ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты меня слушаешь? – возмущенно спросила она, останавливаясь напротив него, подбоченясь, с красным лицом.

Он опустил глаза на бумагу, где только что записал: «раздутый от важности, суетливый петух».

– Я не пропустил ни единого слова.

– Хорошо, потому что я повторяю в последний раз: я не выйду за Николаса Монтроуза. Ни сейчас. Ни завтра. Никогда.

Она резко повернулась и начала метаться взад и вперед перед его столом.

– Ты унизил меня! Как ты можешь требовать этого от него? Боже, он сочтет меня подлой интриганкой!

– Кого волнует, что он думает?

– Меня! Он помогал мне в... – Она резко закрыла рот, кровь бросилась ей в лицо. – Это не важно.

О, но это было важно. Маркус очень хорошо понял, что замышляла его неосторожная сестра, и ему это совсем не нравилось. На другом листке бумаги он еще раз прочел имена: «Хьюлетт, Баутон, Келтентон». Под ними было размашисто выведено имя: «Николас Монтроуз, граф Бриджтон». Он сопоставил все, что сумел узнать от тетушки Делфи и Энтони, а также еще несколько фактов, которые узнал от кучера, сопровождавшего Сару во время ее поездок. Из всего этого вырисовывалась очень тревожная картина.

– Сара, что сделано, то сделано. Ты сама поставила себя в такое положение, и тебе придется пожинать плоды. – Он откинулся на спинку кресла. – Ты хотела выйти замуж по собственному выбору, и ты своего добилась.

Она сделала большие глаза.

– Кто тебе сказал, что я решила... – Она прикусила губу.

Маркус подавил улыбку. Он любил удивлять людей, а за последние сутки ему удалось привести в изумление уже двоих. Его разговор с графом был самым удачным предприятием в его жизни. Меньше чем за полчаса он убедил Бриджтона, по всем слухам, закоренелого холостяка, дать согласие на брак с Сарой. Три месяца назад Маркус не обрадовался бы такой партии. Но, учитывая тот ущерб, который его сестра нанесла своему доброму имени после неудачной болезни Келтентона, и слишком поспешный вызов на дуэль Энтони, еще чудо, что поиски мужа для Сары не окончились крахом. Еще удивительнее то, что нашелся человек с сильным характером и который ей нравится. Возможно, больше, чем нравится.

Энтони заерзал в кресле у камина, когда Сара начала говорить об его участии в ее «преследовании». Брату полезно ощутить себя виноватым. Насколько понял Маркус, Энтони позволил своим чувствам взять верх над здравым смыслом. Он вызвал Бриджтона на дуэль, и имя Сары стало предметом для сплетен всего города. Но Энтони был не прав.

Маркус снова опустил перо в чернильницу, вспоминая реакцию Бриджтона на его угрозу отправить Сару в изгнание. Хотя он никогда бы так не поступил, но граф этого не знал, и угроза вызвала тот эффект, к которому он стремился.

Довольный, Маркус встал и подошел к окну посмотреть на оживленную улицу внизу.

– Сара, смирись. Ты выйдешь замуж за Бриджтона, и делу конец.

Тетушка Делфи, которая сидела у камина и делала вид, будто вышивает, подняла глаза.

– Граф – очень красивый мужчина, но не могу себе представить, что из него выйдет хороший спутник жизни.

Все еще кипя от возмущения, Сара остановилась. У кресла тетушки Делфи.

– Не имеет значения, каким он мог бы быть спутником. Он не хочет жениться на мне, а я не желаю выходить за него.

– Он – дьявольское отродье, – вставил Энтони. – Нечего и сомневаться, что с ним будет трудно жить.

Сара продолжала метаться по комнате, шурша юбками по персидскому ковру. Сегодня утром она проснулась и узнала поразительную новость о том, что Ник согласился жениться на ней. Она этого никак не ожидала, так как если кто и мог устоять против ее братьев, так это именно он.

Сердце ее щемило при мысли о том, что Ник должен о ней думать. Она не удивится, если он сейчас проклинает се имя. Опустив плечи, она прижала руку к виску.

– Ник не станет покорно плясать под твою дудку, Маркус, что бы ты ни говорил.

– Он сделает то, что обещал, – возразил Маркус. Услышав это, Сара скрипнула, зубами.

– С чего бы это? У него не больше желания жениться, чем у меня выйти замуж.

– Откуда ты знаешь? – спросил Энтони. – Ты его спрашивала?

Лицо ее покраснело, и Энтони прикрыл глаза.

– Прошу, ничего не говори. Я не хочу знать.

– У Бриджтона был выбор, Сара, – сказал Маркус. – И он выбрал женитьбу.

– Жениться или умереть. Поразительно, как это он так быстро сделал выбор!

– Я хотел его застрелить, – сообщил Энтони. – Но Маркус не позволил.

– Вы оба невозможные!

– Сара, все уже решено, – сказал Маркус. – Через две недели граф Бриджтон женится на тебе. Это его долг. Пусть его моральные качества не соответствуют моим желаниям, но он все-таки джентльмен.

– Он ублюдок, – проворчал Энтони.

– И это тоже, – согласился Маркус.

– Вы ничего о нем не знаете, – возразила Сара, скрестив руки под грудью. Как это похоже на них – судить Ника только по тому облику, который он являл обществу.

– Я знаю кое-что о твоем печально известном графе, – сказал Маркус. – Я наводил справки, как только ваши пути пересеклись, в тот вечер, когда был бал у Джеффриса.

– Откуда ты знаешь о... – Сара обернулась и посмотрела на тетушку Делфи, которая вдруг с головой ушла в трудное дело распутывания узелка на своем вышивании. – Мне следовало догадаться.

У Делфи хватило совести смутиться.

– Я только старалась защитить тебя. Я сразу же увидела, что ты гораздо больше интересуешься этим мужчиной, чем полезно для тебя. И я не смела высказаться, потому что у тебя пагубная привычка поступать наперекор тому, что я тебе говорю.

– Мне очень жаль, что ты считаешь меня такой неразумной, – сухо ответила Сара.

– Тетушка Делфи не хотела оскорбить твои чувства, но ты и сама знаешь, что это правда, – заметил Маркус. – Ты упряма, своенравна и совершенно неуправляема.

– Да, идеальная представительница семейства Сент-Джонов, по всем меркам, – ответила Сара. Теперь Ник, должно быть, проклинает тот день, когда встретил ее. Внезапно ей стало так грустно, что в горле застрял комок.

Маркус отвернулся от окна и присел на край письменного стола.

– Не волнуйся, Сара, Бриджтон сделает из тебя честную женщину. Его гордость не позволит ему поступить иначе.

– Я не хочу быть честной женщиной. Один раз попробовала, но цена оказалась слишком высокой.

– Она права, Маркус.

Энтони поднял голову.

– Тетушка Делфи?

Руки Делфи задрожали.

– Что? Это правда, вы знаете. И я всегда думала... но это не... Сара понимает, что я имею в виду.

– Дельфиния, не позволяй Энтони сбить себя, – сказал Маркус, бросая на брата грозный взгляд.

Энтони не выказал признаков угрызений совести.

– Ставлю десять фунтов, что Бриджтон даже не появится на свадебной церемонии.

– Принимаю, – быстро согласился Маркус. – Бриджтон не такой, как Джулиус. Репутация человека не всегда соответствует его качествам. – Он встретил взгляд Сары и улыбнулся. – Уж кто-кто; а ты это должна знать.

Это была правда. Джулиус был любимцем общества, самым приятным, привлекательным мужчиной на свете и одновременно совершенно никудышным человеком, заядлым игроком и неверным мужем.

Но что же Ник? Возможно ли, что и он тоже совсем не соответствует своей репутации? Что под его желчной внешностью скрываются нежность и способность к истинным чувствам? Эта мысль не давала ей покоя. Сара махнула рукой.

– Это не важно. Я просто хочу, чтобы все оставили меня в покое.

– Ты ведешь себя безответственно.

– И наслаждаюсь каждой минутой. – Она упала в кресло и вытянула ноги, не обращая внимания на неодобрительное бормотание тетушки Делфи. – Почему мы должны каждую секунду следовать условностям общества, даже когда мы одни? Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на соблюдение приличий.

Энтони с отвращением фыркнул.

– Не могу поверить, что именно ты говоришь о приличиях.

Это ее задело. Она вздернула подбородок и ответила:

– Бриджтон никогда не ходил туда, куда его не приглашали. И я нахожу его привлекательным. – И чувственным. И заманчиво недоступным. И, о Боже, таким же восхитительным, как яблочные пирожные с густым, жирным кремом. – К сожалению, он не из тех мужчин, за которых выходят замуж.

42
{"b":"52","o":1}