ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что же делать? Если надо, то надо.

Воцарилась тишина. И здесь и за стеной. Словно и там сочувственно недоумевали по поводу странных рассуждений Донаты.

– Доната… Ты ведь не глупая девушка. Ты не можешь не понимать, сколько сил и здоровья придется потратить…

– Понимаю, – упрямо вздохнула Доната. – Но мне надо.

– Надо, – голос его стал тверже. – От твоих «надо» колдун с неба на голову не свалится.

– Я понимаю.

– Что ты понимаешь? – голос его крепчал. – Даже если случится чудо, и ты откопаешь этого колдуна, не забывай о том, что могут понадобиться деньги для того, чтобы о чем-то его просить!

– Я думала об этом. Но попытаться стоит. Потом…

– Что потом? – он почти кричал.

– Я не понимаю одного, – примирительно сказала она, – почему ты злишься?

– Да потому, что эту задачу ты поставила не перед собой – нет! Ты ее поставила передо мной!

– Это еще почему?

– Да потому что! С твоими прекрасными способностями быстро сходиться с людьми, полагаясь на собственное обаяние, располагать к себе людей и вытягивать из них сведенья, не подставляя под удар собственную шкуру – ты до глубокой старости будешь скитаться по городу, разыскивая своего колдуна!

– Хорошо, – она многое могла ему простить, но сейчас ее терпение лопалось по швам. – Я лишаю тебя возложенной на себя задачи! Предупреждаю тебя – это мое дело! И займусь я этим сама, без твоей помощи!

– Даже интересно на это посмотреть, – от его сарказма запросто бы сдохла рыбка в пруду или птичка в саду.

– Посмотришь. А теперь давай спать.

Доната повернулась к стене и закрыла глаза. И, действительно, заснула. Она даже не заметила, как ближе к утру к ней на кровать пристроился Ладимир.

На следующий день она решительно встала… ближе к полудню. Поскольку заснула под утро, а в окошко, смотрящее на стену соседнего дома, почти не проникал утренний свет. Перелезла через Ладимира и, открыв дверь в смежную комнату, прошла в прихожую, где стоял умывальник – ведро с водой – стараясь не смотреть в сторону кровати. После неизбежных водных процедур она надела чистую рубаху – запасы, стараниями Ладимира. Исполненная прежней решимости, она вернулась в комнату, чтобы прицепить пояс с ножами и захватить куртку. И натолкнулась на насмешливый взгляд.

– Колдуна пошла искать? – приветливо осведомился он.

– Пошла, – ей не хотелось начинать день со ссоры.

И не дожидаясь, пока он созреет с очередным ироническим замечанием, вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Каморка, где они нашли пристанище, располагалась на третьем этаже трехэтажного дома. Деревянная лестница, по которой спускалась Доната, не только скрипела, но и прогибалась под ее весом. Второй этаж встретил ее двумя закрытыми по обе стороны от лестницы дверями и тишиной.

Доната не имела ни малейшего представления о том, чем будет заниматься на улице, где и как следует искать колдуна. Но вернуться в комнату и признаться в этом Ладимиру, и хуже того – испросить совета! Нет, уж лучше костер.

Как они живут тут, все эти люди? Среди смежных комнат, узких лестниц, окон, выходящих на стену дома напротив, липких стонов и фальшивой любви? С этой мыслью Доната спустилась на первый этаж.

Дверь во двор была открыта настежь. Впереди ее подстерегал жаркий день, готовивший ей постные людские лица, недоуменные взгляды и жесты, полные откровенного презрения. В печальных размышлениях она сделала шаг по ступенькам, ведущим на улицу. Потом другой.

И нос к носу столкнулась со вчерашним знакомцем.

– Донатэ, – он взмахнул рукавами ослепительной рубахи, как крыльями птица. – Наконец-то! Как спалось?

– Берт, – она растерянно переминалась с ноги на ногу, радостная без меры. Но не оттого, что повстречалась с графом Бертраном, а оттого, что оттягивался тот момент, когда нужно было заглядывать в чужие лица и добиваться ответов. – Как ты меня нашел?

– Очень просто, – он картинно сверкнул черными глазами. – Заинтересовала ты меня вчера. Вот и все.

– Я не поняла. Ты же не ответил на мой вопрос…

– Умница. Ты уверена, что тебе понравится мой ответ?

– Любой ответ лучше, чем молчание.

– Свет, Свет, да ты цитатами из Писания шпаришь, а, шкатулочка с секретом? Не зря я тебя искал. Ты, конечно, устроилась, – он зорко оглядел трехэтажный домик. – Место не для тебя. Из чего делаю вывод: кавалер все-таки явился.

Что-то в его словах ей не понравилось, но он говорил так быстро и так непривычно, кроме того, эта дурная манера не отвечать на заданные вопросы – она понимала его с трудом.

– Как ты меня нашел?

– Я? Я колдун. А ты не знала? – черные глаза расширились от изумления. – Вижу, что не знала. Теперь знаешь. Я нашел тебя по запаху. Ты вкусно пахнешь… Дай подумать. Сомнение, печаль и… страх, пожалуй. Но в таком легком исполнении. Так что тебя расстроило с утра… к обеду?

– Ты, правда, колдун? – выдохнула она.

– Отец Света, – он развел руками. – Даже неинтересно обманывать того, кто так тебе верит. Я соврал. Прислужник, что ночью закрывал за вами с кавалером дверь, шепнул мне, что слышал, как кавалер тебе сказал: поторопись, улица Братства далеко отсюда. А здесь на углу кабак, всю ночь работает. Хозяин видел, как вас вела к себе Розана. А уж ее здесь все знают. Я удовлетворил твое любопытство?

– Вполне, – она сдержала вздох, полный разочарования.

– Значит, ты на сегодня будешь первой, кого я удовлетворил.

И распахнув рот, полный белых зубов, засмеялся, заметив, каким взглядом она его одарила.

– Познакомишь нас, Доната, – услышали они голос и одновременно обернулись.

На пороге стоял хмурый Ладимир. Отвороты светлой рубахи разошлись, обнажая загорелую шею, русые волосы стянуты на затылке, меч пристегнут к поясу.

– Познакомлю, – она пожала плечами. – Отчего ж не познакомить. Это, – она сделала паузу, позволяя Ладимиру представиться самому: мало ли ему заблагорассудится назваться другим именем? Но он молчал. Только губы тянул в дежурной улыбке. – Ладимир. А это, – она опять сделала паузу: мало ли, граф захочет именоваться полным именем. Но тот тоже молчал. Только улыбался так, что сводило скулы. – Берт.

Переводя взгляд с одного на другого, Доната сделала для себя неутешительный вывод: она лишняя на этом празднике молчаливой дуэли.

– Вы не находите, Ладимир, – Берт говорил так, словно его попросили передать дурную новость старому человеку, но предупредили: не забудь вначале его подготовить, у него слабое сердце, – что это не место для такой девушки?

– Вот именно, – мягко ответил Ладимир, и у Донаты по спине пробежали мурашки. – Решением этого вопроса я и хотел бы заняться в ближайшее время. И попутно помочь девушке решить еще один вопрос.

– Может быть, я помогу девушке решить этот вопрос?

– Я знал, что Гранд добрый город. Но чтобы люди сами предлагали свои услуги…

– Простите, о каких услугах идет речь?

– Мне кажется, такой разговор заведет нас далеко. Боюсь, девушке станет скучно. Доната, – он обернулся к ней. – Пойди, пожалуйста, в комнату. Я скоро вернусь и расскажу тебе все, что узнаю.

От такой вежливости она оступилась, и едва не упала с крыльца. Но была вовремя поддержана парой рук. С одной стороны Ладимиром, с другой Бертом. Это помогло собраться с духом. Они хотят поговорить без нее? И слова возражения не услышат. Потому что ее тошнит от их приторных улыбок. Нравится им воздвигать стены на ровном месте и потом рушить их? Сколько угодно.

Доната коротко кивнула одному и другому, повернулась и пошла в дом. Радостная оттого, что десятки людей сегодня не увидят ее отчаянного, в нелепой попытке удержать вежливую улыбку, лица.

Проскользнуть в свой закуток, чтобы никто не заметил, у Донаты не получилось На видном месте у стола сидела Розана. Белые плечи едва прикрывало подобие ночной сорочки. Она была одна. Растрепанные рыжие кудри подчеркивали бледность лица. Бессмысленные глаза остановились на Донате, буквально пригвоздив ее к месту. Рукав ночной сорочки скользнул вниз, обнажая левую грудь.

30
{"b":"5204","o":1}