ЛитМир - Электронная Библиотека

Ник смотрел вслед графу, который вышел и затворил за собой дверь. Какое-то время он сидел неподвижно, раздумывая, хватит ли у него сил сделать то, что необходимо. Но у него нет выбора. Сара доказала это, когда так успешно соблазнила его в комнате с травами. Он бессилен против нее, он слишком потерял голову, чтобы уйти.

Значит, ему надо заставить уйти Сару.

Он хорошо ее понимал. Может быть, лучше, чем она сама себя. Джулиус предал ее, оставив одну, обиженную. Из-за этого она больше никогда не позволит так использовать себя.

Он опустил взгляд на стол, где на промокательной бумаге лежало письмо. Оно было адресовано Люсилле Кеттеринг, бесчестной леди Ноулз. Несмотря на все ее недостатки, Люсилла идеально подойдет для его цели. Завтра к этому времени Сара будет презирать его так же сильно, как покойного Джулиуса.

Почему от этой мысли он почувствовал печаль вместо облегчения?

– ...а потом слон наступил на шляпу леди Бирлингтон, и...

– Слон? – Сара удивленно распахнула глаза.

Широкий рот Анны расплылся в кривой усмешке.

– Я хотела проверить, слушаешь ли ты.

Конечно, Сара ее не слушала. Ее мысли были слишком заняты непутевым мужем. С прошлой недели, после сцены в комнате с травами, он старательно избегал ее общества. Она встретила любопытный взгляд Анны и заставила себя слабо улыбнуться.

– Я слушала.

– Не выдумывай. Я еще рассказала про бабуина, едущего в карете, про собаку, которая поцеловала леди Элдертон, и про синюю рыбу на балу у Фретвуда, а ты ничего не слышала.

– Извини. Я просто задумалась.

Анна положила ладонь на руку Сары.

– Что случилось?

Сара взяла голубую подушку с кисточками и прижала ее к животу. Черт бы побрал ее болтливый язык. Зачем она сказала Нику насчет ребенка? Но она знала, почему она это сделала.

– Кажется, я совершила ошибку. – И она сейчас ломала голову над тем, как ее исправить.

До этого момента мысль о ребенке не приходила ей в голову. Но почему-то сочетание пылких объятий Ника и последствий их страстных свиданий заставило ее понять, что она по-настоящему счастлива, и вынудило захотеть большего. Разве она могла подумать, что это оттолкнет Ника!

Возможно, если бы она сказала ему, что просто поддразнивала его, что ей совсем не хочется иметь ребенка... но ей действительно хочется детей. Не прямо сейчас, конечно, но вскоре... Девять месяцев ее вполне устроили бы. Сара крепче прижала к себе подушечку. Может, ему просто нужно время, чтобы привыкнуть?

Открылась дверь, и вошел Ник. Сердце Сары тотчас же изготовилось выпрыгнуть из груди. Он был удивительно красив в своем костюме для верховой езды. Он заколебался, увидев Анну, но потом улыбнулся и прошел вперед, грациозно поклонившись.

– Мисс Тракстон, как приятно вас видеть.

Анна ответила на его приветствие, и он повернулся к жене.

– Сара, я пришел сказать тебе, что сегодня после обеда уеду.

Она впилась пальцами в подушку, но спросила озабоченно:

– Да? И когда вернешься?

Ник поправил манжету, стараясь не встречаться с ней взглядом.

– Через неделю. Может, позже.

Он лгал. Она поняла это так ясно, словно он сам ей об этом сообщил.

– Куда ты собрался? – Она возненавидела эти слова, как только они слетели с ее губ.

Его взгляд стал жестким.

– Это, моя дорогая, не твое дело.

Анна потрясенно ахнула, но опыт идеальной жены Джулиуса Лоренса сослужил Саре хорошую службу. Она сумела выдержать взгляд Ника, хотя слезы жгли ей глаза, а горло до боли сжалось.

Ник надел шляпу.

– Если тебе что-либо понадобится, Уиггз знает, как со мной связаться. – Еще раз быстро кивнув Анне, он ушел.

На этот раз не только ее гордость разлетелась на мелкие осколки, но и сердце. Сара закрыла глаза, прислушиваясь к стуку его сапог в прихожей. Потом он вышел из дома. Через несколько минутой проскакал мимо, словно псы ада гнались за ним по пятам.

Тогда она дала волю слезам. Анна обняла ее за плечи и шептала слова утешения, но ничего не помогало. Впервые после смерти Джулиуса Сара плакала из-за другого мужчины.

После того как Анна ушла, Сара сумела взять себя в руки. Она нашла Уиггза.

– Где он?

– Милорд в коттедже привратника. Он сказал, что собирается заняться какими-то делами имения.

Сара не поверила своим ушам: Уиггз ответил ей с ошеломляющей готовностью, и Ник, оказывается, так близко!

– Прикажи подать ландо.

Дворецкий поклонился и вышел. Сара осталась в прихожей, нетерпеливо шагая взад и вперед. Так не поступают супруги. Проблемы следует обсуждать, спорить, даже кричать друг на друга. Но очевидно, в семье Монтроузов дела обстояли иначе, чем у Сент-Джонов, и Ник не привык выражать свои желания. Во всем, кроме чувственности.

Ландо было подано, и Сара вышла из дома. Когда она подошла к экипажу, раздался стук копыт. Она обернулась и увидела графа дю Лака верхом на гнедом коне.

– А, прелестная графиня. Вы видели Ника? Я должен спросить у него...

– Ника здесь нет.

Анри помолчал, его блестящие глаза быстро оценивали ее.

– Что случилось, моя дорогая? Вы выглядите встревоженной.

– Я собираюсь навестить моего мужа и поговорить с ним.

– Вы взволнованы, правда? Я поеду с вами. Женщина в возбуждении не должна ездить одна.

Она забралась в ландо скорее энергично, чем изящно.

– Спасибо за заботу, но в этом нет необходимости. – Она кивнула кучеру, и они поехали. Они уже почти добрались до домика, и тут Сара увидела, что Анри следует за ней. Когда экипаж остановился, он спрыгнул с коня и подошел, чтобы помочь ей выйти.

Веселый домик был залит светом, окна распахнуты настежь. Сара нахмурилась, услышав голоса и смех, доносящиеся из окна наверху.

Анри бросил смущенный взгляд на коттедж.

– Возможно, нам не следует здесь находиться. Почему бы нам...

Сара миновала графа и вошла в дом. Она заставила себя подняться по узкой лестнице и направилась прямиком в хозяйскую спальню.

Ник стоял в центре комнаты, без сорочки, в расстегнутых панталонах, с всклокоченными волосами. Рядом с ним, интимно положив ладони ему на грудь, стояла Люсилла Кетгеринг. Ее пышное тело было окутано прозрачным халатом, не скрывающим ни одного изгиба.

Люсилла первой увидела Сару, и ее губы скривились в хитрой кошачьей усмешке.

– Дорогой, у нас гостья. – Она положила голову на плечо Ника и замурлыкала ему в ухо: – Надеюсь, это не означает, что ты не можешь остаться поиграть.

– Я буду здесь столько, сколько захочу. – Голос Ника казался чужим. Он никогда не звучал так холодно и жестко. Ник бросил на Сару равнодушный взгляд и спросил: – Что тебе надо?

Ах, если бы этого момента никогда не было! Исчезнуть бы в клубе дыма и проснуться во сне, где Ник ее любит. Так же сильно, как она его.

– Я пришла поговорить с тобой, – ответила Сара, втайне удивленная, что голос повинуется ей. – Ник, не делай этого.

У Люсиллы вырвался короткий горловой смех, глаза наполнились притворной жалостью.

– Не знаю, как вам и сказать об этом, но он уже это сделал. – Она провела рукой вниз по груди Ника к его расстегнутым брюкам. – И даже несколько раз.

Ник перехватил руку Люсиллы раньше, чем она спустилась ниже, но не отрывал глаз от Сары.

– Уходи, Сара. Сейчас же.

Рот Сары наполнился едкой горечью, сердце сжалось отболи. И все же в этой сцене было что-то не так. Между этими двумя стоящими перед ней людьми не было близости. Ник казался непреклонным и суровым, а в тоне Люсиллы звучало отчаяние. Он совсем не был похож на голос женщины, которая только что завоевала мужчину своей мечты.

И несмотря на утверждение Люсиллы, простыни на постели у них за спиной были туго натянуты, подушки не смяты. Как и халат Люсиллы, все в этой комнате было в идеальном порядке. Подозрительно безупречном.

– Сара, – пробормотал Ник, удивляясь тому, что она все еще стоит с застывшим лицом. – Пожалуйста, уходи. – У него кололо в груди, в глазницах тупо пульсировала боль. В какой бы ад ему ни предстояло спуститься, он никогда не забудет выражения лица Сары, когда она вошла и увидела его с этой потаскухой.

55
{"b":"52","o":1}