным. – Поэтому мне нужно уединенное место, где я мог бы уговорить ее отведать меня.

На мгновение Ник подумал, что граф все еще ухаживает за тетушкой Сары, но быстро отбросил эту мысль. Прошло уже больше недели с тех пор, как он видел их беседующими друг с другом на публике.

– Воспользуйтесь коттеджем. Попросите Уиггза прислать туда слуг, чтобы все устроить по вашему желанию. Но предупреждаю, понадобится несколько недель, чтобы сделать его пригодным для обитания.

– Вот и славно. Эту даму нельзя торопить. – Граф просиял улыбкой. – Она колеблется, но я знаю, что она испытывает искушение. Дело лишь во времени.

Ник невольно улыбнулся уверенности Анри.

– Желаю удачи.

– Возможно, я поеду туда сейчас и посмотрю, что нужно сделать. До второго завтрака, mon ami. – Насвистывая веселую мелодию, Анри вышел из комнаты.

Ник смотрел ему вслед, испытывая легкую зависть. Он никогда не встречал человека, который был бы так способен жить настоящим. Анри никогда не заботился о будущем, не волновался о том, что может случиться завтра. В этой неопределенности, в том, чтобы не ведать своей судьбы, было свое очарование. Но Ник хорошо знал, что ему предстоит, и хотя это уже не приводило его в ужас, он не мог сбросить с себя груз предвидения.

Ник встал из-за стола и вышел из комнаты. Он слишком много думает о своей болезни и по опыту знает, что такое поведение лишь усиливает ее. Ему необходимо отвлечься.

Вероятно, он присоединится к графу, и они вместе осмотрят домик. У него еще несколько дней до следующей встречи с Сарой, и он не может провести все это время, гадая, какой будет ее реакция на мужчину, которого он выбрал для нее в мужья.

Обычно он предпочитал крутить романы с замужними женщинами, так как они не требовали от их отношений больше, чем он готов был дать. Но теперь он не хотел тратить и части своего ограниченного времени на смехотворные интрижки такого рода. Потому что, хотя Сара считала, что замужество даст ей свободу действий, Ник понимал, что это не так. Муж будет глупцом, если предоставит хоть толику свободы такой красивой жене, как Сара, особенно если она каждым своим вздохом бросает вызов мужчинам.

Но Ник не дурак. Он сделает ее своей любовницей до конца этой недели. И будь он проклят, если позволит другому мужчине прикоснуться к ней, пока сам не откажется от нее.

Улыбаясь про себя, он приказал подать коня и пошел переодеваться.

Сара чуть не уронила бокал с пуншем.

– Он?

Ник спрятал улыбку. Она пришла в такую ярость, как он и хотел, глаза ее широко раскрылись от изумления, подбородок мгновенно мятежно вздернулся.

– Я считаю лорда Келтентона идеальным кандидатом.

Она открыла рот. Лорд Келтентон пользовался славой плохо воспитанного, развратного, похотливого негодяя, имеющего дурную привычку рыгать в обществе. Но, как заметил Ник, этот человек был всегда готов ухватить несколько запретных мгновений, во всяком случае, был готов до того, пока возраст и старческое слабоумие не настигли его.

Теперь Келтентон опустился настолько, что украдкой щипал ни о чем не подозревающих дам, которые подходили слишком близко к столику с пуншем, где он притаился в засаде.

– Он полностью соответствует вашим целям, – сказал Ник.

– Он слишком старый! Не протянет и недели.

– Полагаю, это может быть преимуществом.

– Почему? Как только он умрет, братья снова начнут выдавать меня замуж!

Ник задумчиво посмотрел на Келтентона, чья сгорбленная спина выделялась на фоне пышных складок красного бархата, украшавшего стены театра.

– Но вы хотя бы получите передышку. Они не могут выдать вас замуж до конца годового траура.

Она наградила его возмущенным взглядом.

Ник прищелкнул языком.

– Что случилось с вашей страстью к приключениям? С вашей способностью радоваться жизни?

– При одной мысли о том, чтобы обнять этого, – она махнула рукой в сторону лорда Келтентона, – я излечилась от всякой склонности к авантюрам.

– Он не так уж плох, – возразил Ник, подходя к Саре. К его насмешливому удивлению, этот развратный старик, неуверенно держась за столик с напитками, похожими на пуговки глазками оценивал каждое красивое личико в поле своего зрения. Иногда он впивался в них взглядом, и его пальцы сгибались, как когти, словно он воображал, как ощупывает нежную плоть проходящих мимо женщин.

– Он напоминает мне деда по матери, – сказал Ник.

– Да? Сгорбленной спиной?

– Нет, своим фраком. Моего деда похоронили точно и таком же. Он был большим щеголем. Конечно, это было двадцать лет назад.

Она повернулась и гневно посмотрела на него.

– И вы хотите, чтобы я вышла замуж за ЭТО?

– Почему бы и нет?

Сара смотрела на него неуверенными, широко раскрытыми глазами.

– Вы шутите!

– Вовсе нет; он единственный, кто подходит. Я изучил всех потенциальных мужей в Бате, и в каждом нашел какой-то недостаток, кроме него. Некоторые были слишком честолюбивыми, другие чересчур ревнивыми, и ни один не был красив.

– И что делает его таким... идеальным?

Это было просто: лорд Келтентон был единственным распутником в Бате, неспособным на физиологический акт любви. Ник хорошо заплатил его камердинеру, чтобы проверить эти слухи. Но хорошенькой Саре ни к чему знать о таких пустяках.

– Он богат, поэтому ему будет все равно, есть у вас деньги или нет.

– Да, но...

– И он вел совершенно беспутную жизнь, поэтому не будет противиться тому, чтобы предоставить вам свободу, которой вы так жаждете после свадьбы. Вам надо будет лишь прислонять его к столику с напитками несколько раз в месяц на вечеринках и балах, и он будет совершенно счастлив.

Сара теребила один из своих сапфировых браслетов. Она и не думала, что Ник выберет самый отвратительный, развратный образчик рода человеческого из всех существующих в Бате. Правда, лорд Келтентон, кажется, отвечал ее требованиям, но все же... Она бросила на него взгляд и едва сдержала очередной приступ дрожи. Но возможно Ник прав. Ведь ее предыдущий выбор не дал никакого результата..

Она обратила взгляд на свои руки, на которых сверкало множество сапфиров. Она надела все украшения Лоренсов – ожерелье, серьги, брошь, браслеты и даже тиару, а на ее пальцах сверкали три кольца. Подарки от Джулиуса, по одному на каждый год их брака.

35
{"b":"52","o":1}