ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Никого. Я огляделся… Мы стояли, омытые неоновым светом полной луны. Старик с палкой в руках. Артем в блестящей куртке. И я – в плавках и майке, прижимая к груди неуставную кобуру из замши, которую выстрочила мне мама.

20. ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ! (Илюхин)

– Тебя хотели убить, Артем. – Устало сказал я и посмотрел на часы, – неужели ты еще ничего не понял?!

– Честь мужчины не позволяет мне называть эту женщину. Она замужем, – в который уже раз повторил Чехоев-младший.

…Я понимал, что Шимановский и Чхеидзе по головке меня за эту инициативу не погладят. Но до гостиницы и райотдела было минимум полчаса ходу. А я не мог дать Чехоеву эти полчаса. Он, по-видимому, упрямо не хотел верить, что мог стать жертвой любимой женщины. Либо… Либо она к похищению у него оружия действительно никакого отношения не имела.

Я мучительно соображал: видела ли эта незнакомка меня? А если и видела, то поняла ли, кто я? 8 общем-то мое появление было естественно – услышал человек крики и прибежал…

Старик Чехоев подавленно горбился у стены, в тени, отбрасываемой плотным матерчатым абажуром. Известие о том, что родной сын выкрал у него десять лет назад пистолет как-то мгновенно состарило его.

– Хорошо, что мать твоя умерла, – только и сказал он.

Я понимал, что нарушил инструкцию, данную мне Шимановским. Вадим Сергеевич считал, что я должен был подключиться к событиям лишь в самую критическую минуту – понимай: когда Чехоева-млад-шего придут убивать. Но кто может сказать, что незнакомка пришла не за этим?

Светало. В проеме узеньких окон светилась апельсиновая полоска рассвета – дом выходил окнами на восток. Алмазовскому храпу вторило тиканье ходиков.

– Есть тут одна, уважаемый… – Старик нарушил молчание, – С ней этот подонок связался. Жена Слепнева. Она, как я думаю, и приходила. Да, бабенка, конечно, она ветреная, но только на такое не способна.

О том, что жена Слепнева была любовницей Артема, я уже знал. Но ведь они вроде бы поссорились? Точнее, Валерия бросила его ради «паука-Исы».

– Слушай, Артем, – внезапная догадка озарила меня, – уже рассвело… Ты можешь провести меня на место ваших обычных свиданий? Но только тем путем – обязательно тем! – каким вы ходили всегда…

Он растерянно кивнул. И мы вновь пошли к задней калитке: впереди Артем, за ним я, за нами старик. Мы вышли на пустырь и по еле видимой тропинке двинулись к ельничку, уже зазеленевшему на взгорье под лучами медленно всходившего солнца.

Там, где тропинка круто сворачивала вправо, возле сырой от росы ноздреватой глыбы, мы остановились. Трава, иссушенная августовским солнцем, топорщилась, как щетина на щеках старика Чехоева. Но чуть правее камня она была явно примята – словно кто-то топтался тут час-другой. Я встал на колени и стал рассматривать этот пятачок. Так и есть…

– Посмотри, Артем!

– Что?

– Посмотри… Да ты нагнись… Видишь – пепел. Табачный…

– Ну и что?

– Осторожно… Он свеженький, не придавлен росой… Ну, напряги извилины! Кто-то ждал тебя тут. Нервничал, кстати сказать… Осторожничал…

– Почему вы думаете, что он осторожничал?

Ответил за меня Чехоев-старший:

– Дурак, иначе бы он не унес с собой окурок!

21. ОРДЕР НА АРЕСТ. (Шелаури)

Я решил встретиться с Натиком Кадыровым в гараже райисполкома, которым он заведовал. В кармане у меня был ордер на его арест. Для этой акции гараж был самым идеальным местом. По плану я должен был посадить Кадырова за руль одной из машин, чтобы создалось впечатление, мол, просто он подвозит начальника милиции в райотдел, ну, а тот из вежливости приглашает его к себе. Таким образом, мы избегали ненужной огласки.

Шел я на задержание с дурным чувством. Ничего себе – операция?! Я знал Кадырова с детства. Прекрасной души человек. Семьянин хороший. Труженик. Мало ли, что натворил он в поезде «Москва – Адлер»? Ну натворил – с кем не бывает… Но… Да, «но» были неоспоримыми. По словам проводницы, сошел Натик в городе, где совершено преступление. И еще необъяснима конспирация, с которой он исчез из города в те дни. Ни на железнодорожном вокзалег ни на посту ГАИ этот отъезд не зафиксировали. Могла быть случайность. Но не тот Натик человек, чтобы не попрощаться со знакомыми и родными…

Да, тяжело было у меня на сердце, видит бог.

Кадыров, как я и предполагал, к шести утра отправился в гараж, а в шесть пятнадцать, зная, что он в гараже один, вошел туда и я.

– О! Сандро! – Кадыров широко улыбнулся. – Прости, руки в масле.

– Прощаю…

– Сейчас, обожди… – Он тревожно глянул на одну из машин.

– Нет, я ждать не могу, Натик. – Я прекрасно заметил тревожный взгляд своего школьного друга, брошенный на запыленный газик. Не ужели там кто-то второй?

– Как же так, не могу?! Обожди, а то бензин прольется! – Кадыров подбежал к газику; я увидел, что к отверстию бензобака тянется тоненький шланг. Другой его конец уходил в бензобак «ЗИЛа».

Кадыров ловко выдернул шланг. Свернул его.

– Я пришел выяснить одну важную вещь, Натик… Садись, не мельтеши… Так вот. Где ты был неделю назад? Где пропадал?

– Где? Дорогой, на тебе лица нет, в чем дело?

– Отвечай, Натик. Где?

Он посерьезнел.

– В Казначеевку ездил. Отпуск за свой счет брал. Колодец с Магометом рыли – он сына отделил. Можешь проверить,

– Как ты выехал из города?

– Я пешком шел. С Грищенко Петей, Вместе мы были. Через перевал вышли к старому шоссе. Оттуда на попутной. Но почему ты спрашиваешь об этом?

Я знал, что за дверьми гаража меня страхует Чхеидзе. Ничем я не рисковал. Но дело было в другом – в том, что я верил Кадырову и только поэтому позволил себе изложить причину своего прихода. Правда, интерпретировав ее так, словно в адрес милиции пришла на него бумага, как на дебошира, нарушившего покой в вагоне-ресторане, и только.

– Да не был я там, Сандро! Какой мне толк… Постой, неужели опять этот мерзавец Хайдаров?!

– Что за Хайдаров?

– Не помнишь Хайдарова? Ну… Бывший завхоз в санатории! Сидел за спекуляцию. Здоровый такой… Мы с ним дружили, пока я не раскусил его, Однажды приходит мне квитанция на штраф за безбилетный проезд. Откуда ты думаешь? Из Одессы! Назвался моим именем, а документов при себе, мол, не имел… Я бы так и не узнал, что это он. Дружок его один рассказал, он сейчас в Тынде. Правда, я разбирать это дело не стал, Себе дороже. Плюнул, А надо было хорошенько поговорить…

– Так этому Хайдарову неведомо, что ты в курсе дела?

– Я говорю, плюнул я на него, мерзавца… Нет, ты посмотри, а?! В этот раз он так просто не отделается. Навесить на меня хулиганство!…

– Ты уверен, что это Хайдаров?

– А кому же еще быть?

Я смял в кармане ордер на арест Кадырова – это было первой реакцией на полученную информацию. Тем не менее, служба есть служба,,.

– Садись за руль и вези меня в отделение!

– Зачем?

– Так надо.

Да, я поверил Кадырову. Но обязан был проверить все – от и до. Ничего, пока я свяжусь с Казначеевкой, где он рыл колодец, Натик попьет чайку.

Казначеевский участковый подтвердил: да, рыли колодец, помогали стелить крышу. Пять или шесть дней провели Кадыров и Грищенко в селе,

А Кадыров сидел в моем кабинете и, попивая чай, недоумевал, зачем я вот уже битый час держу его здесь?

22. РИСК – ДЕЛО ПРОФЕССИОНАЛОВ! (Шимановский)

Предложение Чхеидзе меня озадачило. Он понимал природу моей озабоченности: рисковать в таком деле должен только профессионал. И, тем не менее, настаивал;

– Пойми, Вадим, если Хайдаров тот самый человек, то его арест насторожит сообщников,

– Но ведь собирались же мы арестовать Кадырова?

– Там это было возможно. Утро, гараж, оригинальная идея самого его посадить за руль… С Хайдаровым же сложнее. Живет в центре города. Масса соседей… А если еще и сопротивление окажет, то сообщники об этом будут знать через пятнадцать минут, учитывая размеры города.

13
{"b":"5250","o":1}