ЛитМир - Электронная Библиотека

Сара подняла на него глаза, и в ту же секунду он понял, что она разгадала его обман.

– Если ты хотел, чтобы я ушла, тебе стоило только сказать мне об этом. – Она бросила взгляд на Люсиллу. – Что касается вас, можете его забирать. – Она резко повернулась и вышла из комнаты.

Ник смотрел на опустевший дверной проем, удары сердца болезненно отдавались в горле. Отчаяние ледяной хваткой сжимало его, его окружала бездушная пустота, такая всепоглощающая, что он чуть не зашатался.

Как он и хотел, она ушла. И он ее никогда больше не увидит.

Потрясенное лицо Анри появилось в дверях. Когда он увидел Люсиллу, его лицо стало жестким. Он быстро перевел взгляд на Ника.

– Мой Бог, что вы наделали?

– Где она?

– Вскочила в экипаж и уехала, словно спасая свою жизнь.

– Поезжайте за ней. Ей нельзя оставаться одной. – На мгновение Ник испугался, что Анри начнете ним спорить, но тот вышел.

Ник застыл, глядя на открытую дверь. Его жизнь окончена. Теперь ничто не имеет значения. Он завершит реставрацию Гиббертон-Холла и оставит его Саре вместе со своим состоянием. Некий небольшой жест, который может дать ей понять, что она для него значила.

Тонкая женская рука легла на его плечо.

– Ник, – сказала Люсилла, и ее дыхание коснулось его шеи. – Это было очень приятно, не так ли? Точно как тогда, в Париже.

Ник отвернулся.

– Теперь ты можешь уехать, Люсилла. Я пришлю тебе домой чек, который с лихвой покроет твои карточные долги. Ты сможешь некоторое время жить спокойно, и тебе не придется снова продавать себя.

– Но Ник, – она положила ладонь на его руку, – теперь, когда Сара уехала...

– Я могу отправляться прямиком в ад, где мне самое место. А ты, дорогая, можешь уехать. – Он зашагал к двери. – Не трудись запирать дверь. К завтрашнему дню этот дом сгорит дотла.

Люсилла вытаращила глаза, оглядев изящную обстановку.

– Все это?

– Да, – ответил он. Сердце его было пустым, как выпитая бутылка. – Я больше никогда не хочу его видеть. – С этими словами он повернулся и вышел.

Несколько дней спустя Энтони явился к тетушке. Будь проклято семейство Эллиотов и их постоянные ссоры. Его вызвали в Лондон улаживать спор, и письмо Делфи нашло его только через неделю. Он прошел вслед за слугой туда, где его ждала тетушка.

– Слава Богу, ты приехал. – Она поднялась с кресла.

– Где она? – спросил Энтони.

– У себя в комнате. Клянусь, Энтони, я чуть не сошла с ума.

– Черт подери, – пробормотал он. – Ты с ней говорила?

– Я пыталась, но она не промолвила ни слова. Я велела отнести ей еду, но она и есть отказывается. – Делфи судорожно вздохнула. – Я узнала, что там произошло, и очень надежного источника.

– Из какого?

– Это тебя не касается, – резко ответила Делфи и по краснела. – Сара застала Бриджтона с другой женщиной. Должно быть, это для нее тяжело после Джулиуса.

Это могло быть просто шоком, особенно если она попыталась его соблазнить. «Благодаря моему злосчастному совету». Энтони провел ладонью по лицу.

– Может быть, она поговорит со мной?

Делфи, казалось, не была в этом уверена.

– Надеюсь. Я за нее беспокоюсь.

Через несколько минут Энтони неуверенно постучался в дверь Сары. Не дождавшись ответа, он открыл ее.

– Сара?

Он ожидал увидеть ее без сил на кровати, с залиты слезами лицом. Но она металась по комнате, сжав кула ки, лицо ее было бледным и напряженным. Он закрыл з собой дверь, подошел к кровати и прислонился столбику.

Она бросила в его сторону гневный взгляд.

– Если ты пришел поговорить, то зря тратишь время. Энтони пожал плечами:

– Разговоры мне никогда не удавались. Я просто пришел составить тебе компанию.

Она скрестила руки на груди и зашагала еще быстрее.

– Николас Монтроуз – негодяй.

– Знаю.

– И... и осел.

Энтони кивнул, отметив, как сверкнули ее глаза. Сердце его разрывалось от жалости.

– Хочешь, я его убью?

– Нет, – отрезала она. – Смерть слишком хороша для такого, как он. Пусть останется один, если ему этого хочется. Я больше ничего не хочу для него делать.

– Ты уверена?

– Совершенно. – Она сделала еще два шага, потом резко остановилась, лицо ее сморщилось.

Энтони шагнул к ней и прижал к груди сотрясающуюся от рыданий сестру.

Прошло много времени, пока она, икая, перестала плакать.

– Ох, Энтони, – прошептала она, – он меня не любит. Даже немножко. Я думала, что может полюбить, но... – Она судорожно задрожала от горя, вцепилась в куртку Энтони и прильнула к нему лицом.

Энтони прижался щекой к ее волосам.

– Ах, дорогая. Просто забудь этот этап своей жизни. Давай уедем.

– Не могу.

– Это будет тяжело, но ты сможешь это сделать, Сара. Я знаю, у тебя хватит сил. Однажды ты оглянешься назад и...

– Нет. – В ее голосе звучала спокойная уверенность. Он убрал волосы с ее лица.

– Почему? Ты начала заново после смерти Джулиуса. Теперь будет так же.

– Никогда не будеттак же. Никогда. – Она подняла к нему глаза, полные боли. – Я беременна, Энтони. У меня будет ребенок Ника, а ему ненавистен один мой вид. – Сказав это, она уронила голову ему на грудь и снова разрыдалась.

Жаль, что графа Бриджтона не оказалось здесь в этот момент, потому что Энтони убил бы его голыми руками, так медленно и болезненно, как только смог бы. А теперь ему пришлось остаться с сестрой и обнимать ее до тех пор, пока ее слезы не высохли.

Не зная, что делать дальше, Энтони велел ей лечь в постель. К его удивлению, она послушалась и быстро уснула, словно обессиленная. Он долго стоял и смотрел на нее, отмечая синеватые круги под глазами и печально опущенные уголки губ, даже во сне. Это горько, он понимал. Но возможно, все к лучшему.

Энтони нагнулся и поцеловал сестру в щеку, затем тихо вышел из комнаты.

Глава 21

Прошла неделя, прежде чем Сара объявила о том, что готова выехать из дома. Все тщательно обдумав, Делфи выбрала ужин у Босвеллов. Предстояла очень маленькая вечеринка для избранных, где будут всего десять супружеских пар. После угощения леди Босвелл должна была развлекать гостей музыкой. В общем, думала Делфи, вполне подходящий повод, чтобы Сара снова появилась в обществе.

Леди Босвелл, крупная, величественная женщина с тюрбаном на голове, весело посмотрела на Сару:

– Леди Бриджтон, как приятно с вами познакомиться. Могу отметить, что вы даже красивее, чем мне говорили.

Сара натянуто улыбнулась:

– Спасибо. Тетушка Делфи тоже много мне о вас рассказывала. Я слышала, что сегодня вечером нам предстоит редкое удовольствие.

– Ну, пусть никто не скажет, что я не знаю, как принимать гостей, будь то графиня или принцесса. Кстати, к нам сегодня приедут ваши родственники. Сомневаюсь, что вы с ними знакомы, так как они некоторое время жили в деревне, а всем известно, что... – Оживление у двери заставило ее взглянуть туда. – А, вот и они. Простите меня, я должна с ними поздороваться. – Она повернулась к двум новым гостям.

Леди Босвелл приветствовала высокую стройную женщину, одетую по последней моде, в очках. Но внимание Сары привлек стоящий рядом с ней мужчина. Она видела его со спины. Высокий и хорошо сложенный, с черными волосами, он напоминал ей кого-то.

Сара уже собиралась спросить у Делфи его имя, как он обернулся в ее сторону. Сердце ее болезненно сжалось. Если не считать черных волос, этот человек был копией Ника.

Леди Босвелл подвела к ним незнакомцев и представила их. Сара сразу же поняла, что это кузен Ника. Она с любопытством посмотрела на виконтессу и встретила такой откровенный взгляд удивительных зеленых глаз этой женщины, что покраснела и опустила глаза. Смутившись, она пробормотала приветствие и ускользнула при первой возможности.

Остальная часть вечера стала мучением. Сара не могла отвести глаз от лорда Хантерстона. После ужина она ухватилась за возможность удрать в музыкальную комнату и уселась в самом дальнем уголке, надеясь, что сможет здесь избавиться от мучительного напоминания о муже.

56
{"b":"52","o":1}