ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда «Кенигсберг» вошел в гавань, отсалютовав флагу на сигнальной мачте местной военно-морской базы, в базе находились старая канонерская лодка «Гайер», на смену которой и прибыл «Кенигсберг», и гидрографическое судно ВМС «Меве», уже в течение нескольких лет занимавшееся здесь описью берегов и рукавов волшебной реки Руфиджи. По прибытии капитан 2 ранга Лооф становился старшим морским начальником на рейде, и на мачте «Кенигсберга» был поднят по этому случаю специальный вымпел.

Командиры «Гайера» и «Меве» капитаны 2 ранга Грассгоф и Циммер прибыли на борт «Кенигсберга» с представлениями своему новому командиру. Грассгофу предстоял поход в южную часть Тихого океана, а Циммер должен был продолжать начатые гидрографические работы.

Прибытие «Кенигсберга» в Дар-эс-Салам совпало с юбилеем. Гарнизон праздновал 25-летие создания кайзеровских колониальных войск. От лица флота Лооф преподнес гарнизону модель парусно-нарового фрегата «Швальбе», который первым из немецких кораблей вошел в июне 1889 года в бухту Дар-эс-Салама, подняв над городом германский флаг.

12 июня «Гайер» ушел по назначению, а «Кенигсберг» начал знакомиться с новым театром своей деятельности, замеряя, главным образом, глубины у бесчисленных коралловых островков и рифов. «Меве» вел гидрографические работы в канале у острова Мафия.

Известие об убийстве наследника австрийского престола эрцгерцога Фердинанда в Сараево сербскими националистами, вызвавшее резкое обострение напряженности между основными европейскими государствами, вынудило капитана 2 ранга Лоофа вернуться в Дар-эс-Салам. «Кенигсберг» пополнил свои трюмы, а затем вышел на внешний рейд и стал крейсировать вдоль побережья, оповещая германские каботажные суда о необходимости следовать в Дар-эс-Салам. 27 июля в Дар-эс-Салам, прервав гидрографические работы, пришел «Меве». Слухи о неизбежной войне уже захлестывали небольшой колониальный городок. Губернатор пытался опровергнуть эти слухи, показывая телеграмму, полученную из имперского Управления колониями в Берлине, где говорилось: «Колония вне военной опасности, успокойте поселенцев».

Однако, по линии военного и военно-морского ведомств приходили другие сообщения. Адмиралтейство уведомило капитана 2 ранга Лоофа о нарастании политической напряженности в Европе, призывая командира «Кенигсберга» быть готовым к любому развитию событий.

31 июля в Дар-эс-Салам пришел пароход Восточно-африканской линии «Табора», сообщивший, что завтра, 1 августа, в ближайший британский порт Занзибар ожидается приход отрада английских крейсеров контрадмирала Кинга Холла.

Отрад состоял из крейсеров: «Гиацинт», «Эстрея» и «Пегасус», все вооруженные 152-мм орудиями, в то время, как на «Кенигсберге» стояли всего лишь 105-миллиметровки. Этот английский отрад, входивший в состав морских сил мыса Доброй Надежды, вышел из Кейптауна, еще 27 июля получив приказ обнаружить «Кенигсберг», осуществлять за ним слежение, а, по получении приказа о начале войны, — уничтожить его.

Опасаясь быть заблокированным в Дар-эс-Саламе и памятуя о своей главной задаче — вести крейсерскую войну, Лооф решил в этот же день покинуть столицу Германской Восточной Африки, оставив старшим на рейде командира «Меве» капитана 2 ранга Циммера, который должен был организовать все работы, связанные с мобилизацией торговых судов, находившихся в гавани.

31 июля в 16:30 «Кенигсберг» покинул Дар-эс-Салам, взяв курс на север к Аденскому заливу, где сходились все британские судоходные пути, ведущие из Индийского океана в Средиземное море.

С наступлением темноты, когда «Кенигсберг» находился еще южнее Занзибара, сигнальщики заметили силуэты трех кораблей. Два из них шли по левому борту немецкого крейсера, один — по правому. В последнем был опознан английский крейсер «Пегасус». «Кенигсберг» следовал экономичным ходом 12 узлов. Хотя никаких официальных заявлений о начале войны еще не было, Лоофу меньше всего сейчас хотелось встречаться с англичанами. Командир приказал поднять пары во всех котлах, чтобы обеспечить максимальную скорость хода. Вскоре старший инженер-механик «Кенигсберга» капитан 3 ранга Шиллинг доложил Лоофу, что крейсер готов дать скорость 22 узла.

Тут, к счастью, налетел ливневой шквал. Развернув корабль на юг, Лооф оторвался от англичан, направив крейсер к северной оконечности острова Мафия. Там корабль снова повернул на север, взяв курс к Аденскому заливу.

С английских крейсеров «Пегасус» и «Гиацинт» видели «Кенигсберг», но угнаться за ним не смогли, доложив только о том, что немецкий крейсер исчез в дождевом шквале на южном курсе. Следовать к восточному побережью Африки получил приказ еще один английский крейсер — «Дармут», который стоял в бомбейском доке. Английское командование очень беспокоилось о безопасности транспортов, перевозящих контингенты индийских войск через Аденский залив на европейский театр военных действий, и исчезновение «Кенигсберга» добавило ему много головной боли.

Слухи ходили самые разные. Говорили, что «Кенигсберг» направляется в Коломбо, а ему навстречу следует вся эскадра адмирала Шлее с тем, чтобы учинить настоящую бойню всему британскому судоходству в Индийском океане. Ничего конкретного о местонахождении германских кораблей англичане не знали фактически на всем просторе мирового океана и со страхом ждали начала войны, которая еще не была объявлена.

II

5 августа 1914 года в 22:00 радиостанция в Дар-эс-Саламе передала на «Кенигсберг» сообщение об объявлении Великобританией войны Германской Империи. Продолжая продвигаться к Аденскому заливу, «Кенигсберг» по радио пытался предупредить немецкие торговые суда о военной опасности. На рассвете 6 августа с мостика крейсера заметили силуэты двух судов.

«Запросите прожектором их опознавательный!» — приказал Лооф.

«Один из них пассажир», — доложил вахтенный офицер лейтенант Нимайер.

Старший офицер «Кенигсберга» капитан-лейтенант Кох, между тем, внимательно рассматривал в бинокль второе судно. По сигналу с «Кенигсберга» судно сейчас же замедлило ход, а на требование опознать себя ответило совершенно непонятными очередями знаков Морзе. Затем последовала читаемая информация, говорящая о том, что судно японское, принадлежащее компании «Ниппон Юсен Кайша».

Капитан 2-го ранга Лооф приказал подойти поближе, осветить марку на трубе и название на корме, чтобы убедиться в том, что с судна передали правдивую информацию. Убедившись в этом и полюбовавшись на затейливую россыпь иероглифов на корме парохода, Лооф приказал отпустить японца как представителя нейтрального государства и приказал догнать второе судно, уходящее в сторону Адена.

За кормой «Кенигсберга» держались два немецких парохода, которых Лооф вызвал к себе предупредительной радиограммой о начале военных действий. Одним из них был покетбот «Цитен» Северо-германского Ллойда, а вторым — пароход компании «Ганза» «Гольденфельс». По последнему пришлось даже сделать предупредительный выстрел, поскольку, приняв «Кенигсберг» за англичанина, он пытался унести ноги. Назначив пароходам рандеву сигналом, «Кенигсберг» погнался за вторым судном, уходящим в сторону Адена. Этим судном оказался британский пароход «Сити оф Винчестер» грузоподъемностью в 6600 брт сценным грузом чая из Калькутты. Убедившись в отличном техническом состоянии захваченного парохода, капитан 2 ранга Лооф решил превратить «Сити оф Винчестер» во вспомогательный крейсер. На пароход была послана призовая команда, и «Кенигсберг» повел свой трофей в бухточку у маленького порта Бендер Бурум на южной оконечности Аравийского полуострова. Туда же пришел и «Цитен» (8021 брт, 14,5 узлов), а чуть позже еще один германский пароход — «Остмарк» (4400 брт), ранее направлявшийся в Массаву. На борту «Цитена» находился возвращавшийся домой сменный экипаж германского гидрографического судна «Планет» — 92 человека во главе со своим командиром старшим лейтенантом Броксом. Все они были пересажены на «Кенигсберг» вместе с большей частью команды «Цитена», на котором оставили только 28 человек команды, поскольку на судне было много британских и австралийских пассажиров, которых нужно было куда-нибудь доставить.

48
{"b":"5253","o":1}