ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лайнер «Патриция», принимая уголь, оставался в Циндао достаточно долго, чтобы все успели попрощаться. Наконец океанский гигант медленно отошел от причала, подняв на прощание длинный вымпел, свисавший с клотика мачты до самой поверхности воды. На палубе лайнера оркестр играл популярную мелодию из песни «Как прекрасен мир, когда возвращаешься домой». Ему вторили корабельные оркестры на палубах крейсеров, играющих традиционную в таких случаях мелодию «Я прощаюсь с тобой, мой прекрасный город!»

Все это тонуло в прощальных криках собравшихся на палубах моряков, прощальных взмахах рук и фуражек. А на «Эмдене» принимали новобранцев, и капитан 2 ранга Мюллер отлично понимал, что на ближайшие полгода это не сулит крейсеру ничего хорошего. Иметь почти половину экипажа из едва обученных и не знающих корабельной жизни новобранцев, это значит возложить на всех оставшихся офицеров, унтер-офицеров и старослужащих матросов двойную нагрузку, поскольку помимо выполнения своих прямых обязанностей, им предстояло еще и обучать новичков.

Мюллер подумал, что если удастся снова вырваться в одиночное плавание, он в открытом море быстро «оморячит» лопоухих новобранцев.

13 июня в Циндао пришел с визитом английский броненосный крейсер «Минотавр». Визит иностранного корабля, как обычно, сопровождался банкетами, балами, экскурсиями и спортивными соревнованиями. Наибольшее внимание привлек футбольный матч между командами английских и немецких моряков. Основное время закончилось вничью — 2:2. В дополнительное время англичанам удалось подтвердить свое мастерство, забив в ворота немцев еще три гола. Зато немцам удалось выиграть в гимнастике и прыжках в высоту. За время визита «Минотавра» немецкие и английские моряки настолько сдружились между собой, что при уходе английского крейсера моряки двух ведущих морских держав мира были искренне убеждены, что им никогда не придется сражаться друг с другом. Действительно, в это трудно было поверить.

20 июня адмирал Шпее ушел с «Шарнхорстом» и «Гнейзенау» в плавание по Тихому океану, предполагая спуститься на юг до о.Самоа и вернуться в Циндао только в сентябре.

Перед отплытием граф Шпее вызвал к себе Мюллера и приказал принять на борт трехмесячный запас угля и провизии и находиться в состоянии полной готовности к выходу в море по получении соответствующего приказа.

Мюллер обрадовался, что ему не пришлось идти в поход вместе с адмиралом. При двух броненосных крейсерах легкий крейсер всегда выполняет роль мальчика на побегушках. Кроме того, на юге сейчас стояла невыносимая жара, по сравнению с которой климат Циндао можно было назвать более чем приятным. Другими словами, капитан 2 ранга Мюллер, мечтая об одиночном плавании, хотел просто оказаться подальше от адмиральских глаз, а поскольку сам адмирал ушел из Циндао, Мюллер не имел ничего против того, чтобы остаться в базе.

После ухода «Шарнхорста» и «Гнейзенау» с адмиралом Шпее из Циндао, обстановка для моряков, оставшихся в базе, стала более вольготной.

Капитан 2 ранга Мюллер всегда слыл либералом и не любил усложнять жизнь своим подчиненным, исходя из убеждения, что военная служба — это и так далеко не мед. Офицерам ежедневно, а матросам два раза в неделю он разрешал увольнение на берег. Свободные от службы офицеры проводили на берегу время по-разному: совершали верховые прогулки, флиртовали на пляже с дамами, прогуливались по красивым ущельям в горах Принца Генриха, играли в карты в казино или в бильярд в Германском клубе. Хотя все побаивались, что крейсер могут послать в Шанхай, где от жары можно было умереть, в самом Циндао в то лето стояла такая жара, какую не помнили даже старожилы. Стоявшая в Шанхае канонерская лодка «Лухс» радировала Мюллеру, умоляя «Эмден» сменить ее. Мюллер отшучивался по радио — не мог же он сам себе приказать следовать в Шанхай!

Такое полусонное состояние в разгаре лета было взбудоражено пришедшим 28 июня сообщением об убийстве в Сараево наследника австрийского престола и его жены и о резких нотах, которыми уже обменялись правительства Австрии и Сербии. В кают-компании «Эмдена» с тревогой ждали новостей, но к 6 июля всем стало казаться, что обстановка стабилизируется и ничего страшного, кроме дипломатических демаршей, не произойдет. Это подтвердило и пришедшее из Берлина известие, что Кайзер на своей яхте «Гогенцоллерн» отправился в обычное ежегодное плавание к берегам Норвегии, сопровождаемый чуть ли не всем Флотом Открытого моря. Все облегченно вздохнули, и командир Военно-морской базы Циндао капитан 1 ранга Цослер приказал Мюллеру готовиться к уходу в Шанхай в качестве стационера.

Мюллер получил под расписку целый баул запечатанных пакетов на имя германского консула в Шанхае, но когда он вернулся на «Эмден», его ждала там радиограмма, пришедшая от адмирала Шпее из южной части Тихого океана. Адмирал приказывал Мюллеру оставаться в Циндао и никуда не уходить. 8 июля приказ об отправке «Эмдена» в Шанхай был официально отменен.

На следующий день из Адмиралтейства в Берлине пришло предупреждение о возможности войны между Австрией и Сербией. В предупреждении намекалось, что если подобное случится, в войну могут оказаться вовлеченными и другие страны.

11 июля из Адмиралтейства пришло новое предупреждение о возможной конфронтации с Великобританией. Радиорубка «Эмдена» круглосуточно принимала перехваченные сообщения с иностранных кораблей, говорящих о приближении страшного мирового кризиса.

Неожиданно испепеляющая жара сменилась страшным ураганом, налетевшим на Циндао 23 июля и бушевавшим целые сутки. «Эмден», подняв пары в двух котлах, стоял на трех якорях, готовый в любую минуту выйти в море. 23 июля ураган утих так же внезапно, как и налетел, а на следующий день в Циндао с визитом прибыл австро-венгерский крейсер «Кайзерин Элизабет».

На «Эмдене» правильно поняли зловещие предзнаменования, вызванные этим визитом: Германия собирается выступить в союзе с Австрией в случае начала войны. У офицеров «Эмдена» оказалось несколько знакомых среди австрийских офицеров, и их пригласили на обед. Мюллера удивило полное спокойствие офицеров, хотя в Австрии уже была объявлена мобилизация. Командир «Эмдена» даже подумал, что обстановка, возможно, совсем не так плоха, как создается впечатление здесь — на краю земли.

Однако вскоре прискорбные новости посыпались на корабли как из рога изобилия.

25 июля из Берлина пришло сообщение, что Австрия предъявила Сербии ультиматум, угрожая войной.

Через сутки — 26 июля — из Германии пришло успокаивающее сообщение, что немецкое правительство рассматривает всю проблему в качестве внутреннего дела Австро-Венгрии. Правда, при этом последовало разъяснение, что если на стороне сербов выступит Россия, то Германия сделает то же самое на стороне Австрии.

Россия находилась в военном союзе с Францией, а та была в союзе с Англией, которая имела союзницей Японию.

На «Эмдене» все же надеялись на возможность мирного исхода, даже когда пришло известие о том, что Флот Открытого моря неожиданно прервал свои летние маневры у берегов Норвегии и спешно вернулся в свои базы в Германии.

27 июля Адмиралтейство в Берлине уведомило Циндао, что Австрия порвала дипломатические отношения с Сербией.

28 июля пришло сообщение об объявлении состояния войны между Австро-Венгерской империей и Сербским королевством.

28 июля радиорубка «Эмдена» приняла приказ из Главного морского штаба в Берлине: «Попытайтесь соединиться с главными силами эскадры».

Крейсер «Нюрнберг», отозванный от западного побережья Америки, получил приказ не возвращаться в Циндао, а присоединиться к эскадре адмирала Шпее в Понапе в южной части Тихого океана. Однако приказа о мобилизации флота не было, но предмобилизационная обстановка была налицо, и она превращала, при отсутствии адмирала Шпее и командиров двух броненосных крейсеров, капитана 2 ранга Карла фон Мюллера в старшего немецкого морского офицера во всем огромном регионе Восточной Азии. И в качестве такового Мюллеру предстояло решить, как он один на легком крейсере собирается вести боевые действия в регионе, где были сосредоточены крупные соединения английского, французского и русского флотов, не говоря уже обо всем японском флоте, считавшимся третьим в мире? При этом ни баз, ни угольных станций у «Эмдена» не предвиделось, поскольку было совершенно очевидно, что в случае войны Циндао будет в лучшем случае блокирован, а в худшем — захвачен противником.

3
{"b":"5253","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девичник на Борнео
Замок из стекла
Шаг первый. Мастер иллюзий
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Nutella. Как создать обожаемый бренд
Непрожитая жизнь
В нежных объятьях