ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Крейсер выпустил по противнику около 400 снарядов, повредив монитор «Мереей», на котором четыре человека были убиты и четыре тяжело ранены (двое из них позднее умерли). «Кенигсберг» получил ряд повреждений, которые, однако, никак не повлияли на его боеспособность.

XI

11 июля «Северн» и «Мерсей» снова вошли в дельту. При входе их ждала такая же жаркая встреча, что и 6 июля. Мониторы сразу же получили несколько попаданий 47-мм снарядами с передовых рубежей немецкой обороны, чьи огневые точки адмирал Кинг-Холл считал подавленными. Монитор «Мереей», подойдя к своему старому месту, отдал якорь и — с целью отвлечь внимание противника на себя — открыл огонь, в то время, как «Северн» продолжал подниматься вверх по реке.

Адмирал Кинг-Холл убедил капитана 1 ранга Фуллертона подойти как можно ближе к «Кенигсбергу». «Кенигсберг», дав по «Мерсею» всего один залп, перенес огонь на «Северн», который шел засыпаемый снарядами, но не отвечал.

Не получив каким-то чудом ни одного попадания, «Северн» в 12:30 стал на якорь на несколько сот метров ближе к германскому крейсеру и открыл огонь. Летчик самолета-корректировщика старший лейтенант Джей Килл на бреющем полете носился над «Кенигсбергом», чтобы точнее отмечать места падения снарядов.

«Четыреста ярдов! — был первый доклад летчика. — Двести! Сто!»

По воспоминаниям офицеров «Северна», результаты стрельбы воздействовали на них «страшно возбуждающе». Вскоре восемь из двенадцати выпущенных по «Кенигсбергу» снарядов угодили в крейсер. Столбы дыма поднялись над раненым «Кенигсбергом».

Ответный огонь крейсер вел уже всего из трех орудий. Один из британских снарядов сбил среднюю трубу «Кенигсберга», которая с треском и грохотом рухнула на палубу. Снаряд за снарядом стали рвать палубу jh надстройки крейсера.

За громом выстрелов и свистом выходящего пара не слышны были крики раненых и умирающих. Ручьи крови бежали по палубе. Капитан 2 ранга Лооф продолжал руководить боем, оставаясь на палубе. Осколок снаряда угодил в его серебряный портсигар, лежащий в боковом кармане кителя, что спасло командира «Кенигсберга» от тяжелого ранения, а, возможно, и смерти.

Попадания снарядов с мониторов следовали одно за другим. Но корректировщик с горы Пемба докладывал Лоофу о попаданиях немецких снарядов в английские мониторы, и «Кенигсберг» продолжал бой, хотя вести огонь теперь могли только три орудия.

Около 13:00 британский 152-мм снаряд взорвался между мостиком и носовым орудием, выведя орудие из строя, убив и ранив всех находящихся на мостике. Тяжелое ранение получил и капитан 2 ранга Лооф, продолжавший, однако, командовать кораблем. Мониторы не прекращали огня.

Сильный пожар бушевал на корме «Кенигсберга», грозя взрывом боеприпасов.

«Веймут» и австралийский крейсер «Пионер» с предельного угла возвышения орудий также вели огонь по «Кенигсбергу» и по окружающим высотам, где были развернуты корректировочные посты и полевые батареи.

В разгар боя единственная зенитка «Кенигсберга» сбила самолет-корректировщик лейтенанта Килла. Килл успел передать на монитор: «Мы сбиты. Вышлите шлюпку, чтобы подобрать нас».

С мостика «Северна» видели, как самолет-корректировщик, подобно подбитой утке, кувыркаясь, врезался в воду, подняв тучу брызг и распался на куски расщепленной фанеры, лоскутов обшивки и обрывков перекрученных проводов.

Шлюпки с обоих мониторов устремились к месту падения самолета, примерно, в 200 ярдов от кораблей. Шлюпка с «Мерсея», первой достигшая места падения, обнаружила лейтенанта Килла и его наблюдателя держащимися за полузатопленные остатки фюзеляжа и размахивающими руками, чтобы привлечь внимание спасателей.

При падении самолета наблюдатель ни на секунду не прекращал корректировать огонь. Когда же подбитый самолет упал в воду, на «Кенигсберге» продолжало действовать только одно орудие.

В этот момент капитан 2 ранга Лооф понял, что бойню, в которую превратилось сражение с мониторами, необходимо прервать. И приказал экипажу оставить корабль, одновременно дав распоряжение своему старшему офицеру капитан-лейтенанту Коху приготовить «Кенигсберг» к затоплению. Со всех орудий были сняты замки и выброшены за борт.

К этому времени «Кенигсберг» представлял из себя пылающую развалину.

Снятие людей прошло быстро и организованно. Спасательные шлюпки перевезли всех на берег, до которого было около 50 метров.

На последней шлюпке на берег доставили тяжело раненого капитана 2 ранга Лоофа. На пылающем корабле, который все еще обстреливался англичанами, оставались капитан-лейтенант Кох и старшина-минер Хегели. Они подложили подрывную шашку под головки двух торпед, зажгли бикфордов шнур и вплавь добрались до берега.

Капитан 2 ранга Лооф с берега наблюдал за гибелью своего корабля.

«Раздался глухой звук, едва различимый среди грохота рвущихся английских снарядов, — вспоминал позднее Макс Лооф. — Это был взрыв наших торпед. Дернувшись, как в смертельной конвульсии, „Кенигсберг“ накренился на правый борт и медленно погрузился в ил реки по верхнюю палубу. Кормовая часть полностью ушла под воду, носовая — выступала над поверхностью. Речная вода погасила полыхающие на корабле пожары».

Если Лоофу взрыв показался «глухим» и «едва различимым» на фоне взрывов британских снарядов, то англичанам он показался оглушительным.

«Взрыв потряс джунгли в радиусе нескольких миль, — вспоминает капитан 1 ранга Фуллертон, наблюдавший всю эту картину с мостика монитора „Северн“. — Облако клокочущего черного дыма высоко поднялось над разбитыми мачтами и надстройками „Кенигсбергга“ и мангровыми зарослями джунглей».

«Цель уничтожена», — бесстрастно доложили артиллерийские наблюдатели.

Облака черного дыма, поднявшиеся над «Кенигсбергом», были приветствуемы громкими криками военторга на обоих мониторах. «Северн» раньше, чем приблизиться к противнику, продолжал стрельбу еще в течение около часа, не снимаясь с якоря.

Около 13:40 было отмечено семь новых взрывов, и капитан 1 ранга Фуллертон приказал «Мерсею» сняться с якоря и пройти вперед выше островка. Как только прилетел второй самолет, «Мерсей» открыл огонь, сделав 28 залпов.

К 14:20 «Кенигсберг» представлял из себя груду пылающих обломков, и адмирал поднял мониторам сигнал «возвратиться».

Когда мониторы спустились к устью Руфиджи, экипажи блокадных крейсеров, выстроившись на палубах, приветствовали их криками «Ура!». На всех кораблях были подняты флаги, объявляющие о победе.

Последний немецкий крейсер из числа развернутых в океане накануне войны был уничтожен. «В течение восьми месяцев он удачно сопротивлялся всем нашим попыткам его уничтожить и упорно сражался до конца», — отмечает официальная британская история.

ЭПИЛОГ

Английские корабли ушли из дельты Руфиджи, а на следующий день, 12 июля 1915 года, капитан 2 ранга Лооф с остатками экипажа вернулся на свой полузатопленный корабль.

Прежде всего, необходимо было похоронить погибших. Из 213 человек, находившихся в последнем бою на борту «Кенигсберга», 32 были убиты и 128 ранены.

С «непобежденного», по словам Лоофа, «Кенигсберга», прежде всего, стали снимать 105-мм орудия. Выброшенные за борт замки подняли на поверхность и по выработанной методике «туземного транспорта» отправили в Дар-эс-Салам для ремонта. Там орудия крейсера были приведены в порядок. Пять из них составили новую береговую батарею в Дар-эс-Саламе, два орудия установили в Танге, два отправили на озеро Танганьика, а одно — на озеро Виктория. Эти орудия очень укрепили артиллерийскую мощь армии ополченцев полковника фюн Леттова, продолжавшего сражаться с англичанами.

Макс Лооф, вскоре произведенный в капитаны 1 ранга, оправившись от ран, вступил в командование германской озерной флотилией на Танганьике. Полковник фон Леттов-Форбек, вскоре ставший генералом, фактически продолжал удерживать всю территорию Германской Восточной Африки, если не считать захваченного англичанами небольшого острова Мафия.

60
{"b":"5253","o":1}