Содержание  
A
A
1
2
3
...
77
78
79
...
104

Доктор Флуд часто жаловался Нергеру на коварство японцев и близорукость правительства Великобритании. Нергер, в свою очередь, следил, чтобы англо-японские отношения не привели к серьезному конфликту на борту «Вольфа». Следить приходилось тщательно, поскольку многие немецкие матросы от души желали, чтобы «союзники» передрались между собой.

Из всего этого Нергер сделал вывод, что жизнь — это очень странная штука...

VIII

Постановкой минного заграждения у Сингапура были выполнены все задачи, поставленные «Вольфу», и пора уже было думать о возвращении в Германию. Однако Нергер не видел в этом причины упускать какие-нибудь «жирные куски», которые могут попасться на долгом обратном пути. Напротив! Чем дольше тянулся рейд, там больше разыгрывался аппетит у командира «Вольфа».

«Вольф» и испанский угольщик «Игоц Менди», снабжавший немцев углем, ранее предназначенным для нужд британского флота в Коломбо, шли раздельно. Они встречались периодически в условленных местах, где «Вольф» пополнял запасы угля.

Вспомогательный крейсер действовал ныне на обычно очень оживленном судоходном пути между Дурбаном и Австралией, но, к большому удивлению Нергера, в течение многих дней томительного ожидания они не повстречали ни одного судна. Казалось, что судоходство на этой линии прекратилось вообще.

«Вольф» стал спускаться на юг к мысу Доброй Надежды, где его встретил яростный шторм. На рассвете следующего дня, когда первые лучи солнца окрасили восточный горизонт, сигнальщики «Вольфа» обнаружили барк, идущий под штормовыми парусами. Несмотря на крутую волну, парусник был задержан, и на него была отправлена призовая команда. Парусник оказался американским барком «Джон Н. Кирби». Командовал им капитан Эдвард Блюм, имевший команду из восемнадцати человек, полностью состоявшую из американцев. На барке был обнаружен огромный запас продовольствия, мыла и туалетных принадлежностей, а также — двести семьдесят автомобилей.

Все грузы «Джон Кирби» должен был доставить в порты Элизабет и Натан. Нергер обратил внимание, что барк находился гораздо восточнее нужного курса. Причина оказалась очень простой: выходя из Нью-Йорка, парусник повредил единственный имевшийся на борту хронометр, и в дальнейшем долгота определялась по карманным часам командира. Поэтому капитан Блюм не решался подойти к берегу, пока не установится хорошая погода.

Двести семьдесят автомобилей, находившихся в трюмах «Джона Кирби», должны были сыграть важную роль в объявленном англичанами наступлении на последние немецкие колонии в Африке. Так что англичанам снова не повезло.

К сожалению, при столь сильной качке, нечего было и думать о разгрузке в море американского парусника, и он был потоплен на следующий день. Конечно, был искус перегрузить на «Вольф» хотя бы несколько новеньких английских автомобилей, а потом с гордостью разъезжать на них по Килю, Гамбургу и Вильгельмсгафену, но пришлось, скрепя сердце, отправить их «се на дно возле банки Агулла. Пусть лучше Нептун и его придворные получат праздничный выезд, чем англичане их используют в военных действиях против немецких колоний.

Встреча с «Джоном Кирби» произошла 30 ноября — в годовщину выхода «Вольфа» в свой боевой поход.

Далее путь «Вольфа» шел на север, через Южную Атлантику к американскому побережью. После двух безрезультатных недель сигнальщики «Вольфа» обнаружили довольно крупный парусник, идущий встречным курсом. Парусник был очень красив, особенно когда восходящее солнце окрасило его паруса в нежно-розовый цвет. Он, казалось, не плыл, а скользил по воде, как лебедь. «Вольф» преследовал парусник в течение всей ночи. Нергер решил захватить его на рассвете следующего дня — 15 декабря. Красавец-парусник оказался французской шхуной «Маршал Даву», следовавшей под командованием капитана Луи Бре с грузом зерна из Австралии в Дакар.

Сигналам парусник не подчинился и лег в дрейф только после предупредительного выстрела. Защищаться французы не пытались, хотя у них на борту имелись две скорострельные 90-миллиметровые пушки. Радиостанцией они тоже не успели воспользоваться. Это произошло, впрочем, не из-за страха перед немцами, а из-за некомпетентности радиотелеграфиста, которому было семнадцать лет, и в своем деле он не смыслил решительно ничего. Позднее, уже находясь в плену, французы рассказывали, что за весь рейс им не удалось поймать ни одной радиограммы. Для обслуживания орудий на борту «Маршала Даву» находились комендоры французского военного флота. Хотя они пытались оспорить этот факт, но забыли уничтожить фотографии, на которых они красовались в военной форме ВМС Франции, что их и разоблачило.

В трюмах «Маршала Даву» были обнаружены бочки с прекрасным французским вином, что очень обрадовало моряков «Вольфа», поскольку их запасы спиртного подходили к концу. А стакан хорошего вина был лучшим средством от цинги и бери-бери. К тому же, приближались рождественские праздники. Так что, французское вино пришлось очень кстати. На «Вольф» перегрузили также несколько центнеров картошки, живую свинью и стаю почтовых голубей.

Затем «Вольф» и «Маршал Даву» разошлись. Французский парусник отправился на дно, а «Вольф» продолжил свой путь на запад. 20 декабря «Вольф» встретился в условленном месте рандеву с испанским угольщиком «Игоц Менди». Рандеву было назначено восточнее Тринидада, где Нергер рассчитывал пополнить запасы угля и проверить машины перед последним отрезком пути, ведущим обратно в Германию. Испанскому угольщику тоже было необходимо почистить котлы. Кроме того, на «Игоц Менди» настолько истощились все запасы воды и провизии, что Нергер решил передать ему часть своих.

О намерениях Нергера «испанцу» сообщили сигналом, а «Вольфхен» был послан поискать где-нибудь поблизости необитаемый островок. На «Вольфе» почему-то считали Тринидад необитаемым, и наверняка направились бы прямо к нему, если бы удача, баловнем которой был «Вольф», не позаботилась о своем любимце и на этот раз.

Прежде чем Нергер начал осуществлять задуманные мероприятия, радисты «Вольфа» приняли радиограмму на португальском языке, в которой некий адмирал Аделино Мартинес уведомлял какого-то Фернандо Неронго в Тринидаде о том, что с сегодняшнего дня адмирал выполняет обязанности начальника штаба Бразильского флота. При этом Фернандо Неронго именовался «военным комендантом Тринидада». Следовательно, остров не только не был необитаемым, а на нем была развернута военная база с мощным радиопередатчиком, гарнизоном, а возможно, и с дозорными военными кораблями.

Поняв свою ошибку, Нергер немедленно приказал поворачивать на юг. Быть пойманным после годичного успешного рейда совсем не хотелось, и командир «Вольфа» благодарил Бога за вовремя перехваченную бразильскую радиограмму.

Задуманную погрузку угля и ремонт Нергер решил провести в открытом море, у южной границы царствовавшего там юго-восточного пассата. Однако, все оказалось далеко не так просто, как представлялось Нергеру. Зыбь была настолько крупной, что пришвартоваться лагом к «Игоцу Менди» не представлялось никакой возможности. Хотели провести часть работ с помощью шлюпок, но толку от этого было очень мало.

Между тем, подошло уже второе Рождество, которое морякам «Вольфа» пришлось отпраздновать в открытом море. Снова из разных подручных средств были сооружены елки. Сейчас их было даже больше, поскольку пленные тоже праздновали Рождество. Из кокосовой муки были приготовлены миндальные пирожки, выпущен второй номер юмористической стенгазеты и т. п. Пели песни, поднимали тосты и, несмотря на усталость экипажа, настроение у всех было неплохим. Но у моряков теперь было только одно сильное желание — поскорее добраться до дома. На праздничном столе всеобщую радость вызвала картошка, добытая с французского парусника. Семга и омары с «Хитачи-Мару» давно приелись, превратившись в будничную пищу.

25 декабря море стало спокойнее, и «Вольфу» удалось подойти к «испанцу» и начать погрузку угля. «Игоц Менди», чьи трюмы были уже почти пустыми, высоко вылез из воды и продолжал сильно раскачиваться. Несмотря на выставленные кранцы, корабли сильно било бортами.

78
{"b":"5253","o":1}