ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По традиции, первым на борту «Вольфа» накануне перехода экватора появился Тритон в" качестве посланца Нептуна. Одетый в фантастические одежды, сделанные главным образом из постельного белья, Тритон представился Нергеру и сообщил, что Бог Нептун собирается вместе со своим Двором посетить корабль, дабы засвидетельствовать праздничное крещение всех членов экипажа, впервые пересекающих экватор. Его величество ожидает, что его примут со всеми приличествующими его высокому положению почестями.

Капитан второго ранга Нергер вручил Тритону список «неофитов», возглавляемый им самим, и заверил, что посещение Нептуном является честью для его корабля, и он, командир, приложит все усилия, чтобы пребывание Нептуна на борту «Вольфа» было как можно более приятным. Затем Тритону вручили пару бутылок пива и пачку сигарет, и он удалился вместе со своей свитой.

На следующий день в ожидании Нептуна на вспомогательном крейсере царило радостное возбуждение. Море было спокойным, на бездонно голубом тропическом небе ярко сверкало солнце.

И вот появился Нептун под руку со своей супругой-царицей, сопровождаемый многочисленной свитой. Капитан второго ранга Нергер заметил, что Бог Морей очень похож на своего вчерашнего посланца. Правда, теперь Нептуна украшала длинная борода, придавая владыке океана весьма почтенный вид, а локоны его супруги, сделанные, как и борода Нептуна, из мочала, свисали до самой палубы. Царственную пару сопровождали в основном морские черти, измазанные сажей и жиром, блестевшим на солнце.

Около Нептуна суетился его придворный шут во фраке и цилиндре с лягушачьими руками и ногами. Бросался в глаза также и придворный цирюльник, размахивающий огромной деревянной бритвой, и глашатай, объявляющий громким голосом волю Бога Морей.

Нептун и его свита, сопровождаемые Нергером, прошли вдоль строя экипажа, а затем Бог Морей забрался на трап, сооруженный у грузового люка, и объявил, что можно приступать к обряду крещения.

Первым через обряд крещения пришлось пройти самому Нергеру. Все, как он вспоминал позднее, обошлось сравнительно благополучно. Ему вручили огромный бинокль, сделанный из двух бутылок шампанского. Нептун «приказал» командиру «Вольфа» смотреть через этот бинокль в море и объявить, когда он увидит экватор. Нергер поднял бутыли, из которых на него полилась вода. Нергер промок с головы до ног. Но это был еще «щадящий ритуал» — специально для командира. Другим пришлось похуже. Рядом с грузовым трюмом из парусины был сооружен бассейн полутораметровой глубины, доверху наполненный водой. Перед бассейном «придворный цирюльник» развел мыльную пену, сдобренную сажей, машинным маслом и мазутом. А на другом конце бассейна был натянут ветровой конус. Измазанного черной пеной неофита бросали в бассейн, где подвергали «бритью», а затем заставляли пролезть через конус. Но едва несчастный залезал в конус, как спереди и сзади его начинали поливать из пожарных шлангов, а когда он ухитрялся высунуть из воды физиономию, чтобы глотнуть воздуха, ее снова мазали черной пеной для бритья...

После завершения крещения наступила более приятная часть ритуала с выдачей дипломов и памятных значков, сделанных в корабельной мастерской. Морские черти, сопровождающие Нептуна были одарены снедью и сигаретами, чтобы им было чем заняться на дне морском, не устраивая от безделья бурь и ураганов.

Затем Нергер произнес заключительную речь, благодаря Нептуна за «крещение» экипажа, и Бог Морей величественно удалился со всей своей свитой.

II

Без каких-либо приключений вспомогательный крейсер «Вольф» добрался до южно-африканских вод.

Было 16 января 1917 года. Море было спокойным, на небе ни облачка, погода стояла ясная, видимость составляла почти тридцать миль. Вечером прямо по курсу сигнальщики заметили дымы. Вскоре уже можно было различить семь судов, идущих в кильватер друг другу, среди которых выделялся огромный двухтрубный лайнер. Судя по всему, это был английский конвой, перевозящий в Европу части Австралийского корпуса. «Вольф» уже хотел было совершить прыжок на добычу, но сигнальщики вовремя заметили впереди колонны английский броненосный крейсер, связываться с которым в планы Нергера совсем не входило.

«Вольф» прошел мимо конвоя, изображая из себя обычное торговое судно. Нергер приказал слегка изменить курс, чтобы уйти подальше от столь неприятного соседства. Когда конвой, наконец, исчез за гранью северного горизонта, Нергер облегченно вздохнул. Если бы они открыли по конвою огонь, то наверняка были бы уже на дне. Для торгового судна, каким в сущности являлся «Вольф», вступать в бой с броненосным крейсером было бы откровенным самоубийством.

«Вольф» находился теперь на оживленном морском пути у мыса Доброй Надежды и, следуя в Индийский океан, уклоняясь от встречных дымков, ставил за собой мины. Поскольку германских судов в океане давно не было, на выставленные мины могло наткнуться только судно противника, или, в худшем случае, нейтральное. Но, поди потом разберись, кто эти мины ставил. Тем более, что почти все так называемые «нейтралы» прямо или косвенно работали на англичан.

Деятельность «Вольфа» быстро принесла плоды. Уже 27 января радисты вспомогательного крейсера перехватили радиограмму, сообщавшую о появлении у Кейптауна немецких подводных лодок. Сначала это сообщение вызвало у Нергера недоумение: как могли подводные лодки появиться на таком отдалении от своих баз? Потом все стало ясно. Корабли англичан стали подрываться на минах, и в штабах почему-то решили, что они подверглись атакам подводных лодок. Нергер так и не понял, как англичане с их морским опытом перепутали мины с торпедами. Позднее даже утверждалось, что на этих минах подорвался и погиб второй по величине английский лайнер «Аквитания», имевший на борту более тысячи австралийских солдат. Об этом сообщили пленные, попавшие позднее на борт «Вольфа». На самом «Вольфе» никто, конечно, ничего толком не знал.

Правда, еще одним косвенным подтверждением этому был запрос в Британском парламенте Первому лорду Адмиралтейства о гибели лайнера линии «Кунард». Первый лорд в своей обычной манере ответил, что не намерен сейчас обсуждать этот вопрос. Правда, версию о подводных лодках англичане быстро отбросили, но стали подозревать в постановке мин нейтральные пароходы, неделями задерживая их в портах и производя обыски. Порой нейтральным капитанам предъявлялись прямые обвинения в том, что именно они ставили мины.

А на борту «Вольфа» 27 января состоялся еще один праздник — день рождения кайзера Вильгельма II. Несмотря на свежую погоду, матросы в парадной форме были построены на шканцах, выслушали торжественную речь командира и прокричали традиционное троекратное «Ура!» в честь Императора. Матросам был подан праздничный обед.

Затем потекли унылые будни. Главной задачей было поддержание корабля в боеспособном состоянии. Постоянно проводились учения, офицеры дополнительно занимались с матросами, разъясняя им военную обстановку в Восточной Африке, рассказывая о географии здешних мест, об особенностях Индийского океана. В свободное время, когда позволяла погода, на палубе играл корабельный оркестр. Штатного оркестра на «Вольфе», разумеется, не было. Нергер организовал его из любителей-дилетантов. Однако постепенно оркестранты стали играть, как настоящие профессионалы.

Временами «Вольф» стопорил ход, давая возможность механикам произвести незначительные ремонтные работы в машине. В этот момент над «Вольфом» начинали кружиться целые стаи альбатросов. Матросы ставили на палубе силки и поймали несколько птиц, которых вскоре, впрочем, отпустили. Многие пароходы, ловя альбатросов, окольцовывали их, чтобы выяснить, на какие расстояния эти птицы перемещаются. На «Вольфе», естественно, решили воздержаться от подобных научных изысканий.

С неба «Вольф» осаждался альбатросами, а в воде вокруг него крутилась целая стая акул. Так что в развлечениях недостатка не было!

А в один прекрасный день на корабле прозвучал сигнал: «Человек за бортом!»

65
{"b":"5253","o":1}