ЛитМир - Электронная Библиотека

— Время было такое, — вздохнул Куманин. — Революционный пролетариат избавлялся от чуждых классов…

— Значит, вы тот самый полковник Куманин, — неожиданно спросил Феофил, — о котором говорило радио «Свобода» как об организаторе под крышей КГБ антисемитских и националистических организаций?

— Я майор, а не полковник, — поправил его Куманин, — а вы часто «Свободу» слушаете?

— Разве запрещено? — поинтересовался Феофил.

— Нет, конечно, — ответил Куманин, — но свидетельствует о многом. О моральном облике, например, о враждебном отношении ко всем ценностям нашего общества. Вам же известно, что эта радиостанция — рупор ЦРУ.

— Тем не менее, — заметил Феофил, — хочу воспользоваться случаем и предупредить, что вы занимаетесь опасным делом — разваливаете страну. Вы это понимаете?

— Только не надо нас учить, — возмутился Куманин, — и беспокоиться о стране не надо. Вы очень мало похожи на патриота, извините за прямоту. Я вообще не намерен обсуждать с вами подобные вопросы. Если я еще вас не сдал в милиции, то только потому, что так же, как и вы, хочу найти Надю Шестакову. Поэтому мне хотелось бы поподробнее узнать о ее деятельности и прояснить вопрос с этим мальчиком, Алешей Лисицыным. Вы можете мне более или менее понятно объяснить этот феномен? Феофил некоторое время молчал.

— Боюсь, что вы ничего не поймете, — наконец произнес он.

— А вы популярно расскажите, — Куманин расположился на жестком табурете. — Расскажите, я послушаю. Пойму или нет — посмотрим.

— Вы в Бога верите? — неожиданно спросил Феофил. — Впрочем, зачем я спрашиваю. Разумеется, нет. Это ведь противоречит моральному облику строителя…

— Не надо паясничать, — перебил его Куманин, — какое имеет значение: верю я в Бога или нет, ведь я задал вопрос о вундеркинде?

— Решающее, — возразил Феофил. — Одно дело рассматривать человека как Божественное создание, другое — смотреть на него как на эволюционировавшее животное, появившееся вследствие мутации кистеперых рыб. Вы Библию, хотя бы по долгу службы, читали когда-нибудь?

— Считал ненужным забивать голову еврейскими мифами, — признался Куманин. — Мифы есть мифы. К ним нельзя относится серьезно. Почти ни одно из положений Библии не подтверждено ни исторической наукой, ни археологией.

— Если рассматривать Библию как историческую хронику, возможно, — согласился Феофил, — но если рассматривать эту Книгу как сборник советов и предостережений, то ее значение трудно переоценить.

— Например, — поинтересовался Куманин.

— Например, возьмем легенду о Вавилонской башне, — продолжал Феофил. — Глупо рассматривать ее с точки зрения ее исторической достоверности. Строили эту башню в действительности или нет? Кому это интересно? Важно другое: эта легенда — предостережение Господа. Он говорит нам: «Не стройте башню до небес, вам ее никогда не построить. Если вы будете упорствовать, то перестанете понимать друг друга, восстанете друг на друга, башня ваша рухнет и погребет всех под своими руинами». Теперь посмотрите, к чему привело строительство вашей башни до Небес: мы оба русские, почти одного возраста, говорим вроде на одном языке, но уже не понимаем друг друга. А башня уже опасно шатается и вот-вот рухнет.

— Это вы не Библии начитались, а «Свободы» наслушались, — буркнул Сергей, вспомнив, что Феофил состоит на учете в психдиспансере.

— Или, — не слушая его, продолжал Феофил, — возьмите книгу «Эсфирь», где описывается история вавилонского плена евреев. Вы, наверное, знаете ее. Кажется одна из подведомственных вам организаций даже выпустила специальную брошюру, где на основании именно этого библейского текста, доказывается жестокость и вероломство евреев.

— У вас, конечно, есть другая трактовка? — устало спросил Куманин, которому вся эта пустая дискуссия уже порядком надоела. — По-вашему, евреи — невинные жертвы. Они, кстати, вашего Христа распяли, а вы их жалеете.

— Я не их жалею, а нашу страну, — возразил Феофил, — книга «Эсфирь» не делит никого на жертв и палачей. Она предупреждает: не связывайтесь с евреями. Любая борьба с ними кончится тем, что вы станете убивать друг друга и разрушите собственную страну. Уже сколько примеров тому было в истории, от Римской и Испанской империй до России и Германии, а вы вновь стараетесь наступить на те же самые грабли.

— Опять вы о том же, — недовольно сказал Куманин. — Уж не хотите ли вы сказать, что Советский Союз развалится из-за того, что мы последовательно боремся с сионизмом как с формой расовой дискриминации, осужденной решением ООН.

— Я просто в этом уверен, — ответил Феофил, — особенно после того, как Господь ударил в Чернобыльский колокол и звезда упала в Полынь.

— Вы состоите на учете в психдиспансере? — спросил Куманин.

— С вашей подачи, — зло ответил Феофил, — после того, как меня отправили на принудительное лечение в «психушку».

— И правильно сделали, — жестко сказал Куманин. — Ваши рассуждения не столько опасны, сколь безумны. Ну, ладно. Вы опять увели разговор куда-то в сторону…

— А вы никогда не думали, — перебил его Феофил, — что какая-то вражеская спецслужба проникла в ваши ряды и вашими же руками, загнав нашу страну в средневековье, сейчас ее окончательно уничтожает?

— Послушайте, — оборвал его Куманин, — я вам уже говорил, что не намерен обсуждать подобные вопросы. Думаю, вам снова нужно пройти курс лечения, могу об этом позаботиться. И, пожалуйста, не надо больше касаться глобальных проблем. Я приехал сюда вовсе не для того, чтобы слушать ваши рассуждения о спасении родины. Поверьте, я их наслушался достаточно. Мы говорили об Алеше Лисицыне, и вы хотели мне сообщить, что вам известно по этому факту.

— Я и пытаюсь объяснить, — ответил Феофил, — но вы как-то болезненно реагируете на каждое мое слово. Если хотите разобраться в феномене этого мальчика, то наберитесь терпения, выслушайте меня и постарайтесь хоть что-нибудь понять.

— Хорошо, — согласился Куманин, — говорите.

— Если бы вы прочли Библию, — продолжал Феофил, — то узнали бы, что, когда Господь создал человека, мир уже был населен разумными существами.

«И подобное он нес студентам на лекциях, — подумал Куманин, — ужас какой!». Но сдержался и спросил:

— И что из этого следует?

— А следует то, — ответил Феофил, — что человек не является ни единственным, ни высшим представителем разумной жизни…

— Извините меня, — сказал Куманин, — но это уже чистая фантастика. Конечно, можно предположить, что где-то в космосе, на далеких звездах существуют цивилизации… значительно превосходящие по развитию нашу, человеческую.

— Но я не об этом говорю, — возразил Феофил, — не о космосе. Я говорю о нашей маленькой Земле, на которой человек не является представителем высшей формы разумной жизни…

— А кем же? — Куманин решил выдержать все до конца.

— Он являет собой одну из форм разумной жизни, — с терпением профессионального педагога пояснил Феофил, — одной из форм, причем не единственной и отнюдь не самой высокой.

— А что это за более высокая форма? — поинтересовался Куманин. — Муравьи, рыбы или, может быть, цветы?

— В подлиннике Библии, — продолжать просвещать Феофил Куманина, — есть такое понятие «хоел», что означает на древнееврейском — «невидимый мир вокруг нас», населенный духами, ангелами и демонами. Поскольку ортодоксальная наука никогда подобные вопросы серьезно не рассматривала, приходится пользоваться религиозной или мифологической терминологией. Древние, однако, знали о существовании этого мира и довольно часто контачили с его обитателями, которых условно можно назвать «ультрасуществами». При переводе текстов Библии с древнееврейского и арамейского на греческий и латынь было сделано огромное количество ошибок, главным образом из-за отсутствия в греко-латинском словаре адекватных понятий и, разумеется, из-за некоторой разницы мировоззрения евреев и средневековых христианских философов. В итоге при переводе Библии было допущено множество ошибок, к середине XVI века было обнаружено уже более восьмисот разночтений. В частности, древнееврейское слово «хоел» превратилось «хэлл», что означает «Ад». Первоначальный смысл текстов был утрачен. Постепенно сведения о невидимом мире, который нас окружает, и о его обитателях стали тускнеть, затем исчезать, отдельные факты получали примитивно-церковную трактовку или сугубо материалистическую, что еще хуже. Между тем имеется много данных о том, что наш мир, назовем его «видимым», и другой, «невидимый», мир связан многочисленными каналами, поскольку мы суть они, но на нижней стадии развития. Поэтому «они» внимательно следят за нами и по мере сил пытаются вразумить и предостеречь от ошибок. Однако связь очень сложна и ненадежна.

60
{"b":"5251","o":1}