A
A
1
2
3
...
89
90
91
...
93

– Встань и иди к своим, нам некогда брать пленных. Ты назвал меня неверным своему слову, но как бы там ни было, я саксонец и помню, что ты был моим гостем и сражался рядом со мной, а потому дарю тебе жизнь. Иди!

Де-Гравиль не сказал ни слова, но умные глаза его устремились на Гарольда с выражением глубокого уважения, смешанного с состраданием; потом он встал и пошел медленно, ступая по трупам своих земляков.

– Нет! – крикнул Гарольд, обращаясь к стрелкам, направившим свои луки на рыцаря. – Человек этот отведал нашего хлеба и оказал нам услугу. Он уже заплатил свою виру.

И ни один стрелок не пустил стрелу в нормандца. Между тем, едва нормандское войско, уже начавшее отступать, заметило падение Вильгельма, которого узнали по доспехам и лошади, как дружинники с громким, отчаянным криком: «Герцог убит!» повернули и пустились бежать в страшнейшем беспорядке.

Успех явно клонился в сторону саксонцев, и нормандцы потерпели бы полное поражение, если бы у Гарольда было достаточно конных воинов для того, чтобы воспользоваться критическим моментом, если бы сам Вильгельм не удержал бегущих, не отбросил бы шлема и не открыл лицо, горевшего свирепым, невыразимым гневом.

– Я еще жив! – закричал он с угрозой. – Смотрите мне в лицо, вожди, которым я прощал все, кроме трусости! Я страшнее для вас, чем эти англосаксы, обреченные небом на смерть и проклятие! Стыдитесь!

Упреками и бранью, ласками и угрозами, обещаниями и ударами герцог Вильгельм успел остановить бегущих, построить их в ряды и рассеять панику. Тогда он возвратился к своим отборным рыцарям и стал следить за битвой. Он заметил проход, который передовая дружина англов, двинувшись за бегущими, оставила без прикрытия. Он призадумался, и лицо его просияло. Увидев де-Гравиля, сидевшего опять на коне, он подозвал его и произнес отрывисто:

– Клянусь Небом, мы думали, что ты переселился в вечность! Ты жив и можешь еще сделаться английским графом... Поезжай к Фиц-Осборну и скажи ему следующее: «Смелость города берет...» Не медли ни минуты!

Де-Гравиль поклонился и полетел стрелой.

– Ну, храбрые вожди, – весело сказал Вильгельм, – до сих пор была закуска, а теперь пойдет пир... Де-Танкарвиль, передай всем приказ: «Вперед, на знамя!»

Этот приказ пронесся по нормандским рядам, раздался конский топот, и все рыцарство Вильгельма понеслось по равнине.

Гарольд угадал цель этого движения; он понял, что его присутствие нужнее близ знамени, он повторил своим ратникам уговор не нарушать своего треугольника, в котором заключалась их сила против конников, да и против численного превосходства противника; он вскочил на коня и пересек с Хаконом обширную равнину, сделав громадный объезд, чтобы попасть в тыл; проезжая близ таверны, он заметил в толпе множество женщин. Хакон сказал ему:

– Жены ждут возвращения мужей после победы.

– Или будут искать их среди убитых, – ответил Гарольд. – Что, если мы падем, будет ли кто-нибудь искать нас в грудах трупов?

Он не успел произнести эти слова, как увидел вдруг женщину, сидевшую под одиноким терновым кустом, невдалеке от поля боя. Король посмотрел пристально на эту неподвижную, безмолвную фигуру, лицо ее было закрыто покрывалом.

– Бедняжка! – прошептал он. – Счастье и жизнь ее зависят, может быть, от исхода сражения... Дальше, дальше!

Услышав этот голос, женщина быстро встала и протянула руки. Но саксонские вожди повернули к войскам и не могли, конечно, видеть ее движения, а топот лошадей и грозный гул сражения заглушили слабый и болезненный крик.

– Мне пришлось еще раз услышать его голос! – прошептала она и уселась опять под терновым кустом.

Когда Гарольд и Хакон въехали в окопы и сошли с лошадей, громкий клик: «Король! Король! За права отцов!» раздался вдруг в рядах и ободрил воинов, на которых всей силой напирали нормандцы.

Плетень был уже заметно поврежден и изрублен мечами, когда Гарольд попал в самый разгар сражения. С его появлением ход битвы изменился; из смельчаков, пробившихся внутрь окопов, не вышел ни один: люди, лошади и доспехи падали под ударами секир, из-за чего Вильгельм был вынужден отойти. Медленно спустились рыцари по косогору, а англичане, ободренные их отступлением, готовы были выйти из своих укреплений и пуститься в погоню, если бы приказ Гарольда не сдержал их. Пользуясь этим отдыхом, король велел заняться ремонтом плетня. Когда все было сделано, он обратился к Хакону и окружающим его танам и сказал с радостью:

– Мы можем еще выиграть это сражение... Сегодня мой счастливый день; день, в который все мои начинания всегда были удачны. Да, кстати, ведь сегодня день моего рождения!

– Твоего рождения? – воскликнул Хакон с удивлением.

– Да, разве ты не знал?

– Нет, не знал... А ведь странно! Ведь сегодня же день рождения Вильгельма... Что сказали бы астрологи о таком совпадении?

Загадочный сон, виденный Гарольдом в юности, ожил в его памяти, ему опять почудилась таинственная рука из-за темного облака... в ушах снова раздался странный голос: «Вот звезда, озарившая рождение победителя!»; опять слышались слова Хильды, когда она рассказывала значение сновидения; послышалась загадочная песнь, которую тогда пела ему пророчица. Эта песнь леденила теперь кровь в его жилах, глухо, мрачно звучала она среди гула битвы.

И главу твою с короной
Силе век не разлучить!
Пока кости хладных трупов
Мирно спят на дне могил,
И пылая жаждой мести,
Не тревожат жизни пир.
Если ж солнце в нас полночный
Свод небесный озарит
И меж ним и бледным месяцем
Бой ужасный закипит,
Трепещи! Тогда в могилах
Кости мертвых встрепенутся
И, как дух опустошенья,
Над живыми пронесутся.

Шум и крики в отдалении, победный клич нормандцев пробудили короля и напомнили ему о печальной действительности. В словах, переданных де-Гравилем Фиц-Осборну, заключалось приказание привести в исполнение придуманную ранее хитрость: совершить нападение на саксонскую передовую дружину и обратиться потом в ложное бегство. Все была сделано так естественно, что, несмотря на приказ короля и на слова Леофвайна, смелые англичане, разгоряченные борьбой и победой, бросились за бегущими. А нормандцы направились туда, где был глубокий овраг, в который саксонцы надеялись загнать их. Эта роковая ошибка случилась в то самое время, когда натиск Вильгельма с рыцарями был отбит. С громким хохотом и злобной радостью показал он своим людям на саксонцев, пришпорил коня и присоединился к пуатуинской и булонской коннице, бросившейся в тыл распавшегося отряда. Нормандская дружина повернула назад, а конница уже вылетела внезапно из кустарника близ оврага. Англичане были окружены, а конные воины давила их со всех сторон.

Только суррейская и суссекская дружины остались на местах под командой Гурта, но им пришлось идти на выручку товарищам; приход этих дружин прекратил кровавую резню и изменил положение дела. Пользуясь знанием местности, Гурт завлек неприятеля на крытые провалы вблизи его засады. Нормандцев погибло такое несметное число, что, по словам летописца, провалы были набиты их трупами вровень с равниной. Однако, несмотря на эту западню, саксонцы не могли бороться с таким большим числом врагов. В это время отряд под начальством Мартеля занял по приказанию герцога пространство, оставшееся свободным между укреплениями и полем боя. Когда Гарольд взглянул на этот участок, все подножие холма было опоясано сталью, и у него не осталось надежд помочь передовой дружине. Он стоял неподвижно и смотрел на происходившее. Только движения рук и удрученные восклицания выдавали сменявшееся в его сердце надежду и страх. Наконец, он воскликнул:

90
{"b":"5205","o":1}