ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорд Босвелл, грубовато-добродушный приятный мужчина с громким смехом, подвел свою жену к фортепьяно и приготовил все для вечернего концерта. Сара с отчаянием увидела, что виконт Хантерстон сидит впереди рядом с тетушкой Делфи, прямо на линии ее взгляда. Чуть не застонав, она закрыла глаза.

– Алек удивительно похож на вашего мужа, – произнес рядом с ней чей-то голос.

Сара резко оглянулась и обнаружила, что смотрит в темно-зеленые глаза виконтессы.

– Да, – услышала Сара свой голос. – Действительно.

– Это даже вызывает некоторое беспокойство. Но ведь невозможно совместить понятия «Бриджтон» и «спокойствие».

В голосе виконтессы слышался легкий акцент, но Сара не могла понять какой.

– Извините, если я слишком пристально смотрела на него.

– О, Алек привык к этому. Никто не может при взгляде на них удержаться от замечаний по поводу их сходства. Оно еще более очевидно, когда они вместе. – Она посмотрела на Сару и искренне улыбнулась.

– Они дьявольски красивы, не так ли?

Сара невольно ответила на ее улыбку.

– Им самим было бы лучше, если бы они не были так красивы.

– Именно это я уже много лет повторяю Хантерстону. Поскольку мы родственники, я бы хотела, чтобы вы называли меня Джулией. Я не слишком придаю значения титулам и тому подобной чепухе, Я ведь американка.

– Только если вы будете называть меня Сарой.

– Какое милое имя! Должна сказать, вы застали нас врасплох. Мы были за городом и не знали, что Бриджтон вернулся. И что он к тому же женился.

– Это не было его решением, по правде говоря, – сказала Сара и покраснела, когда Джулия удивленно подняла брови.

– Не смотрите так, – сказала Джулия. – Это не было и решением Алека. Но оно принесло ему пользу. Где Бриджтон? – Она окинула острым взглядом комнату, словно ожидала, что Ник выйдет из-за занавесок. – Я не могу представить себе, что он позволяет вам выезжать без него.

Наверное, выражение лица выдало Сару, так как Джулия сразу же погладила ее по руке и сменила тему. Когда виконтесса рассказала, что она только три месяца назад родила второго ребенка, Саре стало любопытно, и она начала задавать непривычно много вопросов. Уловив задумчивый блеск в глазах виконтессы, Сара испугалась, что выдала гораздо больше, чем хотела бы.

Наконец начался концерт. Джулия все время оставалась рядом с Сарой и много рассказала ей о доме Хантер-стонов. Вечер закончился сразу же после завершения музыкальной части.

Когда Джулия с мужем ехали домой в карете, она сказала:

– Это был приятный вечер.

– Суп подали холодный, мясо было пережаренное, а фортепьяно расстроено.

– Не считая этого, вечер был приятным.

– Гм, – уклончиво хмыкнул он.

Она прищурилась.

– Я думаю, что общество проявляло к этому собранию особый интерес. – Поскольку ее спутник не ответил, она настойчиво спросила: – А ты так не думаешь?

Алек надвинул шляпу на глаза и скрестил руки на груди, словно приготовился задремать.

Джулия пересела на его сторону кареты.

– Я долго беседовала с леди Бриджтон.

Ее муж сдвинул шляпу обратно и вздохнул:

– Леди Лангтри считает, что они расстались. Навсегда, если судить по тому, как она об этом говорила.

– Мы не можем допустить, чтобы это произошло. Сара в отчаянии. И она ждет ребенка... – Она прикусила губу, глаза ее наполнились слезами.

– Джулия, ты не можешь ожидать от меня, что я стану вмешиваться в дела Ника.

– Он твой кузен, Алек. Ты единственный родственник, который у него остался.

– Ты помнишь, что он пытался с тобой сделать?

– Да ты забыл, как твой дед обращался с ним? – возразила она. – Какой была его мать? Как ты поверил в то, что он вор и еще хуже? Ты тогда ошибался, ты не прав и сейчас.

– Он не стоит того, чтобы тратить на него силы.

– Сара считает, что стоит.

Алек нетерпеливо фыркнул.

– Джулия, я не собираюсь ехать к Нику, вот и все. Кроме того, мы утром уезжаем.

– Так отправляйся к нему сейчас. – Она прижалась к мужу, обвила руками его шею. – Алек, пожалуйста. Если не хочешь делать это ради Ника, то сделай для ребенка. Узнай, что произошло, и посмотри, не сможешь ли ты это уладить.

Он никогда не мог отказать Джулии, когда она просила его о помощи в одном из своих безнадежных предприятий. Тяжело вздохнув, он взял ее руку и поцеловал.

– Хорошо.

И все же он невольно горько пожалел о том, что Ник не остался во Франции.

– Простите, но его светлость не принимает, – заявил престарелый дворецкий.

Алек сунул ему в руки свою шляпу и перчатки.

– Меня он примет.

– Но, сэр...

– Я кузен его светлости, и он будет очень недоволен, если ты меня к нему не пустишь. – Дворецкий с подозрением глядел на него.

Алек вздохнул:

– Посмотри на мое лицо. Видишь сходство?

Дворецкий вгляделся в него, старательно щурясь.

– Мои глаза не так хороши, как раньше, не думаю...

– Проклятие! – Он обошел дворецкого и приложил сложенные рупором ладони ко рту.

– Ник!

– Прошу вас, милорд! – умолял дворецкий.

Алек едва успел снова поднести ладони ко рту, как услышал, что дверь справа открылась.

– Что... – Ник стоял в дверях в расстегнутой сорочке, его лицо потемнело и покрылось морщинами от усталости. – Хантерстон. Какого черта тебе нужно?

– Меня прислала Джулия.

Ник повернулся и вышел.

Алек подмигнул дворецкому и последовал за Ником в комнату.

– Черт побери, – пробормотал Ник, падая в кресло. – Что я сделал, чтобы это заслужить?

Алек заметил полупустую бутылку бренди на столе под рукой Ника, но бокала не было видно.

– Вчера вечером я встретил твою жену.

Лицо Ника стало замкнутым.

– Она хорошо выглядела – или так хорошо, как можно ожидать. Ты не возражаешь, если я сяду?

– Как будто ты бы остался стоять, если бы я сказал «нет».

Алек ухмыльнулся.

– Это правда. – Он взял бокал, лежащий на боку на письменном столе, затем уселся в кресло напротив Ника.

После заметной паузы Ник протянул ему бутылку.

– Где ты видел Сару?

– На званом ужине. Она очень понравилась Джулии. – Алек налил себе порцию бренди и отдал бутылку Нику. В такое время он не любил пить, но чем больше он нальет в свой бокал, тем меньше останется в бутылке Ника. – Конечно, Джулии нравятся все, кто попал в беду.

– Сара не нуждается в благотворительности, – резко произнес Ник. – Я об этом позаботился. И еще она получит этот дом, когда... – Он осекся и крепко сжал губы.

Алек поднял брови.

– Когда – что?

Ник не ответил. Он мрачно смотрел на бутылку в своей руке.

– С первого взгляда на нее я загорелся желанием получить ее. Но не в качестве жены. В качестве любовницы.

– Тогда зачем ты женился на ней?

– Редкая вспышка альтруизма. Это, и еще у нее есть брат размером с гору. Даже несколько братьев.

– Не могу представить себе, чтобы одна из этих причин повлияла на тебя.

Ник пожал плечами:

– Как бы то ни было, я на ней женился, а потом... – Он молча отсалютовал бутылкой и сделал большой глоток. – А затем я обнаружил, что совершил еще большую ошибку.

Алек слишком хорошо знал эту историю.

– Что-то изменилось.

Губы Ника презрительно скривились.

– Не напускай на себя такой самодовольный вид, Хантерстон. Я не совсем лишился рассудка. Самую малость.

– Понятно. – Джулия была права. Алек поразился способности жены угадывать людские потребности после всего лишь недолгого разговора с ними. – Джулия считает, что Сара любит тебя, Бриджтон.

– Она... Нет, это не важно.

– Не будь идиотом. Она твоя жена.

– Она – все. Но если она останется со мной, я только причиню ей боль. – Ник горько улыбнулся. – И вот я, один в своем пышном доме, ожидаю конца, пока единственная женщина, которую я когда-либо любил, находится в трех милях от моей постели.

Это действительно другой Ник, с удивлением понял Алек. Когда Ник впервые приехал жить в дом их деда, они подружились. Почти как братья. К несчастью, все изменилось, когда их дед обвинил Ника в краже, а Алек слепо поверил старику. Это была ложь, и тот единственный момент сомнения убил между ними всякую теплоту.

57
{"b":"52","o":1}