ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Реплика
Гнев викинга. Ярмарка мести
Любовница маркиза
Дорога Теней
Загадочные убийства
Наемник
Почему Беларусь не Прибалтика
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Иллюзия
Содержание  
A
A

Было видно, что точного расстояния до «Кенигсберга» англичане определить не могли, а равно не имели возможности корректировать свой огонь, 2 ноября к устью подошли «Дармут» и «Веймут». «Дармут», имевший меньшую осадку, чем «Чэтэм», мог маневрировать в пределах двух миль от выхода из рукава Ссимба-Уранга. На «Чэтэме» смещением балласта создали искусственный крен в 5 градусов для увеличения угла подъема орудий.

В 06:00 на мачте «Чэтэма» взвился сигнал о начале бомбардировки «Кенигсберга» всеми кораблями британского отряда. Через секунду дождь 152-мм снарядов обрушился на местность, где, по сведениям разведчиков морской пехоты, находился «Кенигсберг». Кусты и деревья вырывало снарядами с корнем и выбрасывало высоко в небо вместе с клубами желтого дыма.

Несколькими залпами «Кенигсберг» был накрыт. Столбы грязной воды поднялись по обоим бортам германского крейсера, обломки деревьев и потоки грязи дождем падали на его палубу.

«Кенигсберг» фактически касался днищем грунта и был не в состоянии сменить место. Внезапно страшный взрыв потряс джунгли. Ударной волной многих на палубе «Кенигсберга» сбило с ног. Несколько снарядов угодили в угольщик «Сомали», превратив пароход в пылающие обломки. Огромный столб черного дыма поднялся высоко в небо над джунглями. Лооф в отчаянии ударил кулаком по поручням мостика. Уходящий в небо дым от уничтоженного «Сомали» уносил последний шанс «Кенигсберга» вырваться из этой западни. На «Сомали» было перегружено из ям крейсера 800т угля. «Кенигсберг» держал в бункерах всего 200 т, чтобы малая осадка давала ему возможность маневрировать в мелководных протоках дельты Руфиджи.

3 ноября, дождавшись подъема воды, «Кенигсберг» оставил свое место у деревушки Ссалале и перешел на 1000 м в глубь протоки Ссусинга, пытаясь таким образом выйти за пределы дальности огня английских орудий.

Капитан 1 ранга Драри-Лоу попытался пустить в атаку на «Кенигсберг» имевшийся в его распоряжении небольшой миноносец, но при входе в устье тот был встречен таким убийственным артиллерийским огнем, что вынужден был отступить. Командир «Чэтэма» пытался связаться с командованием сухопутных сил, прося прислать армейские подразделения для уничтожения германской береговой обороны, развернутой Лоофом в устье реки. Новости, которые при этом узнал командующий блокадными силами, были поистине шокирующими.

Два дня назад англичане сделали попытку вторжения на территорию Германской Восточной Африки, начав наступление индийскими экспедиционными силами из Момбасы на Тангу. Индийские войска были вдребезги разбиты отрядами полковника Леттов-Форбека, состоявшими из 200 немецких и 2000 туземных солдат. Войска пришлось отвести обратно в Момбасу, и сухопутное командование более не желало ими нигде рисковать, а, тем более, в дельте Руфиджи. На следующий день, воспользовавшись новым подъемом воды, «Кенигсберг» забрался еще глубже в лабиринт каналов и проток дельты Руфиджи, где простоял на якоре (с небольшими перерывами) аж до 18 декабря. Видя, что ему пока не добраться до «Кенигсберга», капитан 1-го ранга Драри-Лоу решил, по крайней мере, попытаться заблокировать немецкий крейсер в дельте реки и отрезать ему выход в открытое море. Для этой цели командир «Чэтэма» решил затопить в наиболее полноводном рукаве Руфиджи угольщик «Ньюбридж».

6 ноября к отряду капитана 1-го ранга Драри-Лоу присоединился вспомогательный крейсер «Кайфонс Кэстл», доставивший к месту операции первый гидроаэроплан. С рассветом 10 ноября угольщик «Ньюбридж» под командованием старшего офицера «Чэтэма» вошел в рукав Ссунинга под конвоем вооруженного буксира «Дуплекс» и паровых катеров со всех английских крейсеров. На катерах установили пулеметы и импровизированную защиту от пуль и осколков. При входе в реку суда попали под сильный огонь немецких скорострельных орудий и пулеметов. Однако угольщик все-таки дошел до назначенного места и был затоплен. Команда угольщика была принята на катера и благополучно вернулась, понеся ничтожные потери. Первая часть операции была как бы выполнена. «Кенигсберг» оказался запертым в дельте реки. Но уничтожить его оказалось не так легко, как рассчитывали в начале операции. Высокий лес джунглей надежно скрывал германский рейдер, не давая возможности крейсерам вести прицельный огонь. Нужна, была помощь сухопутных войск или аэроплана для бомбежки.

Присланный гидроаэроплан для этой цели не годился, свободных войск неоткуда было взять. Оставался один выход — сторожить «Кенигсберг» крейсерами, не давая возможности очистить реку от заграждений.

Создавалась совершенно патовая ситуация. С одной стороны, британские крейсера не могли из-за своей осадки войти в устье Руфиджи, а равно и достать «Кенигсберг» с моря снарядами своих орудий. С другой стороны, на «Кенигсберге» заканчивался уголь, а подвезти его из-за блокады устья реки было уже невозможно.

Однако, капитан 2 ранга Лооф и не думал сдаваться. Для экономии угля он приказал жечь в топках дерево пальм, а на гребных и моторных шлюпках организовал патрулирование по всем протокам дельты, следя, чтобы никто не мог проникнуть туда незаметно.

У капитана 1 ранга Драри-Лоу были свои проблемы. Несмотря на то, что командующий британскими блокадными силами доложил в Адмиралтейство, что затоплением угольщика «Ньюбридж» «Кенигсберг» полностью блокирован в устье Руфиджи, сам Драри-Лоу в этом сильно сомневался. Стоило посмотреть на карту дельты Руфиджи, как сомнения еще более усиливались. Рукава и протоки дельты создавали четыре полноводных устья. Самым северным было устье Кикнунья, куда втекали протоки: Кикнунья, Ньемссати и Ньяамфуко. Южнее находилось Ссимба, куда втекали полноводные рукава Ссимба-Уранга, Ватосса и Ссунинга. Еще южнее находилось устье Киомбони, куда втекал рукав Кромбона, связанный протоками Ватосса с устьем Ссимба и рукавом Бумба с южным устьем Мссала. В Мссалу втекали полноводные рукава Ньиамбва и Нкварани. И все они системами каналов и проток были связаны друг с другом так, что существовала реальная опасность выхода «Кенигсберга» в море из этого волшебного лабиринта в одну из безлунных ночей. Тем более, что капитан 1 ранга Драри-Лоу снова не знал, где точно находится «Кенигсберг» в извилистых ходах этого кишащего змеями и крокодилами лабиринта. К счастью для англичан, уже начинался век авиации. Недалеко от места событий, на крохотном островке Ниороро, наслаждался жизнью гражданский пилот-энтузиаст Деннис Катлер. Он владел двумя потрепанными гидросамолетами «Картис», на которых летал над джунглями и морем в свое удовольствие. Как только началась эпопея с «Кенигсбергом», Катлера немедленно объявили призванным на действительную службу в Королевский флот, а его гидропланы — конфискованными для нужд флота согласно законам военного времени. Летчика и один из его самолетов доставил к месту событий вспомогательный крейсер «Кинфонс Кэстл».

Деннис Катлер, без сомнения, обладал доблестью, какой могли похвастать только первые в мире пилоты, прокладывавшие человечеству дорогу в небо. Был он и патриотом «доброй старой Англии», которая внезапно стала нуждаться в его услугах.

15 ноября, собрав свой, как его тогда называли, аппарат, Катлер поднялся в воздух, но, не имея ни карт, ни компаса, тут же потерял ориентировку и совершил вынужденную посадку у крошечного безымянного островка. Там отважного пилота обнаружил «Кинфонс Кэстл» и отбуксировал обратно к стоянке кораблей блокирующей эскадры. В результате вынужденной посадки гидросамолет Катлера дал течь, и следующие два дня летчик его ремонтировал.

18 ноября после двух неудачных попыток Катлер все-таки поднял свой старенький «Картис» в воздух и, натужно стрекоча двигателем, полетел над кронами пальм и мангровых деревьев. Самолет был одноместным, так что Катлеру приходилось выполнять обязанности и пилота, и наблюдателя. Со скрытых в чаще позиций немцы открыли по Катлеру пулеметный огонь. Не обращая внимания на огонь, Катлер любовался волшебной панорамой дельты Руфиджи, не отдавая себе отчета в том, что он стал первым человеком в мире, увидевшим это природное чудо с высоты птичьего полета. Сотни каналов, проток и рукавов, сверкающих в изумрудной оправе тропической зелени, настолько захватили внимание летчика, что он на какое-то мгновение забыл, ради чего он рискует жизнью в этом полете.

53
{"b":"5253","o":1}