ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чего вы от меня хотите?

Слезы хлынули из ее глаз, покатились по щекам.

– Я не леди, Ник. Никогда ею не была.

Он нежно провел тыльной стороной ладони по ее щеке, его лицо смягчилось.

– Это не грех, Сара. Во многих отношениях это благословение.

– Не всегда. – Она прижалась щекой к его ладони и закрыла глаза, почувствовав се тепло. – Мне хочется всего, – прошептала она. – И это приведет меня в ад.

Его руки соскользнули ей на плечи.

– Вы ошибаетесь, Сара, вы действительно леди. Но увы, я не джентльмен. – Он притянул ее к себе и понизил голос до опьяняющего шепота. – Джентльмен отослал бы вас домой в экипаже, в тепле и безопасности. Он бы не стоял так близко, чтобы услышать, как бьется ваше сердце.

– Да? – шепнула она.

– И джентльмен, конечно, никогда бы не узнал, что от вас пахнет свежим летом. Этот запах такой же чувственный, как восхитительный изгиб вашей нижней губки. – Он провел пальцем по ее губам. – Нет, Сара. Я не джентльмен, и я чертовски этому рад.

Ее пальцы вцепились в складки его сорочки.

– Ник, я хочу быть с тобой.

Он крепко прижал ее к себе. Он был такой чудесный, такой мужественный, она желала его, как никого и никогда. Он отодвинул широкий воротник ее платья и запечатлел на плече поцелуй. Его тихий голос ласкал ее.

– Мне это снилось. Так часто снилось, что стало почти воспоминанием. – Он губами провел по ее плечам, покрыл легкими, чувственными поцелуями ее шею, местечко за ухом.

Сара закрыла глаза и позволила страсти поглотить себя. Она так сильно его желала, он был ей так необходим, что она сжала бедра, чтобы унять вожделение, нарастающее с каждым прикосновением, с каждой лаской.

– Меня влекло к тебе с той минуты, когда я впервые увидел тебя. – Он потерся восставшей плотью о ее бедра, его действия были смелыми, как и он сам.

Неторопливо, уверенно он взял ее пальцы и прижал их к своей нижней губе. Он был великолепен, освещенный мерцающим светом камина. Она почти не могла думать, в ее голове проносились тысячи мыслей, когда он прижался ртом к ее щеке и провел губами до ее уха. Глубокая дрожь сотрясала ее. Он был таким противоречивым мужчиной, одновременно грубым и нежным.

– Я хочу тебя, Сара, – прошептал он, и эти слова зазвучали внутри ее.

Простые слова, и все же они наполнили ее томлением, от которого заныли груди, словно он прикоснулся к ней. Поцеловал ее. Любил ее.

Медленно, боясь даже дышать, она опустилась на край дивана и посмотрела на него снизу вверх. Он сразу же ответил ей, его тело опустилось на нее сверху, тесно слившись с ней.

Его руки скользнули под ее юбку, потом вверх, к бедрам. Он смело сжимал ее тело, словно подзадоривая ее остановить его. Она ахнула, по ее телу пробежала дрожь, но она не отстранилась. Она плотнее прильнула к нему, щекой прижалась к его сорочке, ее окутал его мужской аромат. Пусть это не любовь, но их отношения основаны на взаимном влечении, на стремлении забыться, избавиться от боли хотя бы на час.

Рот Ника накрыл ее губы, пока он расшнуровывал ее платье. Прохладный воздух коснулся ее кожи, когда он распахнул ее сорочку и обнажил грудь. Раздетая, Сара почувствовала себя уязвимой. Она делает это, чтобы помочь Нику, сказала она себе, хотя знала, что это ложь. Она желала его ради себя самой, для собственного удовольствия, а не по каким-то другим причинам.

Он жадно смотрел на ее обнаженные груди. Она заставила себя сидеть смирно, ее соски стали твердыми под его молчаливым взглядом.

Его широкие плечи вырисовывались на фоне красноватого света камина, освещенные волосы стали медно-золотистыми. Она знала, каким должно быть выражение его лица, – напряженным и бережным, как всегда, когда они целовались. На этот раз все это будет ради нее.

Он нагнулся и сомкнул губы вокруг одного соска, его язык безжалостно теребил его. Сара выгнулась дугой, закрыв глаза от наслаждения. Через несколько секунд их одежда оказалась разбросанной на полу вокруг них.

Это продолжалось долго. Слишком долго. И все было иначе. Ник не брал – он отдавал с решимостью сделать так, чтобы она еще больше желала его. Она извивалась от страсти, от острого вожделения.

– Сара, – прошептал он ее имя как мольбу.

Она открылась перед ним, и они вместе начали бурные, отчаянные движения, от которых Сару обдало огненной волной, и она уже не могла думать. Она знала лишь страсть и наслаждение и то, что Ник здесь, с ней, и что в этот момент он весь принадлежит ей.

Сара ощущала сладость его тела, она потерялась в изысканной пытке его прикосновений. Он оказался всем тем, о чем она мечтала, и даже большим. И она погибла, утонула в бездне желания.

Их страсть нарастала, каждое движение было агонией и экстазом. Ник шептал ее имя снова и снова, и жар внутри нарастал. И когда Сара подумала, что больше не может вынести, ее захлестнуло освобождение, пробежало по ее жилам, и все вокруг закружилось. Ник последовал за ней мгновение спустя и рухнул сверху, хрипло дыша ей в ухо.

Они ничего не говорили, в комнате слышалось лишь их прерывистое дыхание. Затем снаружи, в холле, раздался какой-то шум. Ник поднял голову, встретил взгляд Сары. Заглушая протесты Уиггза, до них донесся звук другого голоса – мужского, громкого от гнева.

– Помоги нам Боже, – сказала Сара. – Это Энтони. Ник и Сара одновременно вскочили, хватая свою одежду, и стали натягивать ее так быстро, как только могли. Ник продел одну руку в рукав сорочки, а Сара все еще пыталась дотянуться до спины, чтобы затянуть шнуровку на платье, когда дверь распахнулась и в комнату вошел не один, а два могучих джентльмена.

Сара побледнела, но высоко держала голову.

– Ник, полагаю, ты знаком с моим братом Энтони. С ним мой брат Маркус, маркиз Треймаунт.

Глава 14

Уиггз появился у них за спиной, его худое лицо выражало отчаяние.

– Милорд, я не мог их остановить. Я...

– Все в порядке, – сказал Ник, бросая галстук обратно на столик. – Вы сделали все, что могли.

Потрясенный взгляд дворецкого переместился с растрепанного хозяина на Сару, которая пыталась поправить перекрученное платье. С красным лицом он бросился вон из комнаты.

Ник провел растопыренными пальцами по волосам. У него было странное чувство нереальности происходящего. Но это было на самом деле. Он стоял босой на пушистом ковре библиотеки, на нем не было ничего, кроме штанов и поспешно накинутой сорочки. Сара наконец ухитрилась застегнуть платье, хотя оно было ужасно измято. Аза диваном, пуская из ноздрей дым, стояли братья Сары. Господи, что за кошмар!

– К черту дуэль! – рявкнул Энтони. – Я убью вас здесь и сейчас.

Он ринулся вперед, но маркиз схватил его за руку.

– Оставь его. – Он говорил тихо, но каждое его слово было ясным и убийственным, а глаза не отрывались от Ника.

У маркиза Сент-Джона были глаза сестры и те же черные волосы, но на этом сходство заканчивалось. Сара была тонкокостной и изящной, Треймаунт – таким же высоким, как Энтони, но не столь широкоплечим. Ник холодно кивнул.

– А я-то раздумывал, когда буду иметь честь познакомиться с вами.

Маркиз не улыбнулся и не поздоровался.

– Полагаю, будет лучше, если Сара уйдет.

– Не сомневаюсь, что ты так думаешь, – запальчиво сказала она и снова села на диван. Она оглянулась и гневно посмотрела через плечо на братьев. – Если мы собираемся поговорить, то я предлагаю вам сесть.

– Может, хотите выпить бренди? – спросил Ник, входя в роль хозяина только для того, чтобы подразнить своих гостей.

Лицо Энтони потемнело.

– Вероятно, оно слишком крепкое.

– Выпей бренди, Энтони, – сказал Треймаунт. – Бриджтон только что вернулся из Франции, и, смею надеяться, его запасы лучше наших.

– Мне наплевать. Я не буду стоять тут и...

– Тогда уходи. Твоя вспыльчивость уже и так создала много проблем.

Энтони заколебался, пальцы его то сжимались в кулаки, то разжимались. В конце концов он кислым голосом выдавил из себя:

40
{"b":"52","o":1}