ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Идя борт о борт с «Илтисом», Нергер приказал спустить на воду «Вольфхен» — бортовой гидроплан, чтобы разведать обстановку в непосредственной близости от корабля. Тогда было не до приоритетов, но позднее выяснилось, что этот полет «волчонка» стал первым полетом гидроплана в тропиках. С воздуха ничего подозрительного замечено не было, и корабли спокойно продолжали перегрузку. Теперь перегружались мины.

К вечеру все работы были закончены, и «Илтис» отошел от «Вольфа», имея первое боевое задание: выставить минное заграждение в Аденском заливе. Английский флаг на судне был заменен германским. Английского капитана Мидоу и его офицеров переправили на «Вольф». Капитан Мидоу рассказал Нергеру, что всего за несколько часов до захвата «Вольфом» его судна, он повстречался и обменялся сигналами с английским легким крейсером «Ньюкасл». Английский капитан откровенно высказал Нергеру свое убеждение в том, что бесчинства «Вольфа» в Индийском океане на продлятся долго. Не пройдет и двух недель, заверил Мидоу, как «Вольф» будет перехвачен и уничтожен.

«Посмотрим», — уклончиво ответил Нергер.

Напротив, захват «Таррителлы» раздразнил аппетит командира «Вольфа». Район показался Нергеру «весьма плодородным», и он решил продолжить здесь крейсерство, поджидая новые жертвы.

Долго ждать не пришлось. Через два дня, 1 марта 1917 года, был обнаружен пароход «Джумна», идущий в Калькутту с грузом соли. Как обычно, пароход не отреагировал на приказ остановиться. Нергер пошел ему наперерез, имея скорость примерно на два узла больше, чем у «Джумны». Приблизившись к англичанину на две тысячи метров, Нергер приказал зарядить орудия.

В этот момент случилось несчастье: при закрывании замка кормового орудия произошел преждевременный выстрел, вызвавший взрыв заряда при неплотно закрытом замке. Взрывом смело кормовой шпиль, вспороло палубу и уничтожило такелаж грот-мачты. Четыре "комендора при этом были убиты, двадцать четыре получили ранения, некоторые — очень серьезные. Вспыхнула стоявшая за орудием топливная цистерна, вверх поднялись языки пламени, начали рваться снаряды первых выстрелов в кранцах. Висевший на талях моторный катер был изрешечен осколками. Однако, паники, которую вполне можно было ожидать в подобных условиях, не было. Раненых оттащили в сторону, пожар потушили, остальные орудия зарядили, как положено, и уже через минуту одно из них произвело предупредительный выстрел по «Джумне», приказывая остановиться.

Все эти события настолько повлияли на команду «Джумны», что она оказалась парализованной страхом. Взрыв на борту «Вольфа» был воспринят как демонстрация какого-то нового ужасного оружия.

На «Джумну» была послана призовая команда, пароход был объявлен захваченным, поднят немецкий флаг, а затем «Вольф» подошел к призовому судну и начал перегружать с него уголь, чтобы пополнить свои заметно опустевшие угольные ямы. Во всех планах, вынашиваемых Нергером, уголь занимал самое первое место. Нетрудно было понять, что если запасы угля подойдут к концу и их не удастся пополнить, то закончится и все остальное. «Вольф» придется затопить, а самим уходить куда-нибудь на шлюпках. Альтернативой мог быть уход в какой-нибудь нейтральный порт с интернированием до конца войны...

Двое суток продолжалась перегрузка угля с «Джумны», после чего пароход был подорван и отправлен на дно. Экипаж, «Джумны» состоял из английского комсостава, чей пожилой возраст бросался в глаза. Матросы же, как обычно, представляли из себя пестрый конгломерат из всех рас, населяющих берега Индийского океана. И тех, и других пришлось перевезти на «Вольф».

Раненых при взрыве орудия прооперировали, перевязали и уложили на баке, натянув над ними тент, чтобы их не мучил зной. По крайней мере, на баке дышать было легче, чем во внутренних помещениях.

Убитых похоронили в море по всем правилам военно-морского ритуала. Их было очень жаль, но война есть война, и смерть собирает свои жертвы повсюду: от полей Фландрии до палубы «Вольфа» на просторах Индийского океана. Это понимали все.

Вскоре радисты «Вольфа» перехватили радиограмму, предписывающую всем английским судам, следовавшим в Аден, держаться глубин не менее двухсот метров. Это могло означать только одно — на минах «Илтиса» уже кто-то подорвался!

Гораздо менее приятной стала еще одна перехваченная радиограмма, в которой английским крейсерам сообщалось точное описание «Вольфа»: его длина, окраска, форма трубы и надстроек. Говорилось даже о бортовом самолете!

Кто сообщил англичанам эти подробности, было неизвестно, но Нергер решил не идти на условленное рандеву с «Илтисом», а повернул на юг.

III

Следующим, попавшим прямо в объятия «Вольфа», оказался английский пароход «Вордсворт», шедший из Рангуна в Лондон с грузом в 7000 тонн риса. Судно было построено уже во время войны и, в сущности, представляло из себя самоходную баржу — типичная военная постройка без какого-либо внутреннего комфорта и оснащения. Лишь бы держалась на плаву. Экипаж «Вордсворта», как обычно, был пестрым и многонациональным. Офицеры — англичане, видимо, чтобы как-то компенсировать свое уязвленное самолюбие, постоянно задавали Нергеру самые неприятные вопросы. Скажем, что он будет делать, если нарвется на английский крейсер? Разрази нас гром, уверяли англичане, если вскоре не появится один из наших крейсеров! Англичане считали, что при виде английского крейсера, немцы немедленно попрыгают в спасательные шлюпки, а свой корабль взорвут, а затем с чистой совестью отправятся в плен к англичанам. Нет, возражали им немецкие офицеры, не дождетесь! Если появится ваш крейсер, то мы будем вести бой, пока один из нас не уйдет на дно. А вам, наверное, будет очень приятно гибнуть под собственными снарядами?

После подобного разъяснения англичане становились заметно менее разговорчивыми и, видимо, уже не так жаждали появления своего «крейсера-освободителя».

Содержали пленных в пустом минном погребе, кормили наравне со всеми. Три раза в день им разрешались прогулки по верхней палубе.

«Вольф» продолжал уходить на юго-восток, желая обойти Австралию с юга. Уже на подходе к пятому континенту сигнальщики «Вольфа» обнаружили парусник, идущий под всеми парусами на восток. При виде «Вольфа» парусник поднял английский флаг и дал опознавательный сигнал. «Вольф» сблизился с парусником на шестьсот метров и дал приказ лечь в дрейф, подняв немецкий флаг. При виде немецкого флага на паруснике начался переполох. Пришедшая с «Вольфа» шлюпка с призовой командой застала экипаж парусника, состоявший главным образом из негров и метисов, готовящимся к смерти. Впрочем, вся подготовка к смерти сводилась к поглощению рома в неограниченных количествах. Один негр так «подготовился», что его пришлось поднимать на «Вольф» талями и долго держать под душем.

Парусник назывался «Дея» и шел с Маврикия в Западную Австралию. Его экипаж был обработан английской пропагандой, уверявшей, что, в случае захвата немцами, всех их ждет страшная смерть. Немцы либо сами убивают пленных, либо бросают их на съедение акулам. Пьяных негров пришлось подвергнуть санобработке, прежде чем допустить во внутренние помещения «Вольфа». С «Деи» были сгружены продукты, а сам парусник затоплен. Старый капитан «Деи» Джон Рагг плакал, наблюдая с палубы «Вольфа», как гибнет его красавец-парусник. Слезы катились в его седую бороду. Двадцать два года он служил на «Дее», пройдя путь от матроса до капитана...

«Вольф» огибал Австралию с юга, держась самой южной части Тасманского моря. В водах южнее Новой Зеландии Нергер надеялся перехватить пароход с продовольствием и углем. Хотя на рейдере еще не ощущалась нехватка угля, большая его часть была уже израсходована и следовало бы заранее подумать о пополнении запасов топлива.

Нергер надеялся, что именно в этих водах проходит маршрут угольщиков, снабжающих Южную Америку из портов Восточной Австралии. Несколько недель «Вольф» крейсировал в этих водах, но не встретил ни одного судна. Нергер решил подняться севернее, но и там не встретил никого. «Вольф» обогнул Антиподовы острова, прошел севернее Баунти и начал крейсировать у выхода из пролива Кука. Ни одного парохода обнаружено не было.

67
{"b":"5253","o":1}