ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я понимал, что Чхеидзе прав. Но и то, что он предлагал, было чревато серьезными последствиями. Суть его плана сводилась к следующему: к Хайдарову должен отправиться Натик Кадыров!

– Он прямо ему выложит: мол, первый раз я промолчал, хотя и знал, что ты назвался моим именем. Не хотел рук марать и тебя позорить, А сейчас, когда мне пятнадцать суток грозят за хулигантство в поезде, я молчать не намерен. Иди и все расскажи сам. Не буду я за тебя улицы подметать… Вспугнет это Хайдарова? Несомненно!

– И он побежит к сообщнику, – не удержался Илюхин,

– Если сообщник в городе, – уточнил Шелаури.

– Или… – Я оглядел их. – Или убьет Кадырова. Если именно Хайдаров убил ножом лейтенанта Лунько, то ему ничего не стоит убрать и Кадырова.

Я видел, что при имени Лунько в глазах Чхеидзе возникла сумрачная тень. Он помолчал и трудно выдавил из себя;

– По мнению экспертов, удар ножом Лунько нанес человек среднего роста. Тот, что стоял справа. Хайдаров же метров двух верзила.

Предложение Чхеидзе было, повторяю, наиболее продуктивным. Но ставить под удар Натика Кадырова? Имеем ли мы на это право? И я решил запросить Москву.

Для этого мне пришлось отправиться в соседний город. На местной междугородней станции я никого не подозревал, но чем черт не шутит.

Сел я в ту же машину, на которой приехал в райотдел Чхеидзе с Кадыровым… Кадыров всю дорогу молчал, понимая, что «корреспондент» наверняка не корреспондент… Он уже догадывался, кто я.

– На меня ответственность решил переложить? – Голос заместителя министра был сух и бесстрастен. – Вот что я тебе, Шимановский, скажу. Ответственности я, конечно, не боюсь. Но принимай решение сам. Предложение Чхеидзе оптимально. Все зависит от степени страховки и личных качеств Кадырова. В конечном счете, решать только ему. Он же не подсадная утка, а человек! Все…

На обратном пути я первым нарушил молчание. Просто, без намеков и многозначительных умалчиваний, я поведал завгару о некоторых событиях. Не скрыл от него, что мы прорабатывали и вариант его участия в операции.

– Я – член народной дружины. Добровольной, заметьте, дружины. Если все мы будем по норам сидеть, что тогда в мире твориться будет? Вы спрашиваете меня, согласен ли я пойти к Хайдарову? Я должен пойти к нему.

23. ТЕНЬ ТИТАРЕНКО. (Чхемдзе)

Вопреки нашим опасениям, Хайдаров не предпринял никаких действий против Кадырова, Он начисто отрицал свою причастность к инциденту в поезде. Это, правда, еще ничего не значило…

«Каре», как звали Хайдарова дружки, мог подстеречь завгара где угодно. Мы установили за его квартирой наблюдение, а тем временем я отрабатывал материалы на «Каро». Действительно ли он одно из действующих лиц трагедии в парке. Его внешний вид полностью соответствовал описанию проводницы поезда «Адлер – Москва». Отсутствовал «Каро» и все интересующие нас дни. Более того, прибыл домой лишь вчера. Отработав данные, я отправил в Адлер его фотографию. Проводница жила в Адлере, находилась сейчас на отдыхе. Местный сотрудник милиции должен был предъявить ей снимок в числе пяти-шести других. Иными словами, я ждал результатов опознания. Такую же фотографию я отправил и в наше управление – на опознание ее грузчиком Стешиным.

«Каро» вышел из дома лишь к вечеру. Это был рослый, очень рослый мужчина. Покатые плечи выдавали недюжинную природную силу. Я все пытался узнать в нем одного из тех, кто бросил мне в парке «иди своей дорогой!», но не мог. Слишком стремительны были тогда события.

Я шел в метрах сорока от него. И приблизился лишь тогда, когда он встал в очередь у табачного киоска. «Каро» спокойно выстоял очередь и придвинулся к окошечку.

– Пачку «Примы» и спички, – нет, это был не тот голос. У двухметрового верзилы оказался почти мальчишеский чуть гнусавый фальцет.

Я разочарованно смотрел на его могучий загривок: «А вдруг все наши догадки – блеф чистой воды?!» И вдруг оцепенел, явственно услышав тот самый – хриплый, надтреснутый баритон! Его обладателем был не кто иной, как киоскер.

– Спичек, дорогой, нет…

– Я зайду позже…

«Каро» взял из окошечка «Приму» и, положив ее в карман брюк, двинулся дальше.

– «Беломор», – сказал я в окошечко.

На меня безразлично глянули агатовые, чуть навыкате глаза.

– «Беломора» нет, – равнодушно ответил киоскер.

– Тогда «Приму», – я мучительно соображал: он или не он? Неужели это убийца Ванечки Лунько?

Киоскеру было лет тридцать пять-сорок. Я успел заметить седину в его густых черных волосах. Он был симпатичным мужчиной, киоскер с агатовыми глазами. И он не значился в списке отъезжавших. Не было там наименования такой профессии – продавец табачного киоска. Это я помнил точно.

…Шимановский впервые на моих глазах проявил некоторую нервозность.

– Ты уверен? Тот самый голос?.. Понимаешь ли, «табачника» мне назвали как друга Титаренко. Не удивляйся, в этих местах продавец табачного ларька может быть богаче иного министра. Знаешь местный анекдот? Приходит человек в табачный магазин, дает две копейки и просит коробку спичек. «Спичек нет, дорогой», – отвечает табачник и протягивает человеку вместо двушки копейку. Разница, так сказать, – оплата за услугу. На одном из застолий об этом… как его фамилия?.. Каруев? Так вот, его прямо-таки и назвали – «тень Титаренко». Черт его знает, а может быть, он наводчик?

– Какой наводчик?

– Ну наводил журналиста на тех хозяев, которые владели незаконно выделенной землей…

– А?.. – протянул я; да, Шимановский по-прежнему был в плену своей идеи.

– Будем ждать. Обязательно будем, как бы это гибельно не сказывалось на наших нервах,

24. ПРИЗНАНИЕ. (Илюхин)

– Я немного выпил… Ну, и похвастался. Сказал, что у меня есть пистолет…

– Ты показал его ей?

– Да. Спустился в погреб и достал… Но она в погреб не спускалась. Это точно. Вы действительно думаете?..

– Очевидно только одно, Артем, из этого оружия совершено убийство. Если правда, что за десять лет ты ни разу не обмолвился о хранящемся пистолете, то она – единственная ниточка к преступникам. Вполне возможно, Валерия – игрушка в чужих руках. Скажем, рассказала кому-то, вольно или невольно указала приблизительное место хранения оружия… Конечно, если все, что ты рассказываешь, правда…

– Правда, поверьте мне!!! – Чехоев уронил кудлатую голову. Тихо спросил: – Действительно к моему случаю применим закон о давности? Я согласен на все… Только прикажите.

Мне было неприятно сознавать, что этот «настоящий мужчина» довольно-таки легко принял нашу версию о том, что его «любимая женщина» не случайно пришла к нему минувшей ночью. Конечно, аргументы впечатляли – Чехоева и Валерию явно поджидал кто-то у камня, И все же…

25. НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ. (Липиеньш)

За эти двое суток я превратился в крота. И главное – сижу я тут на всякий случай. Никогда бы не подумал, что и в темноте можно видеть. Но… Ощущение такое, словно вот эта бочка с вином, например, испускает какое-то тепловое излучение. Я отчетливо представляю ее форму и размеры…

Интересно, можно уравнять это мое сидение в кромешной тьме с элементами тренировок космонавтов? Наверняка. Только мне, в конечном счете, не в космос летать; возможно, эта мука кончится вполне буднично. Меня извлекут на свет божий и даже не скажут спасибо… Передатчик безмолвствует…

Когда мы приземлились, я обалдел от местного воздуха. Правда, Шимановский, встречавший меня, выглядел так, что было ясно: этот воздух ему не на пользу… А через три часа я очутился тут. Вот тебе и Кавказ, завидная командировка… Самое неприятное, что уже в первый день я понял – грипп. Подхватил, шатаясь по поездам, отыскивая следы этих сволочей… Сколько народу прошло через мои руки? Тридцать? Пятьдесят? Добрая сотня… Температура высокая: это я определяю сразу, по пульсу… Градусов тридцать восемь с хвостиком… Тяжело. Да еще запах… Все-таки я – человек, а уже третьи сутки пошли, как я безвылазно сижу в этой могиле.

14
{"b":"5250","o":1}