Содержание  
A
A
1
2
3
...
54
55
56
...
104

18 декабря «Кенигсберг» поднялся еще выше по течению, встав между рукавами Комбони и Бумба — прямо в середине непроходимых манговых зарослей, за которыми пряталась экзотическая туземная деревушка.

Между тем, приближалось Рождество, а вместе с ним и новый, 1915-й, год. В праздник Рождества капитан 2 ранга Лооф приказал выдать матросам из последних запасов тушенку, пиво и шнапс. В рождественскую ночь на «Кенигсберг» открытым текстом поступила радиограмма с «Чэтэма»: «"Кони", желаем хорошо повеселиться. Будем рады, если и ты никак не испортишь нам рождественской попойки». Лооф никак на эту шутку не ответил. Пусть и в Рождество англичане знают, что служба — не мед. Однако, 31 декабря радиостанция английского крейсера направила на «Кенигсберг» открытым текстом еще одну радиограмму: «Крейсеру „Кенигсберг“. Желаем вам счастья и всего наилучшего в Новом году. Надеемся на скорую встречу». На это Лооф ответил: «Спасибо. Вам того же. Если кто-то хочет видеть меня — заходите. Я всегда дома». Неизвестно, обладал ли капитан 2-го ранга Лооф столь тонким чувством юмора, но англичане его юмор оценили лучше, чем кто-нибудь другой.

«Заходите. Я всегда дома». А где этот дом находится? Британское командование снова не имело ни малейшего понятия о том, в каком месте огромного лабиринта скрывается «Кенигсберг». В подобной ситуации блокада устья Руфиджа могла продолжаться бесконечно.

Уже в течение нескольких месяцев капитан 2 ранга Лооф отвлекал на себя с других театров военных действий английские боевые корабли столь эффективно, как будто он их уже утопил. А ситуация продолжала оставаться патовой. Было очень сомнительно, что «Кенигсберг» удастся взять измором.

Район операции охватывал побережье в 400 миль. Кто-то вспомнил, что при всем этом остров Мафия продолжает находиться в руках немцев. Остров находился близ устья Руфиджи, представляя удобную базу для действий против «Кенигсберга», и капитан 1 ранга Драри-Лоу предложил его захватить. Сухопутное командование не возражало, и 10 января 1915 г. прибывший из Момбассы вспомогательный крейсер «Кинфанс Кэстл» под конвоем крейсера «Фокс» доставил на остров шесть рот туземной пехоты.

Остров Мафия, который оборонялся гарнизоном из шести немецких и сорока туземных солдат, сдался без сопротивления. В середине января капитана 1 ранга Драри-Лоу сменил в качестве старшего морского начальника блокадного отряда капитан 1 ранга Черч, командир прибывшего на смену «Чэтэма» крейсера «Веймут». «Чэтэм», «Кинфас Кэстл» и «Фокс» пошли на ремонт в Бомбей. Для наблюдения за «Кенигсбергом», кроме «Веймута», остались только вооруженные буксиры «Адъютант» и «Дюплекс», а также прибывший из Новой Зеландии на замену «Фоксу» старый крейсер «Пирамус».

В конце месяца к блокадному отряду присоединился «Гиацинт». Перегруппировка сил, однако, ни к каким изменениям патовой ситуации не привела. Что-то нужно было предпринимать, но что именно, решительно никто не знал. Начались импровизации. Чтобы прервать состояние полной бездеятельности, 6 февраля 1915 г. в протоку Ссимба-Уранга вошел вооруженный англичанами бывший немецкий буксирный пароход «Адъютант» с целью уничтожения немецких оборонительных постов на островках дельты. Командовал пароходом лейтенант Прайс, а его команда состояла из 24-х вооруженных английских моряков.

Кончилось это весьма печально. Солдаты и моряки, составлявшие расчеты немецких оборонительных постов на обоих берегах протоки Ссимба-Уранга, встретили «Адъютант» огнем скорострельных 52-мм орудий. После первых же нескольких выстрелов из «Адъютанта» вырвалось облако пара, пароход потерял управляемость, пошел в сторону берега, где вылетел на мель. Британский экипаж «Адъютанта» был взят немцами в плен, а сам пароходик позднее был снят с мели и отбуксирован к месту стоянки. В бою у англичан погиб один матрос и один был тяжело ранен. Захваченный в плен лейтенант Прайс был доставлен на «Кенигсберг», где Лооф допросил пленного офицера.

Прайс был ошеломлен порядком и чистотой, царившей на «Кенигсберге» в условиях такой жары и влажности. Особенно его удивило то, что на немецком крейсере все еще работает мощная радиостанция. При нем Лооф связался с капитаном 1 ранга Черчем на «Веймуте», предложив забрать убитого матроса вместе с раненым.

Команда «Кенигсберга» ликовала. Маленький «Адъютант», так грубо и противоправно захваченный английским крейсером «Дармут» в нейтральных португальских водах, удалось отбить у врага, взяв при этом две дюжины пленных. Снова наступило некоторое затишье. Англичане ставили в устье навигационные буи, чтобы отметить входные фарватеры. Ночью пронемецки настроенные туземцы на своих пирогах с обмотанными тряпками веслами подбирались к буям, обрубали буйрепы, и их уносило в океан навстречу кораблям блокадной эскадры.

В свою очередь, проанглийски настроенные туземцы пробирались в чащу и обрезали немцам телефонные провода, связывающие укрепленные пункты на островах дельты друг с другом и с «Кенигсбергом». В середине февраля блокирующие силы собрались почти полностью у дельты Руфиджи.

Пришли австралийский крейсер «Пионер» и четыре вооруженных колесных парохода с мыса Доброй Надежды. Вспомогательный крейсер «Кинфанс Кэстл» доставил из Бомбея новые гидросамолеты. Эти машины совершенно не соответствовали условиям жары и влажности экваториальной Африки. Каждый взлет гидросамолета мог закончиться катастрофой. Пилоты, в буквальном смысле слова, играли в покер со смертью. От жары расклеивались ламинации пропеллеров, лопались многочисленные резиновые трубки в моторе, расплавленная краска слезала с поплавков, те немедленно ржавели и давали течь. В довершение всего, не хватало авиационного бензина. Редко когда удавалось поднять эти машины в воздух выше, чем на сотню метров. Натужно тарахтя над дельтой реки со скоростью 60 миль в час, гидропланы становились легкой целью для умиравших от скуки немецких пулеметчиков. Только милостью Провидения, взявшего под свою защиту английских летчиков, можно объяснить тот факт, что ни один из них не был сбит противником или не разбился сам. Более того, часто летчики по собственной инициативе нападали на немецкие посты на островках дельты, забрасывая их самодельными бомбами и ручными гранатами.

К сожалению, главной своей задачи — обнаружить «Кенигсберг» — летчики выполнить не могли, поскольку летали над самыми верхушками деревьев и увидеть великолепно замаскированный крейсер с такой высоты были не в состоянии. Но они обнаружили, что затопленный на фарватере угольщик «Ньюбридж» преградой «Кенигсбергу» служить не может. У крейсера сколько угодно путей для выхода в море по другим рукавам и протокам, особенно сейчас, во время равноденственных приливов. Точно такого же мнения придерживался и адмирал Кинг-Холл, прибывший 7 марта 1915 года на броненосце «Голиаф» к острову Мафия.

Громадные орудия «Голиафа» готовы были уничтожить «Кенигсберг», если бы кто-нибудь знал, в какой части лабиринта он сейчас скрывается. Адмирал Кинг-Холл, которому потерявшее терпение Адмиралтейство приказало лично возглавить операции по уничтожению «Кенигсберга», надеялся покончить с немецким рейдером огнем огромных орудий «Голиафа», корректируя стрельбу старого линкора с воздуха. Поскольку это оказалось невозможным, адмиралу вскоре было приказано перенести флаг на «Гиацинт», а броненосец «Голиаф» отправить к Дарданеллам.

Тогда адмирал Кинг-Холл решил действовать другим методом. Последний раз «Кенигсберг» видели три месяца назад, и с тех пор никто не знал, где он находится. Лично подписанной телеграммой адмирал Кинг-Холл вызвал к дельте Руфиджи знаменитого африканского охотника Питера Преториуса. В довоенные годы Преториус много охотился в долине и дельте Руфиджи, превосходно знал местность и мог послужить своей стране в качестве «специального агента» по образцу Лоуренса Аравийского.

Адмирал Кинг-Холл, сам заядлый охотник, был знаком с Преториусом еще в довоенные годы. Быстроходный эсминец доставил знаменитого охотника на борт «Гиацинта», на котором адмирал держал свой флаг. Кинг-Холл принял Преториуса в своем салоне и разъяснил охотнику поставленную перед ним задачу. Преториус должен был проникнуть в лабиринт дельты Руфиджи и, прежде всего, найти место стоянки «Кенигсберга». По возможности, он должен был выяснить состояние боеготовности крейсера, проблемы, с которыми сталкивается экипаж, систему снабжения крейсера углем, продовольствием и боеприпасами. Кроме того, он должен был сделать промеры глубин в ближайших к стоянке «Кенигсберга» протоках во время приливов и отливов, а также попытаться вскрыть схему немецкой обороны дельты Руфиджи.

55
{"b":"5253","o":1}