ЛитМир - Электронная Библиотека

— А чего же вы не возражали? — спросила Алиса.

— Меня влекло любопытство. Я решил: пускай они думают, что я неразумное существо. В душе я путешественник. Когда корабль прилетел к себе домой, я сбежал. За пять лет я облетел много планет и захотел вернуться домой. Только как это сделать? На мою планету никто не летает. Но будучи на Земле и осматривая пустыню Сахару, я узнал, что вы собираетесь к нам. Денег на билет у меня нет. Пришлось спрятаться в трюм под видом головки сыра. Вот и вся моя история.

— Поверим? — спросил Пашка.

— Не знаю, — вздохнул Сапожков.

— Вы можете мне не верить, — пропищал мяч, — только довезите меня до дома. Иначе мне суждено будет умереть на чужбине.

— А где он будет жить? — спросила Алиса.

— Пожалела? — понял ее Пашка.

— А что делать? Лучше верить, чем не верить.

— Я останусь здесь, в трюме, — попросил мяч. — Чтобы не попадаться вам на глаза.

— Только продуктов не касайся, — предупредил Пашка.

— Я извлекаю все, что мне нужно, из простой воды, — ответил мяч. — Вы не откажете мне в глотке воды?

Мяч шустро укатился на нижнюю полку и замер там, как неживой.

Постепенно быт на борту наладился. Серый мяч мирно сидел в трюме, порой вылезая напиться. Двигался он с удивительной ловкостью. Он объяснил Алисе, что на планете Пять-четыре, опасаясь землетрясений, мячи обитают по берегам озер и речек на открытых местах, чтобы успеть укатиться от опасности. И уж, конечно, не строят никаких городов.

На третий день все заняли свои места, и корабль совершил Прыжок. Алиса закрыла глаза, потом открыла их снова. Часы над пультом показывали: прошло три минуты и тридцать одна секунда.

Алиса услышала голос Гай-до:

— Прыжок прошел нормально. Цель видна на экранах.

Алиса спустилась в трюм проверить, как перенес Прыжок серый мяч. Тот был невредим, сидел в углу на полке, хотя трудно сказать, сидел, лежал или стоял, раз он совершенно круглый.

— Ты обо мне беспокоилась? — спросил он Алису.

— Разумеется, — ответила она. — Это же естественно.

— На свете нет ничего естественного, — возразил пронзительным голоском мяч. — Ты не должна меня жалеть. Ты должна желать моей гибели.

— Я ничьей гибели не желаю, — нахмурилась Алиса.

— Ты еще не знаешь жизни, ты думаешь, что все взрослые должны быть хорошими.

— Ты говоришь неприятные вещи, — перебила Алиса. — Я тебя не понимаю.

Мяч забился в угол и замолчал.

«Странно, — подумала Алиса, выбираясь из трюма. — Казалось бы, ему повезло, подлетает к дому. А чем-то недоволен…»

Гай-до словно угадал ее мысли и сказал:

— В мяче пробудилась совесть.

— А разве он до этого был бессовестным? — спросила Алиса.

— Не знаю, — ответил Гай-до. — Но у меня дурные предчувствия. Мне кажется, что он не тот, за кого себя выдает.

— Ты думаешь, что он не с планеты Пять-четыре?

— Не в этом дело…

Два шага до базы странников

Постепенно одна из горящих точек на центральном экране становилась ярче. К исходу второго дня уже можно было различить на ней кольца вулканических кратеров. Алиса с тревогой наблюдала, как уменьшаются запасы пищи. Но пока говорить об этом ей не хотелось — она боялась, что мальчики начнут нервничать. И Аркаша вообще откажется есть.

Мяч больше с Алисой не разговаривал. Только уже перед посадкой он вдруг сказал:

— Вот я знаю — вас на борту четверо. Трех я видел, а Гай-до прячется. Почему? Где?

Послышался смех Гай-до. Ему показалось забавным заблуждение мяча, но спорить он не стал, а объявил, что начинается торможение. И тут же добавил:

— Тревога!

По экрану быстро ползла зеленая точка.

— Вижу катер, — сказал Гай-до. — На мои позывные не отвечает.

Зеленая точка резко изменила курс и через несколько томительных минут скрылась за расплывчатым туманным краем атмосферы.

— Я полагаю, — сказал Гай-до, — что разумно повернуть назад.

— Предлагаешь вернуться? — удивился Пашка. — В минутах от цели?

— Я не знаю, что нас отделяет от цели, — ответил Гай-до.

— Наверное, Гай-до прав, — сказал Аркаша. — У нас на борту девочка. Я считаю, что мы должны вернуться обратно и сообщить обо всем взрослым. Я и раньше так считал.

— Трусишь — сиди на Земле! — вскипел Пашка. — Об Алиске не беспокойся, она посмелее тебя!

Алиса понимала, что Пашка думает только о приключениях. Она готова была уже поддержать Аркашу, но странное дело: слова Пашки о том, что она смелая, заставили ее промолчать. Как будто хитрющий Пашка заткнул ей рот большой конфетой.

— У кого сколько смелости, мы еще посмотрим, — тихо сказал Аркаша.

— Я выразил свое мнение.

«Ну и Пашка, — подумала Алиса, — он и Аркашу перехитрил. Ну какой нормальный парень будет настаивать на возвращении, если его обвинили в трусости?»

— Возвращайтесь! — услышала она пронзительный комариный голосок. Оказывается, серый мяч каким-то образом выбрался из трюма. — Вам с ними не справиться! Вы погибнете!

— Что ты знаешь? — спросил Гай-до. — Отвечай, что ты знаешь?

— Я ничего не знаю. Я ничего не сказал. — Шар превратился в длинную серую нить и скользнул в люк.

— Настойчиво рекомендую, — сказал Гай-до, — вернуться на Землю.

— Голосуем, — быстро предложил Пашка. — Твой голос, Гай-до, считается. Кто за то, чтобы опуститься на планету Пять-четыре? Я — раз. Алиса — два, Аркадий — три. Кто против?

— Я против, — сказал Гай-до.

— Три — один в нашу пользу, — обрадовался Пашка. — Решение принято большинством. Начинаем посадку.

— Хорошо, — согласился Гай-до. — Но я предлагаю спуститься подальше от базы странников.

— Почему? — спросил Пашка. — Мы быстро спустимся, осмотрим подземелье, моментально заберем, что нам нужно, и улетим.

— «Моментально» — это неправильное слово, — возразил Гай-до.

— Пока ты будешь моментально лазить по подземелью, — сказала Алиса, которая поняла, что Гай-до прав, — нас тридцать раз увидят, найдут и, если захотят, остановят.

— А что же ты предлагаешь? — спросил Пашка.

— У меня есть одна идея, — сказал Гай-до. — Смотрите.

Гай-до зажег большой экран на пульте, и на нем показалась объемная карта. На ней — путаница скал, ущелий, гор и кратеров.

Загорелась зеленая стрелка, которая поползла по ущелью.

— Вот здесь, — сказал Гай-до, — мы нашли Тадеуша. Рядом со входом в подземелье. Но сюда мы опускаться не будем. Здесь… — зеленая стрелочка переместилась в соседнее ущелье — выходы железной руды. Под этим обрывом большая ниша, там можно уместить пассажирский лайнер. Навес над нишей — железная руда. Что это означает?

— Это означает, — ответил Аркаша, — что, если мы незаметно ляжем в ту нишу, нас нельзя засечь сверху.

— Если не возражаете, я начинаю маневр, — сказал Гай-до. — Мы спустимся в стороне от базы. И затаимся в ущелье. Если до утра ничего не случится, можно будет действовать.

И все согласились с кораблем.

— А оттуда до базы далеко? — вдруг спросил Пашка.

— Километров двадцать. Но дорога через горы.

— А поближе нельзя?

— Братишка, ты нетерпелив, как маленький ребенок, — сказал Гай-до.

— Ну ладно, если другого выхода нет…

Пашка удивительно умеет сделать всем одолжение.

Если бы кто-то наблюдал за Гай-до сверху, он страшно удивился бы, каким запутанным курсом тот идет над планетой. Корабль петлял, делая зигзаги длиной в тысячу километров, замедлял движение так, словно вот-вот остановится, и потом снова срывался с места. Внутри корабля все трещало, и Алиса побаивалась, выдержит ли кораллитовая заплата.

На втором витке Гай-до увидел спутник связи, который ходил на высокой орбите над планетой. Затем кораблик два раза прошел над тем местом, где ему показалось, что над кратером натянута маскировочная пелена. На всякий случай он отметил этот кратер в памяти.

Неожиданно Гай-до снизился. Он буквально прополз по ущелью, прижимаясь ко дну и порой задевая за скалы, отчего внутри корабля раздавался отвратительный скрежет. Алиса стиснула зубы, чтобы не вскрикнуть от страха.

6
{"b":"5221","o":1}