ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гарольд вздрогнул, рука его судорожно сжала руку Хакона. Он опустил секиру и с ужасом отошел от своего племянника.

Тут сражавшиеся убавили свой напор, потому что оба войска пребывали в страшном беспорядке и рады были минуте отдыха, чтобы немного оправиться.

Норвежцы не принадлежали к числу тех, кто оставляет поле битвы потому, что пал их вождь; напротив – они бились упорнее, горя жаждой мести за смерть предводителя. Но все-таки, если б не мужество и быстрота, с которыми Тости преградил саксонцам путь к «Опустошителю земель», сражение было бы для норвежцев проиграно.

Пользуясь передышкой, Гарольд, крайне взволнованный, подозвал Гурта и сказал ему:

– Ради всего дорогого тебе, Гурт, скачи скорее к Тости и уговори его согласиться на мое предложение. Мало того, скажи, что мы не будем помнить зла, что даже позволим возвратиться беспрепятственно на родину всем его союзникам... Сделай все, что найдешь нужным, но избавь меня, избавь всех нас от необходимости пролить кровь брата.

Услышав эти слова, благородный Гурт с чувством искреннего восторга прикоснулся губами к руке короля.

– Иду! – ответил он и в сопровождении только одного трубача отправился бесстрашно к рядам неприятеля.

Король в страшном волнении ждал возвращения Гурта; никто не подозревал, какие тяжелые мысли раздирали сердце Гарольда, у которого на пути к достижению власти были отняты один за другим все любимые им люди. Недолго пришлось ему ждать; не успел еще Гурт возвратиться, как яростный вопль, сопровождаемый звоном оружия, раздавшийся среди норвежцев, убедил короля в безуспешности его попытки.

Тости захотел выслушать Гурта только в присутствии норвежских вождей; а когда Гурт объяснил причину своего прибытия, то в ответ раздался единодушный крик:

– Мы скорее умрем все, чем оставим то поле, на котором потеряли нашего короля!

– Ты слышишь, что они говорят, – сказал надменно Тоста, – я говорю то же самое.

– Не на меня падет этот грех! – проговорил Гарольд, торжественно простирая руки к небу. – Итак, исполним теперь наш долг!

Пока все происходило, к скандинавам подошла помощь с их кораблей, что сделало бой неравным. Но Гарольд в эту минуту был таким же искусным и хладнокровным вождем, каким был в момент борьбы с Харальдом. Он постарался удержать саксонцев в непрерывном строю; и если иногда случалось, что напор превосходящей силы отрезал часть от общего строя, то она тотчас же пристраивалась к тому же грозному треугольнику. Один норвежец, встав на Стэнфордском мосту, в течение долгого времени отстаивал этот проход; более сорока саксонцев, по словам хроник, пало от его руки: Гарольд предлагал ему жизнь и хотел оказать его мужеству должный почет, но надменный герой не хотел даже слушать эти предложения и пал от руки Хакона. Он был воплощением Одина, с его смертью угасла последняя надежда викингов на победу; но тем не менее они не отступали, хотя многие умирали от утомления. Когда ночь начала окутывать темным покровом место страшного побоища, король находился среди груды разбросанных щитов, опираясь ногой на труп знаменосца и положив руку на древко «Опустошителя земель».

– Смотри! Там несут тело твоего брата! – прошептал ему Хакон на ухо, оттирая кровь со своего меча и опуская его в ножны.

ГЛАВА 7

Гарольд, последний король Англосаксонский (Завоевание Англии) (др. перевод) - pic_57.png

Сын Харальда, Олав, был к счастью, спасен от этой резни. На судах оставался самый сильный отряд норвежцев, а его предводитель, предвидя результат ужасного сражения и зная, что конунг не сойдет с того поля, где водрузил своего «Опустошителя земель», пока не победит или не погибнет, удержали насильно Олава на корабле. Но суда не успели выйти в море, поскольку саксы преградили им путь. Тогда смелые норвежцы построили щиты стеной вокруг мачты и решили погибнуть славной смертью викингов. На следующее утро Гарольд вышел на берег, а за ним знатнейшие вожди, опустив копья острием вниз, несли торжественно тело убитого конунга; они остановились и послали к норвежцам посла для переговоров, который пригласил вождей под предводительством Олава принять тело их короля и выслушать предложение Гарольда.

Норвежцы полагали, что им отсекут головы, но тем не менее приняли предложение. Двенадцать знатнейших вождей и Олав спустились в лодку посла. Гарольд вышел к ним навстречу с Леофвайном и Гуртом.

– Ваш король, – начал он, – пошел войной на народ, ни в чем не виноватый; он поплатился жизнью за неправое дело; мы не воюем с мертвыми. Отдайте бренным останкам почести, достойные храброго воина. Мы отдаем вам без выкупа и условий то, что не может больше вредить нам... Что же касается тебя, – продолжал Гарольд, с состраданием посмотрев на статную и гордую осанку, но понимая глубокую горе Олава, – мы победили, но не желаем мстить. Возьми столько кораблей, сколько тебе понадобится для оставшихся воинов! Возвратись на родные берега и защищай их так же, как мы защищали свои... Довольны ли вы мною?

В числе вождей находился правитель Оркнейских островов; он вышел вперед, преклонил колено перед королем и сказал:

– Повелитель Англии! Ты вчера победил только тела норвежцев, а сегодня покорил и их души. Никогда скандинавы не пойдут войною на берега того, кто так чтит умерших и милует живых!

– Быть по сему! – сказали в один голос вожди, преклоняя колени перед королем.

Один только Олав не произнес ни слова: перед ним лежало холодное тело убитого отца, а месть считалась доблестью у королей морей. Мертвеца понесли медленно к лодке; норвежцы шли за ним медленными шагами. Только когда носилки были уже поставлены на королевский драккар, раздались стоны, звучавшие глубокой, неподдельной горестью, и затем скальд Харальда пропел над его трупом вдохновенную песнь.

Сборы норвежцев были коротки, корабли их скоро снялись с якоря и поплыли вниз по реке. Гарольд смотрел им вслед и произнес задумчиво:

– Уплыли корабли, в последний раз доставившие кровожадного ворона к английским берегам!

Непобедимые норвежцы потерпели в этом походе сокрушительное поражение. На носилках, которые они везли из Англии, лежал последний внук берсерков и королей морей. К чести Гарольда вспомним, что не нормандцами, а им, истым саксонцем, был низвергнут «Опустошитель земель».

– Да, – ответил Хакон на замечание дяди, – твое предсказание отчасти справедливо. Не забывай, однако, потомка скандинавов. Вильгельма Руанского!

Гарольд невольно вздрогнул и сказал вождям:

– Велите трубить и собираться в путь! Мы отправимся в Йорк, соберем там добычу, и потом – назад, друзья мои, на юг. Но преклони сперва колени, Хакон, сын дорогого брата! Ты совершил на виду и неба, и всех воинов славные подвиги! Я облеку тебя не в суетные побрякушки нормандского рыцарства, а сделаю одним из старшин братства правителей и военачальников. Опоясываю тебя собственным поясом из чистого серебра; вкладываю в твою руку собственный меч из чистой булатной стали и повелеваю тебе: встань и займи место в Совете и на поле брани рядом с владыками Англии, граф Герфордский и Эссекский! Юноша, – продолжал король шепотом, наклонившись к бледному лицу Хакона – не благодари меня, я сам обязан тебя благодарить. В тот день, когда Тости пал от твоей руки, ты очистил память моего брата Свейна от пятна... Но пора в путь, в Йорк!

Шумным и пышным был пир в Йорке; по обычаям сам король должен был присутствовать на нем. Гарольд сидел в верхнем конце стола, между своими братьями; Моркар, отъезд которого лишил его участия в битве, возвратился с Эдвином.

В этот день песни, давно забытые в Англии, зазвучали вновь. Воинственно сурово звучали они в устах англодатчанина, и нежно в устах англосаксов. Воспоминание о Тости, павшем в войне с братом, лежало тяжелым камнем на душе Гарольда. Однако он привык жить исключительно для Англии, поэтому силой железной воли сбросил с себя мрачную думу. Песни, мед, свет огней, радостный вид доблестных воинов, сердца которых бились в унисон с его сердцем, торжествуя победу, – все это увлекло его, и он присоединился к общей радости.

80
{"b":"5205","o":1}