Содержание  
A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
104

Все эти радиограммы были перехвачены мощной французской радиостанцией на Мадагаскаре, о чем было немедленно доложено адмиралу Кинг-Холлу. Не теряя времени, адмирал на крейсере «Гиацинт» поспешил к Танге, где надеялся перехватить «Кронборг». Вечером 13 апреля «Кронборг» находился в 50 милях восточнее северной оконечности острова Пемба. Судно дрейфовало, ожидая наступления темноты, чтобы под ее прикрытием обойти остров с севера, войти в пролив, отделяющий остров от материка, и с первыми лучами зари встать у входа в залив Манса. Ночь была темной, и «Блокадопрорыватель А» с погашенными огнями шел полным ходом через объявленную англичанами блокадную зону.

Лейтенант Христиансен был спокоен. Из полученных шифровок он знал, что пролив Пемба патрулирует всего один слабовооруженный вспомогательный корабль «Дюплекс», бывший кабелеукладчик, который был тихоходнее «Кронборга». Зная о своем преимуществе в скорости, Христиансен не очень страшился случайной встречи с британским сторожевиком. На рассвете 14 апреля «Блокадопрорыватель А» («Кронборг») находился уже на расстоянии двух миль от входа в залив Манса. С недалекого берега до моряков доходил нестерпимо желанный запах земли, а на востоке полыхала заря. Сигнальщики водили биноклями, высматривая обещанную шлюпку с лоцманом.

Приближался последний этап долгого и рискованного похода. Еще час или два, и они будут, наконец, чувствовать себя в полной безопасности в германском порту. Лейтенант Христиансен, демонстрируя нервное нетерпение, также время от времени вскидывал бинокль, осматривая горизонт. Когда он сделал это в очередной раз, то увидел в окулярах подходящий с юга трехтрубный военный корабль. Английский крейсер!

Чтобы это понять, не нужно было много ума. Единственный свой крейсер (правда, тоже трехтрубный) не мог еще выйти из своего убежища в дельте. «Полный вперед!»— скомандовал Христиансен и без всякого лоцмана полным ходом пошел вглубь залива Манса.

Лейтенант Христиансен отдавал себе отчет в безнадежности своего положения, понимая, что рано или поздно его пароход будет так или иначе потоплен. Поэтому он решил, что лучше будет затопить пароход самому, поближе к берегу, чтобы спасти хотя бы часть ценного груза.

Британский крейсер, между тем, быстро приближался и с расстояния трех миль открыл огонь по германскому блокадопрорывателю. Маневрируя под беглым огнем противника, лейтенант Христиансен повернул на мелководье, стремясь уйти под защиту холмистого берега. На крейсере «Гиацинт», который вел огонь по «Кронборгу», в момент обнаружения противника произошла мелкая авария в правой машине, что и дало немецкому пароходу возможность проскочить в бухту Манса, скрывшись за ее высокими берегами. Однако, травившийся пар выдавал местонахождение парохода, и «Гиацинт», подойдя ближе, открыл по нему перекидной огонь. Войдя в глубину бухты, «Гиацинт» обнаружил, что пароход приткнулся к берегу и горит, а с него на берег выпрыгивают моряки. Лейтенант Христиансен приказал отдать якорь, открыть кингстоны и поджечь бревна, еще остававшиеся на палубе, облив их бензином. После этого экипаж покинул блокадопрорыватель.

Горящее судно опустилось на грунт, приткнувшись носом к берегу. Лейтенант Христиансен и двое матросов получили ранения. Между тем, «Гиацинт» послал на горящий пароход шлюпку с призовой партией. Те обнаружили лишь карты и фальшивые судовые документы о том, что датский пароход везет из Швеции груз леса в Момбассу.

Сделать что-либо еще не представлялось возможным, и адмирал Кинг-Холл принял решение добить пароход артиллерийским огнем прямой наводкой. Пожар на судне усиливался, и после трех попаданий адмирал приказал возвращаться к дельте Руфиджи, считая, что с блокадопрорывателем и его грузом покончено.

Как только «Гиацинт» ушел, лейтенант Христиансен и его люди вернулись на свое судно и быстро потушили горящие на палубе бревна. Большая часть доставленного «Кронборгом» груза уцелела!

Через некоторое время англичане отбили у ополченцев полковника фон Леттова-Форбека одну из деревень, где захватили пленного. Тот рассказал им, что собственными глазами видел, как немецкие солдаты получали новенькие винтовки, а через деревню ехали повозки, груженные артиллерийскими снарядами. Все это было добыто с какого-то пришедшего блокадопрорывателя. Англичане тут же послали в залив Манса патрульный миноносец. «Кронборг», обгоревший и разбитый снарядами, лежал на месте, но трюмы его были пусты. Помимо снарядов и угля, в котором сильно нуждались германские озерные корабли на Танганьике и Виктории, ополченцы фон Леттова-Форбека получили 1700 винтовок и 3 миллиона патронов, медикаменты, папиросы и многое другое, включая комплект «Железных крестов» для награждения наиболее достойных.

Гибель «Блокадопрорывателя А» у самой цели его долгого и опасного рейса, окончательно уничтожила и без того не очень большие шансы на то, что «Кенигсбергу» удастся вырваться из той западни, в которую он сам себя загнал. Хотя на следующий день после затопления блокадопрорывателя германские водолазы в часы отлива занялись его разгрузкой, большую часть угля, который судно везло для «Кенигсберга», в таких условиях достать из трюмов было невозможно. А без угля у «Кенигсберга» не было никаких шансов, воспользовавшись высокой скоростью своего хода, под покровом темноты вырваться из дельты Руфиджи, как он сделал это 31 июля 1914 года, вырвавшись из Дар-эс-Салама. А факт появления крейсера «Гиацинт» как раз в тот момент, когда блокадопрорыватель стоял у входа в бухту Манса, ожидая подхода шлюпки с лоцманом, говорил о том, что британцы без труда читают германские военно-морские шифры.

IX

Вскоре англичане получили сведения еще об одном немецком пароходе, идущем на помощь «Кенигсбергу». Однако пароход не показывался. Предполагалось, что он выжидает до конца месяца, когда снова должен был наступить период высокой воды, дающей возможность «Кенигсбергу» выбраться из реки. Если бы это произошло, то преградить путь немецкому крейсеру эскадра адмирала Кинг-Холла вряд ли бы смогла, поскольку «Гиацинт» с трудом давал средний ход и требовал серьезного ремонта. Поэтому к устью Руфиджи срочно был направлен крейсер «Корнуэлл», всего неделю назад прибывший из Англии в Кейптаун. К дельте возвращался и крейсер «Чэтэм», наконец, закончивший ремонт в Бомбее.

Патрульные корабли тщательно обыскивали все острова Мозамбикского пролива в поисках второго парохода, о котором ходило много слухов, но обнаружить ничего не могли. При таких обстоятельствах необходимость покончить с «Кенигсбергом» как можно быстрее ощущалась еще более, чем когда-либо. Присланные из метрополии гидросамолеты типа «Шорт» также не оправдали возложенных на них надежд, главным образом, из-за экваториальной жары и влажности. Подняться высоко они не могли, и планы адмирала Кинг-Холла использовать их для бомбежек «Кенигсберга» осуществить в очередной раз не удалось. Более того, один из этих самолетов 5 мая упал в море и разбился. Адмирал Кинг-Холл стал планировать осуществление торпедной атаки на «Кенигсберг», но Адмиралтейство не разрешило ему рисковать миноносцами. Сухопутные операции из-за недостатка сил также затихли. Ожидать помощи из Индии больше не приходилось. Все наличные войска перебрасывались в Месопотамию. В результате операции против «Кенигсберга» снова свелись лишь к поддержанию блокады, которую крейсер, наверняка, легко бы преодолел, будь у него уголь.

Но угля не было. Лейтенант Христиансен, который должен был доставить уголь на крейсер и потерял свой блокадопрорыватель у самой цели, добрался по суше до «Кенигсберга» и сообщил капитану 2 ранга Лоофу, что больше ему ждать помощи неоткуда. Война в колониях на суше отныне считалась более важным делом, и Лооф получил приказ передать 100 из своих 313 человек в распоряжение полковника фон Леттова. Оставалось только ждать конца и достойно встретить его.

Между тем, терпение британского Адмиралтейства лопнуло. Подобного положения вещей на восточном конце глобального морского пути больше терпеть было нельзя, и Адмиралтейство решило направить в распоряжение адмирала Кинг-Холла два монитора, вооруженных 152-мм артиллерией. Когда в конце августа 1914 года наступающие германские войска достигли побережья Фландрии, то для обстрела с приморского фланга англичане стали применять мониторы — плоскодонные канонерские лодки с тяжелой артиллерией, способные, по уверению их создателей, проплыть даже по лебединым канавкам парка Кенсингтон.

57
{"b":"5253","o":1}