ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гурт не возражал более и побежал к своему коню, а Эдит осталась у колодца.

Гурт прибыл в Лондон как раз вовремя, чтобы еще застать брата и проводить к королю, поздоровавшись наскоро с матерью. Намерение Гарольда посетить нормандского герцога не внушило сначала ему опасения, а хорошенько обдумать слова брата он не успел, потому что поездка заняла всего несколько минут.

Эдуард внимательно выслушал Гарольда и так долго не отвечал, что граф счел его погрузившимся, по обыкновению, в молитву, но ошибался. Король с беспокойством припоминал необдуманные обещания, данные им в молодости Вильгельму, и думал, какие могут произойти от этого последствия.

– Так ты точно дал матери подобную клятву и желаешь сдержать ее? – спросил он наконец Гарольда.

– Да, – ответил Гарольд мгновенно.

– В таком случае я не могу удерживать тебя, – проговорил Эдуард, – ты мудрейший из всех моих подданных и, конечно, не сделаешь ничего необдуманно. Но, – продолжал король торжественным тоном и с очевидным волнением, – прошу тебя принять к сведению, что я не одобряю твоего намерения: я предвижу, что твоя поездка к Вильгельму навлечет на Англию большое бедствие и для тебя лично будет источником великого горя... Удержать же тебя я не могу.

– О, государь, не напрасно ли ты беспокоишься? – заметил Гарольд, пораженный необычайной серьезностью короля. – Твой родственник Вильгельм Нормандский слыл всегда беспощадным в войну, но честно и откровенно поступающим с друзьями... Да и величайшим позором было бы для него, если б он нанес вред человеку, доверчиво и с добрыми намерениями являющемуся к нему.

– Гарольд, Гарольд, – сказал нетерпеливо король, – я знаю Вильгельма лучше тебя, он далеко не так прост, как ты думаешь, и заботится только о собственной выгоде. Более не скажу ничего; я предостерег тебя и теперь остальное предоставляю на волю неба.

К несчастью, люди, не обладающие большим умом, никогда не могут доказать другим справедливость своих убеждений, когда они действительно докапываются до истины. Потому и предостережение короля не произвело никакого действия на Гарольда, который думал, что Эдуард просто неправильно оценивает характер Вильгельма. Гурт же решил иначе.

– Как ты думаешь, государь, – спросил он, – подвергнусь ли я какой-либо опасности, если поеду вместо Гарольда к Вильгельму?

– Нет, – проговорил король быстро, – и я советовал бы тебе сделать это... с тобой Вильгельму нечего хитрить, тебе он не может желать вреда... Ты поступишь очень благоразумно, если поедешь.

– Но я поступлю бесчестно, если допущу это! – возразил Гарольд. – Но как бы то ни было, позволь поблагодарить тебя, за твою заботу. И да хранит тебя Бог!

Выйдя из дворца, братья заспорили о том, кому лучше ехать в Нормандию. Аргументы Гурта были так основательны, что Гарольд наконец объяснил причину своего упорства тем, что поклялся матери лично съездить за Хаконом и Вульфнотом. Когда же они пришли домой, у него не осталось этой причины, как Гурт открыл матери опасения и предостережения короля. Гюда стала умолять Гарольда послать вместо себя брата, утешая его тем, что освобождает его от клятвы.

– Выслушай меня спокойно, Гарольд, – заговорил Гурт, видя, что брат все еще настаивает на своем, – поверь, что король имеет серьезные причины опасаться за тебя, но только не счел нужным высказать нам эти причины. Он вырос вместе с Вильгельмом и был очень привязан к нему. Разве Вильгельм не имеет повода относиться к тебе недружелюбно? Я помню, при дворе ходили слухи, что он имеет виды на английский престол и что Эдуард поощрял его. Положим, что со стороны герцога было бы чистым безумием лелеять подобные надежды, но теперь он, вероятно, не отказывается от мысли вернуть свое влияние над королем, которое утратил в последнее время. Он знает, что вся Англия будет потрясена, если он задержит тебя, и что тогда ему будет очень удобно половить рыбу в мутной воде. Со мною же он ничего не сделает, потому что мое отсутствие в Англии не принесет ему никакой пользы, да он и не посмеет тронуть меня, так как ты глава всего нашего войска и жестоко отомстил бы за брата...

– Но он же удерживает Хакона и Вульфнота, так почему не удержать и тебя? – перебил Гарольд.

– Потому что он удерживает их в качестве заложников, а я являюсь к нему просто как гость... Нет, мне не может угрожать опасность, и я прошу тебя, Гарольд, послушаться разумного совета.

– О, дорогой, возлюбленный сын, послушайся брата! – воскликнула Гюда, обнимая Гарольда. – Не допусти, чтобы тень Годвина пришла ко мне в ночной тьме и я бы услышала его грозный голос: «Жена, где Гарольд?»

Здравый ум графа не мог не признать обоснованность этих слов; к тому же предостережения короля тревожили его более, чем он сказал. Но с другой стороны были причины, которые не позволяли ему уступить просьбам брата и матери: врожденное мужество и благородная гордость, мешавшие ему пойти на то, чтобы другой подвергся опасности. Кроме того, он не был уверен, увенчается ли успехом поездка Гурта в Нормандию, так как ненависть молодого тана к нормандцам была хорошо известна в Руане. Кроме того, Гарольд предполагал заручиться дружбой Вильгельма, который со временем мог быть ему очень полезен. Он совсем не предполагал, что герцог, не имея приверженцев при дворе, мог иметь виды на английскую корону. Гарольд рассчитывал, что он поможет Вильгельму устранить других претендентов, сына Этелинга и храброго норвежского короля Харальда Сурового, если задобрить его, а это можно было сделать только съездив к нему. Потому Гарольд не мог надеяться на верность Тости, который, состоя в родстве с Вильгельмом, непременно стал бы восстанавливать короля против брата, если б тот даже и стал наконец английским королем, так как это могло помочь Гарольду перетянуть Вильгельма на свою сторону. В голове графа мелькнуло еще одно соображение: герцог сумел укрепить Нормандию, и можно ли человеку, желающему возвысить Англию во всех отношениях, упустить удобный случай узнать, какими средствами герцогу удалось совершить подобное чудо? Все эти соображения заставили графа решиться ехать самому. А тут какой-то тайный голос начал шептать ему, что не следует ехать, и граф находился в страшном разладе с самим собою, когда голос Гурта вывел его из задумчивости:

– Советую тебе принять во внимание, что хоть ты и можешь располагать собой по своему желанию, но не имеешь права навлекать бедствие на свое отечество, а это случится, если ты отправишься в Нормандию; вспомни слова короля!

– Дорогая матушка и ты, благородный Гурт, вы почти победили меня, – проговорил Гарольд, с чувством обнимая их, – но дайте мне два дня для решения этого важного вопроса.

Это было последним словом Гарольда, и Гурт отметил не без удовольствия, что брат отправился к Эдит, которая непременно отговорит Гарольда от поездки, так как она имела над ним большее влияние, чем король, мать и брат.

Гарольд отправился в римскую виллу и чрезвычайно обрадовался, когда встретился в лесу с предсказательницей, где она собирала травы и листья. Спрыгнув поспешно с коня, он подбежал к ней.

– Хильда, – начал он тихо, – ты часто говорила мне, будто мертвые могут давать совет живым, и потому прошу тебя вызвать при мне дух усопшего героя, похороненного возле друидского жертвенника... Я желаю убедиться в справедливости твоих слов.

– Так знай же, – ответила Хильда, – что мертвые показываются перед непосвященными только по доброй воле. Мне-то они покажутся, когда я предварительно произнесу известные заклинанья, но не ручаюсь, что и ты увидишь их. Я исполню твое желание, и ты будешь стоять возле меня, чтобы слышать и видеть все, что будет происходить в ту торжественную минуту, когда мертвый восстанет из своего гроба. Да будет тебе известно, что я, желая успокоить тревогу Эдит, узнала уже, что горизонт твой омрачился мимолетной тучей.

Гарольд рассказал все, что волновало его. Хильда выслушала его и пришла тоже к заключению, что опасения короля безосновательны и Гарольду необходимо сделать все от него зависящее, чтобы заручиться дружбой герцога Нормандского. Ее ответ не изменил его первоначальное решение, но все же она попросила его исполнить свое желание: выслушать совет мертвеца и поступить только сообразно с ним. Очень довольный тем, что ему придется поверить в существование сверхъестественной силы, Гарольд распростился с пророчицей и тихо продолжал свой путь, ведя коня за повод. Не успел он еще дойти до холма, как почувствовал прикосновение чьей-то руки; оглянувшись, он увидел пред собой лицо Эдит, выражавшее саму нежную любовь и сильнейшую тревогу.

52
{"b":"5205","o":1}