ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Для «Эмдена» настало время быстро исчезнуть. Радиостанция Пенанга уже сообщила всему миру о дерзком налете немецкого крейсера, и можно было не сомневаться, что противник организует преследование. Действительно, вскоре за кормой «Эмдена» появился еще один французский миноносец. Держась на почтительном расстоянии, он постоянно сообщал в эфир данные о месте и курсе «Эмдена», наводя на него крупные корабли. (Это был французский миноносец «Фронда», который в момент появления «Эмдена» в Пенанге стоял без паров и не был уничтожен лишь по счастливой случайности.)

«Эмден» увеличил скорость до 22 узлов и лег на северо-западный курс, чтобы ввести в заблуждение «Фронду» и сигнальную станцию на северном выходе из пролива. Время шло, а избавиться от преследователя не удавалось — французский миноносец имел равную с «Эмденом» скорость. Мюллеру оставалось только надеяться, что другие корабли противника не успеют вовремя присоединиться к «Фронде», а сама «Фронда» с ее незначительными запасами угля долго не продержится на хвосте у «Эмдена».

Проблема, однако, разрешилась гораздо быстрее, чем ожидалось. Небеса, которые постоянно покровительствовали «Эмдену», вмешались и на этот раз, ниспослав на землю очередную порцию тропического ливня, под прикрытием которого немецкий крейсер снова исчез. Через несколько часов, когда тучи рассеялись и снова показалось солнце, «Эмден» находился уже один в открытом море. Преследователь исчез. «Эмден» сбавил скорость до 17 узлов. Мюллер намеревался выйти на морской путь между Рангуном и Пенангом, чтобы обнаружить там какой-нибудь пароход, чтобы передать на него пленных, в первую очередь — раненых.

Страдания раненых французов напомнили немецким морякам о реалиях войны. Большинство имели осколочные ранения, а несколько кочегаров-анамитов были тяжело обожжены.

До 16:00 «Эмден» крейсировал по линии Сингапур-Рангун, но не повстречал никого. На следующий день, как и планировал Мюллер, «Эмден» вошел в пролив Сент-Джордж между Никобарскими островами и в 22:00 благополучно его прошел.

Теперь немцы могли считать себя более или менее в безопасности. Мюллер разрешил остановить левую машину, нуждавшуюся в небольшом ремонте, и крейсер, идя малым ходом, повернул на юго-запад, а затем — на запад.

Совершив один из самых дерзких налетов на базу противника, который местные газеты вскоре назовут «самой невероятной морской авантюрой», «Эмден» снова исчез, не получив ни царапины.

VIII

В течение ночи 29 октября двое раненых французских пленных скончались. Их со всеми воинскими почестями похоронили в море. Тропическая жара не давала возможности мешкать. Экипаж «Эмдена» был построен на палубе в парадной форме.

Пленных собрали у трапа правого борта, где лежали оба умерших, зашитые в парусину и покрытые триколором Французской Республики. На верхнюю палубу был вызван почетный караул, машины крейсера остановлены.

Капитан 2 ранга Мюллер произнес краткую речь сначала по-немецки, а затем по-французски. Он напомнил, как доблестны были двое погибших, отдавших жизнь за свою страну.

После общей молитвы и трехкратного винтовочного салюта тела умерших были преданы морю. Ночью 30 октября умер еще один французский пленный. Его также похоронили в море с отданием всех воинских почестей.

Мюллер понимал, что условия на «Эмдене» таковы, что в итоге перемрут все тяжелораненые. В 04:00, наконец, на горизонте был обнаружен долгожданный дымок, и крейсер изменил курс, направляясь навстречу ему. Появившийся вслед за дымом красивый белый пароход был остановлен. Судно оказалось английским под названием «Ньюборн» водоизмещением 3000 тонн, следовавшим с грузом соли из Англии в Сингапур. Пароходу оставалось не более 12 часов, чтобы дойти до голландского порта Сабанг, где имелся первоклассный госпиталь. Капитан, который при виде «Эмдена» уже мысленно распрощался со своим судном, чуть не умер от счастья, узнав, что его отпускают с французскими пленными моряками.

Перед отправкой со всех пленных взяли подписку не участвовать больше в боевых действиях против Германии в этой войне. От имени спасенных уцелевший офицер с «Мушкета» поблагодарил Мюллера за гуманное обращение с пленными на борту «Эмдена».

Когда английский пароход дал ход, французские моряки, собравшись на его верхней палубе, взмахами рук прощались с «Эмденом». Немецкий крейсер лег на западный курс и, дождавшись, когда «Ньюборн» исчез из вида, повернул на юг, направляясь на рандеву с «Буреском» в сорока милях западнее северо-западной оконечности острова Симойли.

31 октября в 03:00 наблюдатели в «вороньем гнезде» на мачте «Эмдена» увидели «Буреск».

Угольщик, следуя полученным инструкциям, все это время оставался в указанном квадрате и мог стать легкой добычей любого военного корабля противника. Но удача все еще была на стороне «Эмдена».

В воскресенье 2 ноября «Эмден» продолжал идти юго-восточным курсом. На праздничном построении Мюллер, пользуясь своей властью командира корабля, находящегося в отдельном плавании, наградил 40 матросов медалью «За доблесть в бою». Затем, воспользовавшись хорошей погодой, крейсер подошел к «Буреску» и пополнил запасы угля. Около полудня со стороны Паданга появился парусный вельбот, идущий из-за полного штиля под бензиновым двигателем. Описав широкую циркуляцию вокруг крейсера, вельбот, подняв голландский флаг, подошел к трапу левого борта «Эмдена», наполнив кают-компанию корабля парами бензина. Из вельбота появился некто в форме цвета хаки и, поднявшись на палубу «Эмдена», представился вахтенному офицеру в качестве капитана Голландской колониальной армии, являющегося представителем местных властей. Его препроводили прямо к Мюллеру. Там голландский офицер заявил, что прибыл исключительно для того, чтобы убедиться в том, что «Эмден» принимает уголь вне трехмильной зоны голландских территориальных вод. Мюллер заверил колониального капитана, что это не так, и угостил виски.

Виски быстро развязало голландцу язык. Он рассказал, что вчера Португалия объявила Германии войну, что, впрочем, мало обеспокоило Мюллера. «Эмден» и «Буреск», принимая уголь, медленно дрейфовали в голландские территориальные воды, но благодаря виски, все обошлось без международных инцидентов.

В 3 часа дня голландец оставил крейсер в прекраснейшем расположении духа, пожелав «Эмдену» счастливого плавания. Через два часа, закончив погрузку угля, «Эмден» взял курс на запад. Когда голландский остров пропал за горизонтом, крейсер повернул на юго-восток, направляясь в пролив Зунда между Явой и Суматрой. Около этого пролива Мюллер рассчитывал начать новый отлов торговых судов. Очень хотелось захватить несколько японских транспортов в отместку за беспощадную бомбардировку Циндао японскими линейными кораблями.

Двое суток «Эмден» крейсировал в районе пролива Зунда, но никого обнаружить не смог. Затем крейсер пошел на условленное место рандеву с «Эксфордом», но угольщика там не оказалось. Наступило воскресенье 8 ноября. На крейсере провели традиционное воскресное богослуженье. На легких крейсерах немецкого флота пастора по штату не полагалось, и протестантское богослужение должен был вести старший из офицеров-протестантов, т.е. сам командир крейсера капитан 2-го ранга Мюллер. По воскресеньям, после утренней проверки, боцманские дудки созывали матросов-протестантов на шканцы для церковной службы. Корабельный оркестр играл церковные гимны, затем читался вслух отрывок из Библии, Мюллер выступал с проповедью, а в заключение все хором пели молитву Создателю. В это же время на полубаке проходила месса католиков, проводимая старшими из католических офицеров — младшим лейтенантом Жераром и принцем Гогенцоллерном, когда Жерар стоял вахту. Католики читали деяния Апостолов и Евангелие, пели литанию и получали святое причастие. Мюллер настаивал, чтобы церковные службы на крейсере проводились регулярно со всем возможным церемониалом. Это, по мнению командира, давало матросам необходимую разрядку в ходе почти непрерывного напряжения и тяжелых работ.

21
{"b":"5253","o":1}